Версия для печати

Перейти от слов к делу

Анохин Владимир
В Эстонии вступил в силу закон "О защите воинских захоронений", в соответствии с которым правительство получает право самостоятельно принимать постановления о перезахоронении останков солдат из братских могил даже вопреки воле родственников погибших, решениям муниципальных властей (муниципалитет Таллина, как известно, против сноса "Бронзового солдата" - памятника советскому Воину-освободителю) и без учета общественного мнения. Памятники возле воинских могил по новому закону могут быть демонтированы, перенесены на новое место и восстановлены фрагментарно, а не в прежнем виде. В переводе с бюрократического языка на официальный эстонский - закон позволяет освободить "маленькую, но гордую Эстонию" от напоминаний о кошмаре "советской оккупации". В переводе же на русский, эстонский и любой другой человеческий язык - он дает право последышам эстонских нацистов безнаказанно осквернять могилы воинов, павших в Великой Отечественной войне.


НЕОБХОДИМЫ РЕШИТЕЛЬНЫЕ ШАГИ ПО ВВЕДЕНИЮ ДЕЙСТВЕННЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ САНКЦИЙ ПРОТИВ эСТОНИИ


В Эстонии вступил в силу закон "О защите воинских захоронений", в соответствии с которым правительство получает право самостоятельно принимать постановления о перезахоронении останков солдат из братских могил даже вопреки воле родственников погибших, решениям муниципальных властей (муниципалитет Таллина, как известно, против сноса "Бронзового солдата" - памятника советскому Воину-освободителю) и без учета общественного мнения. Памятники возле воинских могил по новому закону могут быть демонтированы, перенесены на новое место и восстановлены фрагментарно, а не в прежнем виде. В переводе с бюрократического языка на официальный эстонский - закон позволяет освободить "маленькую, но гордую Эстонию" от напоминаний о кошмаре "советской оккупации". В переводе же на русский, эстонский и любой другой человеческий язык - он дает право последышам эстонских нацистов безнаказанно осквернять могилы воинов, павших в Великой Отечественной войне.
{{direct_hor}}
Закон вызвал бурную реакцию в России. Не успели эстонские парламентарии приступить к обсуждению законопроекта, как российский МИД заявил, что "в Таллине должны отдавать отчет, к каким политическим последствиям для отношений с Россией приведет реализация этой кощунственной затеи". Сразу же после принятия закона посол Эстонии была вызвана в МИД России, где ее предупредили: "Практическая реализация этих планов будет чревата серьезными последствиями для российско-эстонских отношений". Государственная Дума приняла жесткое заявление в адрес Эстонии и пригрозила ей экономическими санкциями. Практически все политические и общественные деятели РФ выступили с осуждением действий эстонских властей. Общественное возмущение выплеснулось на страницы газет и экраны телевизоров. Казалось бы, остается только радоваться: Москва продемонстрировала волю и готовность решительно защищать национальные святыни. Однако радоваться пока нечему. Более того, именно в реакции на эстонский закон, как в капле воды, ярко проявился целый клубок крайне опасных, болезненных тенденций в российском правящем слое, а эти тенденции на самом деле и являются главной угрозой интересам государства и его национальным святыням.

Что мы имеем в сухом остатке? Во-первых, прекращается общение депутатов Государственной Думы с представителями политических сил Эстонии, инициировавших принятие закона о воинских захоронениях. Во-вторых, обращение в международные инстанции с указанием на возрождение нацизма в Эстонии и призывом защитить память солдат антигитлеровской коалиции. В-третьих, Россия обещает ухудшить отношения с Эстонией и рассмотреть вопрос о применении к ней закона "О специальных экономических мерах", позволяющего вводить экономические санкции против недружественных государств.

Возможно ли такими мерами предотвратить надругательство над могилами солдат, победивших в самой страшной за всю тысячелетнюю историю России войне? Давайте рассмотрим по порядку.

Обращение в международные инстанции преподносится как сильный ход. Политологи доказывают, что главная цель эстонских властей - спровоцировать Россию на жесткие ответные меры и под крики об угрозе российского империализма заставить ЕС и НАТО закрыть глаза на этнократический, антидемократический характер сформировавшегося в этой стране режима. Нас призывают не поддаваться на провокации, проявить не грубую силу, а разум и дать неожиданный асимметричный ответ. Европа, мол, очень чувствительна к любым проявлениям антисемитизма, фашизма и ксенофобии, поэтому наша задача - направить правозащитную энергию европейских структур в нужное русло, решить руками ЕС проблему защиты советских воинских захоронений, переведя противостояние из плоскости "Россия-Эстония" в плоскость "фашизм-антифашизм". На первый взгляд такой подход к решению проблемы может быть достоин хитроумного Одиссея, за одним небольшим "но" - он абсолютно не реализуем на практике. Правящие круги стран Запада прекрасно осознают геополитические интересы своих государств, как и Европы в целом, неукоснительно руководствуются ими, так что никакая демагогия не заставит их действовать во вред себе. К сожалению, это не теория, а практика.

Генеральная ассамблея ООН по инициативе России подавляющим большинством голосов приняла резолюцию "Недопустимость определенных видов практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости". В резолюции, хотя и без упоминания прибалтийских республик, особо подчеркивается, что возведение монументов в честь эсэсовцев, проведение их шествий и другие подобные действия оскверняют память жертв фашизма и являются абсолютно несовместимыми с обязательствами государств-членов ООН. США - наш союзник по антигитлеровской коалиции! - проголосовали против этого, а все члены ЕС, в том числе и представители стран, сражавшихся с фашизмом, и государств, в которых малейший намек на симпатию к национал-социализму и Третьему рейху карается тюремными сроками, воздержались. Ничего удивительного в таком поведении демократий Запада, столь "чувствительных к проявлениям фашизма и антисемитизма", не было: они понимали, что резолюция объективно направлена против вассальных им антироссийских режимов Прибалтики. Показательно и то, что официальные представители Евросоюза сразу после принятия закона "О защите воинских захоронений" назвали его внутренним делом Эстонии, а канцлер Германии, недавно предложившая на всей территории ЕС ввести уголовную ответственность за отрицание холокоста и использование нацистской символики, демонстративно отказалась осудить действия эстонских властей. Комментарии, как говорится, излишни. Не знать всего этого наши "хитроумные" политологи не могут, следовательно, все их предложения опять для внутреннего пользования: смотрите, как Россия тонко и умно бьется за свои национальные святыни, ну а что ничего не получилось, так это коварные европейцы со своими двойными стандартами виноваты.

Перспектива обострения отношений с Россией власти Эстонии ничуть не пугает. Вся эстонская политико-экономическая система сложилась в 90-е гг. в рамках уникальной, возможной лишь на постсоветском пространстве концепции "прифронтового" государства. С одной стороны, положение "прифронтового" государства обеспечивает Эстонии политическую поддержку этнократического режима и финансово-экономические вливания со стороны Запада. С другой, напряженность во взаимоотношениях с Россией ничуть не мешает эстонской экономике извлекать максимум прибыли. Достаточно вспомнить, каким образом Эстония вышла на второе место в мире по экспорту цветных металлов. За последние 15 лет эстонские власти уже привыкли, что противостояние с Россией приносит только дивиденды и никаких убытков и без него их страна в нынешнем виде не только развиваться, но и существовать не может.

Казалось бы, именно поэтому угроза введения экономических санкций способна охладить горячие головы эстонских политиков и предотвратить надругательство над могилами наших воинов. Однако и здесь все не столь однозначно. Официальная позиция российской власти по вопросу санкций на сегодняшний день сформулирована только в заявлении Государственной Думы, и она сводится к тому, что уже после осквернения воинских захоронений будет рассматриваться вопрос о введении экономических санкций. В Эстонии не могут не понимать, что между этой позицией и реальной угрозой санкций дистанция огромного размера.

Когда действительно хотят добиться результата, говорят и поступают совсем иначе. Французский парламент в 2006 г. принял закон, предусматривающий уголовную ответственность за отрицание геноцида армян, совершенно неприемлемый с точки зрения Турции. Мы сейчас не будем рассматривать, кто в данном историческом споре прав, для России здесь нет вопросов. В данном случае для нас важно иное. Не успела нижняя палата французского парламента принять закон, как Турция сразу же объявила, чем обернется для Франции его утверждение сенатом, а чтобы никто не сомневался в серьезности намерений, уже через пару недель стала частично проводить обещанные меры в жизнь. Францию устранили из тендеров на поставки крупных партий вертолетов, от участия в проекте строительства подводных лодок, прекратили закупки французских танков. По решению правительства аннулировали 5-миллиардный контракт, предусматривающий участие французских фирм в строительстве атомных электростанций. Турецкие бизнесмены в массовом порядке стали сворачивать деловые отношения с французскими фирмами. И верхняя палата французского парламента уже четыре месяца не находит возможности рассмотреть данный закон... По мнению большинства экспертов, закон почти не имеет шансов вступить в силу.

На фоне франко-турецкого конфликта, а также с учетом разницы в весовых категориях между Францией и Турцией, Россией и Эстонией, вполне естественно, что эстонские политики демонстрируют олимпийское спокойствие, гордую непреклонность и мужество перед "русским медведем". С их точки зрения все продолжает развиваться по привычной и многократно обкатанной за последние 15 лет схеме и никаких поводов к пересмотру намерений в отношении могил советских солдат нет. Более того, последние заявления высокопоставленных представителей российской законодательной и исполнительной власти лишь укрепляют их уверенность. Все чаще стали раздаваться голоса о том, что санкции - не наш метод, да и пользы от них нет якобы никакой. В доказательство приводят санкции против Грузии, которые якобы никакого влияния на политику Михаила Саакашвили не оказали, но нанесли ущерб традиционной российско-грузинской дружбе и авторитету России на Кавказе. Звучит на первый взгляд убедительно, однако кто и когда объявлял экономические санкции против режима Саакашвили? Все наши чиновники, как черт от ладана, шарахались от слова "санкции" и невнятно бормотали про споры хозяйствующих субъектов. Ситуация с Грузией развивалась совсем в иной системе координат, нежели нам преподносили СМИ.

Влиятельные круги в российском правящем слое тогда попали в сложное положение. Не считаться с волей президента Владимира Путина, направленной на отстаивание государственных интересов России на Кавказе, они не могли: можно потерять посты. Но всем известно, что грузинский режим - верный слуга "товарища волка", то есть, выполняя волю своего (российского) президента, легко поставить под угрозу свои счета в иностранных банках, зарубежную собственность, обеспеченное будущее в цивилизованном мире. И что в итоге? Миграционная служба вдруг обнаружила незаконных грузинских иммигрантов и стала с помпой самолетами высылать их на историческую родину (сейчас их опять в упор никто не видит); милиция столь же неожиданно выяснила, что игорные дома принадлежат "неведомо откуда взявшимся" грузинским авторитетам, и устроила образцово-показательные маски-шоу (ныне эти казино вновь процветают)... Отличились на этом поприще и многие другие службы. Телеканалы и информационные агентства всех стран лихорадило от активности наших правоохранителей. Результат: рвение показали и режиму Саакашвили не навредили.

В отношении Эстонии противоречия между личными интересами части российской политической элиты и государственными интересами России проявятся многократно сильнее. В отличие от Грузии, полноценные и эффективные экономические санкции против Эстонии, даже без вмешательства "товарища волка", нанесут прямой и непосредственный удар по финансам определенных влиятельных кругов. Известна тяга некоторых представителей элиты к тихим прибалтийским банкам, ну а размер прибылей некоторых компаний от эстонского транзита с трудом поддается подсчету. Насколько все это серьезно, свидетельствует пример строительства Балтийской трубопроводной системы, альтернативной трубопроводу на латвийский Вентспилс. Благодаря БТС удалось существенно уменьшить транзитную зависимость России от недружественных прибалтийских режимов. Однако без неоднократного и прямого вмешательства Владимира Путина эта система и по сей день бы не работала. Кстати, именно тогда впервые в новейшей истории России из уст первого лица государства прозвучало слово <саботаж>. Легко догадаться, что и противодействие попытке ввести против эстонских последышей нацизма всесторонние экономические санкции будет не менее изощренным и ожесточенным - и они об этом прекрасно знают...

За время, прошедшее с момента вступления пресловутого закона в силу, эстонские политики еще более уверились в возможности безнаказанно игнорировать Россию, не обращать внимания на нашу грозную риторику. Свидетельство тому - произнесенная 2 февраля в годовщину Тартуского мира президентом Эстонии речь. Президент, открыто гордящийся своим отцом-эсэсовцем, заявил, что в ХХ в. Эстония дважды победила Россию: сначала в эстонско-русской освободительной войне (кто про нее слышал?), а затем и холодной войне (США отдыхают). Поэтому в ХХI в., уверен эстонский президент, "мы также не должны придавать чрезмерного значения направленным против Эстонии демонстрациям и угрозам, которые исходят из соседнего государства. Вместо этого давайте обеспокоимся тем, что спустя более чем 15 лет после восстановления независимости у нас недостает научных данных о том, кто точно и какие деяния совершал в оккупированной Эстонии в 1945-1991 годах".

Причина наглости и самоуверенности эстонских правителей кроется не в их силе, не в поддержке Запада, а в нас. Их источник - еще не до конца преодоленные болезненные явления в российском правящем слое, сформировавшемся в период 90-х годов (конфликт между личными и государственными интересами, пораженческое сознание, низкая исполнительская дисциплина, доведенное до совершенства умение казаться, а не быть и многое другое). Вместе с тем поводов впадать в уныние и опускать руки нет. Сейчас не 1997-й, а 2007-й. Страна выздоравливает, и здоровые силы в российском обществе и во властных структурах за оставшиеся месяцы вполне могут предотвратить намеченные на май акты вандализма и показать Таллину, что цвет времени изменился.

Все возможности у нас есть. Эстония зависит экономически от России гораздо сильнее, чем Франция от Турции. Значительная часть жителей Эстонии в данном вопросе наши союзники. Причем не только русские, но и эстонцы. Большая часть эстонцев сражалась в рядах Советской армии, а не в частях СС. В Великих Луках стоит величественный памятник воинам Эстонского стрелкового корпуса, павшим в кровопролитных боях за этот город. Легко догадаться, как их дети и внуки относятся к планам эстонской власти осквернить могилы советских солдат. Влиятельные правозащитные и еврейские организации, в отличие от западных правительств, также могут быть нашими союзниками. Показательна резолюция конгресса русскоязычных евреев с резким осуждением закона "О защите воинских захоронений". Правительства стран ЕС и США не будут давить на Эстонию, но и открыто поддерживать ее в столь щекотливом вопросе, при условии разумности нашей политики, они тоже не станут. Все возможности отстоять национальные святыни у России действительно есть. Главное - перейти от слов к делу.

Владимир АНОХИН
вице-президент Академии геополитических проблем

Игорь ШИШКИН
главный редактор "Народного радио"

Опубликовано в выпуске № 6 (172) за 14 февраля 2007 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...