Версия для печати

Ахилл – похититель атома — часть II

Агенты ФБР пасли советского нелегала два года, но остались ни с чем
Кондрашов Вячеслав

Ценность информации, которую добывал Артур Адамс, была настолько велика, что Центр разрешил ему привлекать агентов, не согласовывая выбор с Москвой.

Окончание. Начало читайте в предыдущем номере.

Начальник Разведупра Ян Берзин решил пригласить Адамса перейти в Разведывательное управление РККА и готовить к специальной командировке. И тот, уже отпраздновавший пятидесятилетие, занимавший высокий пост, соответствующий по современным понятиям рангу замминистра, принял неожиданное предложение. Берзин подробно рассказал о значении для государства военно-технической разведки, по линии которой предполагалось использовать этого высококлассного специалиста. Адамс согласился с тем, что на новом месте может принести больше пользы социалистической Родине, укрепив тем самым ее военную безопасность в ухудшающихся международных условиях.

Подготовка продолжалась почти девять месяцев. Опытные инструкторы делились с Адамсом опытом выполнения разведывательно-информационных задач за рубежом. Он узнал, как привлекать к сотрудничеству с военной разведкой, встречаться с агентами, соблюдая безопасность и конспирацию. Особое внимание уделяли выявлению слежки и уходу из-под наблюдения. Среди учителей был один из руководителей военно-технической разведки, заместитель начальника 3-го отдела Дмитрий Мурзин. В Разведупре надеялись, что прежний жизненный опыт и полученные знания позволят неофиту добиться успеха.

За полгода работы Адамс отправил в Центр более пяти тысяч документов о разработках американского ядерного оружия

Решением Центра Адамсу, несмотря на риск провала, предстояло работать в США. Нелегала тщательно инструктировали, как избегать встреч с прежними знакомыми и поступать при неожиданных контактах с ними. Ожидание успеха от человека, хорошо знавшего Соединенные Штаты, заставило Разведупр пойти на это.

В конце 1935 года в США прибыл радиоинженер из Канады. Один из рекомендованных Центром местных граждан – сочувствующий коммунистам владелец фирмы по производству радиооборудования Самуэль Новак письменно подтвердил американским миграционным властям, что канадец – квалифицированный специалист, имеющий десятилетний профессиональный опыт. Это позволило разведчику надежно легализоваться и приступить к выполнению задания. Ахилл, такой оперативный псевдоним был присвоен ему в Москве, должен был создать агентурную группу, способную добывать ценную информацию.

Первые полтора года пребывания в США ушли на закрепление положения в соответствии с легендой. Выдавая себя за торговца химическими реактивами, Адамс снял квартиру в Нью-Йорке. Спустя время стал работать «частично занятым инженером», что позволяло наладить контакты с представителями различных фирм.

Адамс основал фирму «Технологические лаборатории», начал закупать радиооборудование, лампы, детали. Постепенно завязались полезные для дела знакомства. Используя полученные в Центре навыки, он привлек к сотрудничеству нескольких американцев. В Нью-Йорке среди его контактов были импортер стали Джулиус Хеуман и владелица ювелирного салона на престижной Мэдисон-авеню Виктория Стоун. Уже в 1937 году в Москву стали поступать ценные материалы – описания техпроцессов на предприятиях радиотехнической промышленности США. Эти данные были высоко оценены в Разведупре.

Один из источников передал несколько десятков документов, содержащих описания радиосредств, используемых в сухопутных войсках США. После их изучения в Москве приказом наркома обороны Ворошилова была создана специальная комиссия для внедрения американского опыта в систему управления войсками.

Однако в середине 1938-го Ахилл получил указание Центра возвратиться в СССР. Прибыв в Москву, Адамс узнал, что уволен из военной разведки. Основанием явилось представление НКВД с обвинением в связи с троцкистом Блюгерманом из компартии Канады, а также в закупках американского оборудования по якобы завышенным ценам во время работы в Авиатресте.

Это был сложный период в истории нашего государства, связанный с разоблачением врагов народа в государственных, партийных и военных структурах. К сожалению, репрессии затронули и спецслужбы. В Управлении нелегальной разведки РУ прошли необоснованные чистки, но там всячески пытались защитить своих сотрудников, чтобы сохранить зарубежный аппарат, созданный многолетними трудами. Поскольку человек, написавший донос на Адамса, был арестован и осужден, обвинения в адрес успешно работавшего в США нелегала были признаны в Разведупре ложными, в этом удалось убедить и органы НКВД.

Ахилл вызывает Мольера

В начале 1939 года Адамса восстановили на службе, он продолжил спецкомандировку. Пришлось готовить и обеспечивать легенду, объяснявшую его длительное отсутствие в Америке.

После нападения фашистской Германии на СССР число добровольных помощников нелегала, понимавших, что он работает в интересах Советского Союза, увеличилось. Многие американцы – ученые, инженеры, бизнесмены, юристы, врачи-бактериологи и руководители ведущих медлабораторий – стали оказывать разведчику помощь, делясь ценной информацией. Адамс работал очень результативно: в короткое время он завербовал 16 агентов, от которых получил и направил в Центр 367 ценных документов военно-технической направленности. Один из источников – химик из Колумбийского университета Кларенс Хиски передал материалы о разработке в США новых рецептур боевых отравляющих веществ, отчеты о проведенных исследованиях, раскрывавших влияние этих ОВ на человека, а также образцы новых американских средств индивидуальной защиты личного состава. После получения Центром добытых сведений их направили в Главсанупр РККА, где данные Ахилла получили высокую оценку.

С учетом расширяющихся возможностей разведчика-нелегала Центр ставил перед ним все более сложные задания. Они содержали разделы по химическим исследованиям, военной авиации, танковой промышленности, радиотехнике и электромеханике. Одно из них требовало добывания материалов о лабораторных и полевых испытаниях всех установок поражающего действия, работающих на принципах электростатических, тепловых, ультразвуковых, световых и ультракоротковолновых электромагнитных воздействий, которые создают изобретатели так называемых лучей смерти. Ахиллу рекомендовали ограничиться поиском подходов к атомным секретам Америки.

А помог ему тот самый Хиски, в начале 1944 года сообщивший, что его знакомый, известный ученый, занимается разработкой теоретических основ создания нового оружия огромной разрушительной силы. У него прямой доступ к секретным документам. Ахилл условным сигналом вызвал на конспиративную встречу Мольера – главного резидента ГРУ в Нью-Йорке. Тот дал предварительное согласие на привлечение к работе нового источника и тут же отправил донесение в Москву. Спустя сутки разрешение от Центра было получено. До сих пор неизвестно, кто был Кемп – носитель столь важной информации.

Ученый, относившийся с симпатией к Советскому Союзу, несущему основную тяжесть войны с фашистской Германией, не хотел, чтобы новое разрушительное средство оказалось в руках политиков только одной страны, что могло негативно сказаться на будущем человечества. В ходе следующего контакта он должен был передать разведчику документальные материалы.

Адамс понимал, что такая удача редко встречается сотруднику разведки, но, как того требовали строгие правила ведения специальной деятельности, запросил согласие Центра на проведение операции. Незадолго до этого в Москве под председательством члена ГКО, наркома внутренних дел Лаврентия Берии состоялось совещание, в котором приняли участие руководители внешней разведки НКГБ и Наркомата обороны. В СССР знали, что англичане и американцы втайне от своего союзника по антигитлеровской коалиции начали работы по созданию ядерного оружия. Сталин требовал повысить эффективность деятельности советских разведчиков по этому, крайне важному для безопасности государства направлению.

Руководство НКГБ посчитало, что этого можно добиться передачей всех агентурных связей военной разведки, добывающих сведения об атомных секретах, в их ведомство. Это достаточно спорное предложение получило одобрение руководства страны, и с ним вынужденно согласился начальник ГРУ Иван Иванович Ильичев.

24 февраля 1944 года Ахилл получил из Центра указание: контакты с его новым источником прекратить. Как оказалось, во внешней разведке НКВД знали об ученом, разрабатываемом Разведупром, и планировали выйти на него сами. Однако Адамс за день до этого уже встретился с источником. Он получил от американца портфель с документами, который наутро требовалось вернуть. Ахилл предусмотрительно захватил с собой фотоаппарат и несколько запасных кассет. Несколько часов Адамс фотографировал около тысячи листов секретных документов, содержавших подробные сведения о работах по 18 программам американского атомного проекта. В портфеле также находились два кусочка чистого урана и бериллия, которые нелегал мог забрать с собой.

На следующий день все материалы были переданы представителю Центра и с ближайшей оказией отправлены в Москву. Одновременно Ахилл составил личное письмо начальнику ГРУ: «Дорогой Директор!

Обычно я ограничиваюсь передачей материалов без сопроводительного письма… На сей раз характер посылаемого материала настолько важен, что потребует как с моей стороны, так и с Вашей… пристального внимания и срочных действий вне зависимости от степени нагрузки, которая, я не сомневаюсь, у Вас в настоящее время огромна.

Не знаю, в какой степени Вы осведомлены о том, что здесь, в США усиленно работают над проблемой использования урания… в военных целях… Могу доложить, что эта работа здесь находится в стадии технологического производства нового элемента – плутониума, который должен сыграть огромную роль в настоящей войне…

Для характеристики того, какое внимание уделяется этой проблеме в США, могу указать следующее.

1. Секретный фонд в один миллиард долларов, находящийся в личном распоряжении президента США, уже почти израсходован на исследовательскую работу и работу по созданию технологии производства указанных раньше элементов. Шестеро ученых с мировыми именами – Ферми, Аллисон, Комптон, Урей, Оппенгеймер и другие (большинство имеют Нобелевскую премию) стоят во главе этого атомного проекта.

2. Тысячи инженеров и техников заняты в этой работе. Сотни высококвалифицированных врачей изучают влияние радиоактивного излучения на человеческий организм… Специальная комиссия, состоящая из наивысших военных чинов и ученых, руководит этими работами.

3. Три основных метода производства плутониума применялись в первоначальной стадии исследования: диффузионный метод, массоспектральный метод и метод атомной трансмутации. По-видимому, последний дал самые положительные результаты… Созданы новые химические и физические организации по производству ряда вспомогательного оборудования и материалов. Так, например, производство тяжелой воды, которая раньше была лабораторной редкостью, теперь нужна в количестве сотен тонн. В посылаемых документах имеются спецификации на все материалы, идущие в процесс производства… В стадии строительства находится несколько заводов, и все они размещены в районах крупного производства электроэнергии… Уран добывается в Канаде.

4. Мой источник – специалист высокой квалификации. Он был бы еще более полезен нам, если бы с ним могли встретиться наши физики и химики… нужно в срочном порядке… ознакомиться с посылаемым мною материалом. Это огромная работа. Это только начало. Я буду еще несколько раз получать от него материалы. С первой оказией ушло около тысячи страниц. Материал совершенно секретный…

5. Мой источник сообщил, что уже проектируется снаряд, который будет сброшен на землю. Своим излучением и ударной волной этот взрыв уничтожит все живое в районе сотен миль. Он не желал бы, чтобы такой снаряд был сброшен на землю нашей страны. Сейчас проектируется полное уничтожение Японии, но нет гарантии, что наши союзники не попытаются оказать влияние и на нас, когда в их распоряжении будут такие возможности… Нам обязательно нужно иметь такое же оружие, и мы теперь имеем возможность получить достаточно данных, чтобы самим вести работы в этом направлении…

6. Посылаю образцы ураниума и бериллия.

С приветом, Ахилл».

После получения Центром материалов их направили для оценки наркому химической промышленности СССР Михаилу Первухину. Вскоре поступил ответ: «Все… материалы… представляют исключительную ценность». Резолюция основывалась на заключении, сделанном академиком Курчатовым, возглавлявшим работы по советскому атомному проекту. Он в то время занимался созданием уранграфитового реактора для производства плутония, материалы Ахилла помогли ему в решении сложных технологических вопросов.

Курчатов, в частности, отмечал: «Материал для нас исключительно ценен, потому что наряду с результатами теоретических расчетов он содержит схемы и описания опытов, протоколы наблюдений и испытаний, точные чертежи разного рода устройств, конкретные данные по аппаратуре с указанием производящих их фирм».

В десятикилограммовой упаковке находились флакон тяжелой воды и 18 кусочков урана, бериллия и других веществ

Разведывательное управление довело кратко до Ахилла эту оценку, а также сообщило о премировании двухмесячным окладом. Центр разрешил продолжить работу с источником, отменив прежнее указание. Коллег из НКГБ проинформировали, что при столь тесных связях с американским ученым целесообразно оставить его на связи с военной разведкой.

Адамс, которому исполнилось 59 лет, испытывавший проблемы со здоровьем (особенно мучил поврежденный в юности позвоночник) и в последнее время – со зрением, чувствовал особую гордость за результаты своей работы, понимая, какое они имеют значение для Советского государства. Он продолжил контакты с уникальным источником, соблюдая все меры безопасности. На очередной встрече Кемп передал очередную подборку документов. В Центр ушло 2500 фотокадров, Ахилл лично израсходовал 69 кассет. Снимки были высокого качества, несмотря на трудные условия копирования в неподготовленном помещении, ведь специальной фотостудии у нелегала не было. Вместе с документами источник передал новые образцы специальных материалов, используемых в атомной программе. В десятикилограммовой упаковке находились флакон тяжелой воды и 18 кусочков урана, бериллия и других веществ. Все это вновь получило высокую оценку специалистов, работавших по советскому ядерному проекту. В мае, июне и августе 1944 года Ахилл направил в Москву еще 1500 снимков секретных материалов о создании нового вида оружия. Всего же за полгода Адамс переправил в Центр около 5000 фотокадров, отснятых с секретных документов об атомной программе и разработке ядерных боеприпасов в США. В советские НИИ поступили образцы новых элементов и материалов, используемых при создании оружия разрушительной силы. Другие структуры советской разведки подобными данными не располагали.

Начиная с осени 1944 года источник Адамса перестал выходить на встречи. Как удалось установить, он получил серьезную дозу радиации и тяжело заболел.

Пытаясь найти новые возможности получения необходимых Центру сведений, Ахилл искал контакты с людьми, связанными с секретными разработками. Генерал Ильичев разрешил вербовать агентов без санкции Центра, что беспрецедентно в истории советской военной разведки. При этом учитывались исключительные заслуги Адамса и его опыт успешного решения агентурных задач.

Как уходил «старик»

В США в это время усилилась деятельность ФБР и военной контрразведки по охране атомного проекта. Периодически контролировали людей, обладающих закрытой информацией о создании нового вида оружия. В одну из таких акций агенты ФБР зафиксировали встречу в парке работника засекреченного предприятия с пожилым человеком (в сводке наружного наблюдения он был назван «стариком»). Что-то вызвало у фэбээровцев подозрения, началось расследование.

Оперативники выяснили, что Адамс находится в США незаконно – у него фальшивый канадский паспорт. Сразу установить хотя бы национальность иностранца ФБР не удалось, особых подозрений он не вызывал (Ахилл редко проводил встречи с агентами), но за ним все же установили плотное наблюдение. Вскоре оно дало результаты: «старик» конспиративно встретился с представителем советского консульства в Нью-Йорке. Расследование активизировалось, была собрана дополнительная информация о прошлом Адамса, теперь американской контрразведке стало понятно, что они вышли на советского разведчика, интересующегося атомными секретами. Слежка за ним стала круглосуточной.

Однако обладающий специальными навыками нелегал обнаружил наружку. Он знал, как действовать в подобной ситуации: уничтожил все улики, прекратил встречи с источниками информации, специальным сигналом уведомил Центр о случившемся. Под благовидным предлогом закрыл «Технологические лаборатории» и устроился работать в фирму по продаже грампластинок. Вел спокойную жизнь американского обывателя, никак не показывал, что видел агентов ФБР, которые шли за ним буквально по пятам, не реагировал на негласные обыски жилья. Ахилл был уверен, что Москва не оставит в беде и поможет вернуться на Родину.

Почти два года продолжалась эта игра в кошки-мышки. В ФБР ожидали, что у «старика» сдадут нервы, он допустит ошибку и даст возможность арестовать его с необходимыми уликами. Однако этого не произошло. Осенью 1946 года Ахиллу сообщили, что план вывода из США подготовлен и ему следует всячески усыплять бдительность следящих за ним агентов ФБР. Нелегал стал посещать одного из знакомых ньюйоркцев и каждый вечер выгуливать его собаку. Он ходил постоянным маршрутом и возвращался в одно и то же время. Через несколько недель фэбээровцы привыкли и перестали его сопровождать, ожидая возвращения «объекта» у дома владельца собаки.

Но как-то вечером спаниель прибежал один, Адамс бесследно исчез. Агенты ФБР начали масштабные поиски, во все отделения полиции и представительства Бюро в Нью-Йорке и соседних штатах были направлены ориентировки. Однако внешность разведчика была столь непримечательна, что сообщить о нем могли лишь следующее: «Вероятно, старше 70 лет, рост – … Особенности: носит ботинки на высокой подошве, одет всегда опрятно, предпочитает деловые костюмы, Зубы – есть, вставные. Уши – верхняя часть слегка оттопырена». Адамс, не привлекая внимания, несколько раз переезжал из города в город, сменил пять конспиративных квартир, заранее подготовленных военной разведкой. Наконец прибыл в назначенное место, откуда перебрался в Европу, а затем был благополучно переправлен в Союз. О завершении этой уникальной операции руководство ГРУ информировало Сталина.

В Москве Артуру Адамсу, которому исполнился 61 год, в порядке исключения сразу присвоили воинское звание инженер-полковник. После подготовки подробных отчетов об 11-летней командировке он получил возможность по-настоящему отдохнуть. Вернувшись из длительного отпуска, работал в центральном аппарате ГРУ, а после увольнения по возрасту в 1948 году – в ТАСС. С женой-американкой, которая обжилась в Москве и отзывалась на имя Доротея Леонтьевна, они воспитали сына английской коммунистки. В доме Адамсов часто бывал Ким Филби.

В 1999 году Артуру Адамсу Указом президента РФ за мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания, было посмертно присвоено звание Героя России.

Вячеслав Кондрашов,
Инженер с дипломом и легендой

#Ян Карлович Берзин #Дмитрий Константинович Мурзин #Михаил Григорьевич Первухин #Игорь Васильевич Курчатов #Лаврентий Павлович Берия #Энрико Ферми / Enrico Fermi #Сэмюэл Кинг Аллисон / Samuel King Allison #Артур Холли Комптон / Arthur Holly Compton #Гарольд Клейтон Урей (Юри) / Harold Clayton Urey #Роберт Оппенгеймер / Robert Oppenheimer #Иван Иванович Ильичев #Ким Филби

Опубликовано в выпуске № 13 (726) за 3 апреля 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...