Версия для печати

Поражение малой кровью

Германии повезло быть недолго оккупированной

В. Литвиненко ограничивается пока первым шагом – сколько «мирных немцев» следовало уничтожить. Он подчеркивает, что Красная армия имела «полное право». Судя по аргументации, автор недоумевает, почему советские войска не воспользовались этим «правом».

Отклик на статью «Бесчинства группы авторов»

Меня как социолога профессионально заинтересовало то затмение, которое нашло на доктора технических наук, когда он начал рассчитывать количество «мирных немцев», которое можно было бы уничтожить. А это уже интересный феномен. Напомню элементарные вещи, а потом перейду к более важным вопросам.

На равное количество человек и за тот же период потери мирного немецкого населения были примерно в полтора раза больше, чем советского

Начнем с того, что в арифметике четыре действия. В. Литвиненко использует деление и умножение (при расчете пропорции), но забывает о сложении и вычитании. Напомню текст: «Гитлеровские войска на советской территории потеряли убитыми примерно 3,5 миллиона человек, а мирных советских людей… уничтожили не менее 14,5 миллиона. То есть за каждого погибшего своего солдата нацисты убили более четырех мирных советских людей. Красная армия, потерявшая… более семи миллионов человек погибшими, придя на территорию Германии, имела полное право уничтожить не менее 28 миллионов мирных немцев». Как подсчитал В. Литвиненко, в реальности «от боевых действий и пребывания Красной армии в Германии погибли не более 0,7 миллиона человек». Что «как минимум в 20 раз меньше» советских потерь.

Этот расчет неверен. В. Литвиненко почему-то забыл о том, что машина войны убивает именно людей, а не статистику, причем в определенных границах – географических и временных. Оккупация советской территории длилась около трех лет, на ней находились примерно 70 миллионов человек (точные данные отсутствуют). Что касается Германии, то за исключением Восточной Пруссии, откуда были эвакуированы все жители (два миллиона), на захваченной советскими войсками части страны время военных действий составит примерно полгода, а численность немецкого населения – от 12 до 15 миллионов, возможно, всего 10–12 миллионов (точные данные отсутствуют). За срок, примерно в шесть раз меньший, и при примерно впятеро меньшем населении потери составили – по В. Литвиненко – 0,7 миллиона. Чтобы сопоставить их с советскими, необходимо 0,7 миллиона сложить тридцать раз – такова пропорция. Что даст 21 миллион человек. Если В. Литвиненко не согласен с методикой данного расчета, пусть спросит профессиональных военных. Таким образом, на равное количество человек и за тот же период потери мирного немецкого населения были примерно в полтора раза больше, чем советского.

Стоит подчеркнуть, что ничего подобного нельзя сказать о потерях гитлеровского вермахта по сравнению с Красной армией – даже по тем данным, на которые опирается В. Литвиненко, ее урон в живой силе был вдвое больше (7 миллионов против 3,5 миллиона).

Остается сформулировать главные вопросы…

1. Почему Красная армия, имевшая почти 1,5-кратное преимущество в живой силе, была разгромлена в 1941 году?!

2. Каким образом немцам удалось захватить гигантскую территорию с 70-миллионным населением?!

3. Почему мирное население не было эвакуировано с территории, которую оставляли советские войска при отступлении?!

4. Почему потери Красной армии были вдвое (или втрое) больше, чем у немецких захватчиков?!

И последнее, может быть, самое важное: почему В. Литвиненко не задает подобных вопросов?! Они его не интересуют?

Владимир Пашинский,
кандидат социологических наук

Опубликовано в выпуске № 9 (722) за 6 марта 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц