Версия для печати

Невыученные уроки «Курска»

Проблема спасания экипажей аварийных подводных лодок решается слишком неспешно
Илюхин Виктор
Фото: morspas.com

19 марта Россия отмечает День моряка-подводника. Хороший повод вспомнить о достижениях, но куда полезнее поговорить о том, насколько наш флот готов к аварийным ситуациям с подводными лодками. Если коротко – планы развития поисковых и аварийно-спасательных средств постоянно срываются.

Катастрофа «Курска», последняя крупная в атомном подводном флоте, выявила целый ряд проблем в поисково-спасательном обеспечении (ПСО) ВМФ. Это и несовершенство организации работ, и недостаток современных судов, и отсутствие необходимой водолазной техники…

Аварии, как правило, всегда ускоряли принятие мер по оснащению флота современными средствами спасения экипажей. После «Курска» тоже были предприняты попытки по совершенствованию сил и средств, предназначенных для спасения личного состава АПЛ. В 2001–2003 годах осуществлена закупка за рубежом телеуправляемых необитаемых подводных аппаратов (ТНПА), глубоководных нормобарических скафандров и другой спецтехники, переработаны и утверждены регламентирующие документы. С учетом полученного опыта разработаны образцы поисково-спасательной и водолазной техники. На некоторых проектах ПЛ внедрены усовершенствованные системы спасения экипажа.

В морских поисково-спасательных операциях последних двух десятилетий подтверждена достаточно высокая эффективность применения нормобарических скафандров

За счет импортной техники возможности спасателей несколько возросли, поскольку многие операции, ранее проводившиеся водолазами в обычном глубоководном снаряжении, стали выполняться ТНПА или с использованием жестких нормобарических скафандров, представляющих по сути мини-батискаф и защищающих оператора от огромного давления. С их помощью ускорилось обследование АПЛ, стала проще доставка средств поддержания жизнедеятельности экипажа аварийной лодки, появилась возможность дистанционного присоединения шлангов системы вентиляции отсеков.

Существенным шагом вперед стала «Концепция развития системы ПСО ВМФ на период до 2025 года», утвержденная министром обороны РФ 14 февраля 2014-го. На первом этапе, рассчитанном до 2015 года, планировалось обеспечение спасателей современными средствами проведения подводных работ и оказания помощи аварийным объектам в море с минимальным ущербом для окружающей среды, глубокая модернизация существующих глубоководных аппаратов, а также начало строительства серии судов проекта 21300 с СГА нового поколения («Бестер-1»).

Второй этап (2016–2020) предусматривает создание многофункциональных спасательных судов дальней морской и океанской, ближней морской зон, пунктов базирования. Появление на свет аэромобильной системы спасения подводников намечено на третий этап (2021–2025). Планируется использование данной системы с неспециализированных судов-носителей или специально дооборудованных боевых подводных лодок.

Кроме того, концепция включает разработку средств спасения в Арктике, в том числе подо льдом с учетом использования ПЛ, конструкции унифицированного спасательного люка (СЛ) с системой шлюзования, установку их на действующие ПЛ при модернизации.

Одинокий «Белоусов»

Что имеем из заложенного в концепцию сегодня? В декабре 2015-го в состав ВМФ вошло спасательное судно проекта 21300 «Игорь Белоусов» с СГА нового поколения проекта 18271 и импортным глубоководным водолазным комплексом ГВК-450. Проведена модернизация четырех спасательных глубоководных аппаратов (СГА) с продлением их срока службы. Однако в части доработки спускоподъемных устройств для обеспечения подъема СГА с людьми, а также установки стыковочного узла с барокамерами для обеспечения декомпрессии подводников задача не выполнена.

Необходимость наличия в системе ПСО ВМФ судов с СГА, оборудованных декомпрессионными барокамерами и модульными средствами поддержания жизнедеятельности экипажа АПЛ, подтверждают проводимые международные учения, участие в которых принимают иностранные суда постройки 70-х годов, дооснащенные в соответствии с современными требованиями. Поэтому актуальность модернизации существующих СС – носителей СГА сохраняется. Основным результатом реализации второго этапа концепции стало создание 11 спасательных буксирных судов проектов 22870, 02980, 23470, 745мп, 22540 и 29 многофункциональных и рейдовых водолазных катеров проектов 23370 и 23040, которые не предназначены для спасания личного состава АПЛ, лежащей на грунте. А завершение строительства серии из пяти судов проекта 21300 и создание многофункциональных спасателей дальней морской и океанской зоны, предусмотренные на этом этапе, еще не начинались. Не уточнены требования к серийному судну проекта 21300, учитывающие опыт проведения испытаний и эксплуатации головного, не решен вопрос с возможностью создания отечественного глубоководного водолазного комплекса. Продолжение строительства серии запланировано до 2027 года. Это позволяет нашей стране в должной степени реализовать имеющийся научно-технический задел в области отечественных глубоководных водолазных технологий и использовать его для решения задач освоения Мирового океана.

Для ГВК места нет

Технологии водолазных работ методом длительных погружений за последние четверть века за рубежом практически не развиваются. И не только потому, что работоспособность человека на больших глубинах весьма низка, а главным образом по причине стремительного совершенствования робототехники. Кстати, верхняя крышка аварийно-спасательного люка 9-го отсека АПРК «Курск» была открыта как раз при помощи манипуляторов зарубежного НПА. В морских поисково-спасательных операциях последних двух десятилетий подтверждена достаточно высокая эффективность применения ТНПА и нормобарических скафандров, которые в отличие от ГВК занимают на судне-спасателе значительно меньше места. Вместе с тем полностью заменить водолаза они пока не могут. Поэтому потребность в нем на глубинах до 200–300 метров при решении ряда военных и гражданских задач сохраняется.

Существующие за рубежом суда с ГВК предназначены, как правило, для выполнения водолазных и подводно-технических работ для гражданских нужд на глубинах до 500 метров, но могут привлекаться к аварийно-спасательным работам ВМФ, как это было с АПК «Курск». Что касается тенденций развития систем спасания личного состава лежащей на грунте АПЛ в ВМС иностранных государств, то они заключаются в создании мобильных комплексов, позволяющих спасать экипажи аварийных подводных лодок с глубин до 610 метров, и в размещении их на гражданских судах. В комплект, транспортировать который можно автомобильным и авиационным транспортом, входят СГА, вмещающий до 16 спасаемых, нормобарический скафандр с предельной глубиной погружения 610 метров, ТНПА с рабочей глубиной до 1000 метров, декомпрессионные барокамеры. Глубоководных водолазных комплексов в составе этих систем нет.

Спасайтесь сами

Опыт проведения спасательных операций свидетельствует, что при удаленности мест дислокации сил ПСО от возможного нахождения аварийной ПЛ своевременное прибытие судна для поддержания жизнедеятельности и эвакуации личного состава не всегда реально. Нужно учитывать и то, что сложные гидрометеорологические условия в районе аварии ПЛ накладывают ограничения, порой существенные. В частности, из-за сильного волнения моря прерывали свою работу СГА при попытках состыковаться с АПЛ «Курск», приостанавливала работу водолазов даже погружная платформа «Регалия».

В то же время экстремальные факторы в отсеках аварийной АПЛ – наличие вредных газов, повышенные давление и температура – существенно ограничивают время выживания личного состава. Экипаж может не дождаться помощи извне. В таких случаях необходимо принимать решения на самостоятельный выход, который при определенных условиях является единственным способом спасения.

Несмотря на то, что проектантами выполнен ряд проработок, направленных на решение вопросов более эффективного использования всплывающих камер, автоматизации шлюзования и сокращения времени этого процесса, сохраняется необходимость совершенствования всех элементов спасательного комплекса ПЛ. Сравнение отечественных систем шлюзования с зарубежными показывает: на выход наших подводников затрачивается значительно больше времени, что весьма влияет на эффективность спасательной операции. Не решен вопрос всплытия на поверхность спасательных плотов с АПЛ, лежащей на грунте. А это позволило бы существенно увеличить вероятность выживания подводников до подхода спасателей. Если бы сегодня речь шла именно о «Курске», то при наличии на ПЛ более совершенного комплекса спасательных средств части экипажа удалось бы выйти на поверхность.

Подводные и гражданские

Составляющие в настоящее время основу системы ПСО ВМФ СС с СГА обладают большим недостатком: они не только неспособны выполнять операции в районах, покрытых льдом, но и на свободной воде становятся неэффективными при усилении волнения. В таких ситуациях отличным вариантом, обеспечивающим и оперативное прибытие к месту аварии, и куда меньшую зависимость от метеоусловий, является спасательная подводная лодка – специально дооборудованная боевая ПЛ, появление которой предусмотрено третьей очередью концепции.

Вспомним, что в конце 70-х в Советском Союзе были построены две спасательные дизельные ПЛ проекта 940. В 1981 году во время проведения спасательных работ на Тихоокеанском флоте СПЛ подтвердила свою эффективность, однако обе лодки в конце 90-х были выведены из состава флота и ВМФ до сих пор не получил ничего равноценного.

Опыт последних крупных аварийно-спасательных работ на АПЛ (1989-й – «Комсомолец», 2000-й – «Курск») свидетельствует: к выполнению задач привлекаются все суда независимо от ведомственной принадлежности, что подтверждает актуальность и необходимость взаимоувязки технических требований. Устойчивой тенденцией развития спасательных судов ФБУ «МСС Росморречфлот», созданных по федеральным программам, является создание многофункциональных судов, которые могут быть использованы в спасательных операциях для нужд ВМФ. На большинстве СС Морспасслужбы имеются ТНПА различного класса для выполнения подводно-технических работ на глубинах до трех тысяч метров. Российская компания АО «Межрегионтрубопроводстрой» располагает судном специального назначения «Кендрик» с мобильным глубоководным водолазным комплексом МГВК-300 для обеспечения спусков до 300 метров и ТНПА для подводно-технических работ до трех тысяч метров.

При отсутствии до настоящего времени на Северном флоте СС с ГВК, а также с появлением в аварийно-спасательных формированиях Минтранса и коммерческих фирм современных средств очевидна целесообразность проведения совместных учений ВМФ и других ведомств по оказанию помощи и спасанию личного состава АПЛ, лежащей на грунте. В концепции же предусмотрены только учения со странами НАТО, государствами Азиатско-Тихоокеанского региона и другими заинтересованными государствами, международными организациями.

Уже сегодня можно констатировать факт невыполнения первых двух этапов реализации концепции. Сравнивая нынешнее состояние сил и средств спасания экипажей АПЛ с 2000 годом, можно видеть, что существенные изменения коснулись только Тихоокеанского флота. Потому крайне необходима актуализация «Концепции развития системы ПСО ВМФ на период до 2025 года» в части мероприятий и сроков их реализации. И сделать это нужно оперативно, помня слова историка Василия Ключевского: «История не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков».

Справка «ВПК»

Виктор Николаевич Илюхин, капитан 1-го ранга в запасе, доктор технических наук, профессор, лауреат Государственной премии РФ в области науки и техники, заслуженный изобретатель РФ, водолазный специалист. С 1989-го и до увольнения в запас в 2010-м руководил научной работой в 40-м Государственном научно-исследовательском институте аварийно-спасательного дела, водолазных и глубоководных работ Министерства обороны РФ. С 2010 года – председатель некоммерческой организации «Ассоциация развития поисково-спасательной техники и технологий.

Виктор Илюхин,
доктор технических наук, профессор, лауреат Государственной премии РФ в области науки и техники

Опубликовано в выпуске № 10 (723) за 13 марта 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц