Версия для печати

Бой роты Т-37А 22 июня 1941 года глазами ее командира

Если придется когда-либо удирать на танке, то не старайтесь обогнать всех
Кустов Максим

Танк Т- 37А (в литературе его часто обозначают как Т-37, хотя на самом деле такое имя имел другой танк, так и оставшийся прототипом) даже в 1941 году никак нельзя было назвать грозной боевой машиной. Этот танк,  часто именуемый танкеткой,  ни размерами, ни мощью брони, что называется, не вышел. Не зря его «малюткой» прозвали.  А вооружена была «малютка» всего лишь одним пулеметом ДТ (Дегтярева танковый).

Правда, это был первый серийный плавающий танк в мире.  В РККА тридцатых годов он считался разведывательным танком. Понятно, что в первых боях Великой Отечественной экипажам Т-37А приходилось особенно трудно. Воевать на танке с одним пулеметом, не имея возможности поразить врага огнем из орудия – каких успехов можно добиться в таких условиях и сколько прожить?


Тем не менее, и на Т-37А иногда удавалось результативно уничтожать врага. Григорию Пенежко (иногда фамилия указывается как Пэнэжко) довелось в первый же день войны добиться успеха на Т-37А.


Он должен был сдать прибывшую роту плавающих танков в дивизию, стоявшую под Перемышлем, а затем убыть на учебу.


Но пока добирались до штаба дивизии, стало ясно - началась война. Понять это «помогли» немецкие бомбардировщики. Командир дивизии решил тут же отправить прибывшую роту в разведку. Пенежко остался ею командовать, несмотря на то, что был техником, а не строевым командиром.


По пути попалась рота противотанковых орудий, в которой за старшего оказался сержант – другие командиры уже были убиты или ранены. Показались немецкие мотоциклисты, которые пока не заметили ни советских танкистов, ни артиллеристов. Их хорошо маскировал подсолнечник. 


Сержант приказал открыть огонь, но Пенежко успел остановить артиллеристов. Оставив замполита из своей роты командовать батареей (раньше служил в артиллерии), ротный повел танки в рощу. Один из немецких мотоциклистов заметил советских танкистов и принялся махать флажком в его сторону. Он погиб первым от пулеметной очереди Пенежко, сгоряча выпустившего целый диск (у ДТ- 63 патрона). Ротный подал ракетой сигнал - «в атаку» и высунулся из люка, чтобы посмотреть, заметили ли его сигнал танкисты. Только поворот танка спас его от пулеметной очереди немца. Мотоциклисты трусостью не страдали и были хорошо обучены…


Но что они могли сделать в такой ситуации против брони танков? Им оставалось одно – попытаться спастись. Иногда в этом помогал недостаток Т-37А. Пенежко так вспоминал об этом в мемуарах: «Моя танкетка не может делать резких поворотов. Меня это злит, я ругаюсь и преследую противника по прямой».


Потом на пути атакующих попались ехавшие навстречу машины с пушками. Немецкие артиллеристы не успели приготовиться к бою – огонь по ним советские танкисты открыли почти в упор.


«Я — за броней танка, мне кажется, что эти воющие немцы, которые вываливаются из кузовов машин, беззащитны против меня, и какая-то тяжесть ложится на руку. Я стараюсь преодолеть ее, но ствол пулемета все-таки подымается вверх. Я чувствую, что не могу стрелять в упор по этим бегущим в панике людям», - вспоминал Пенежко.


Но это были немцы образца 1941 года – «солдат всегда здоров, солдат на все готов», как писал Высоцкий. Паника с воем  у них быстро прошла, и они пустили в ход гранаты. Когда вспыхнула одна из «малюток», ствол пулемета  Пенежко перестал подниматься вверх… 
А потом появились немецкие танки. У них-то орудия были. И они их использовали вовсю.


Оставалось только одно – уходить под прикрытие оставшейся в тылу противотанковой батареи: «Выбросив сигнал «Делай, как я!», разворачиваю машину «влево 90» и, непрерывно маневрируя, спешу выйти из-под обстрела. Механики выжимают из своих «малюток» весь их запас скорости». 


 Но уйти удалось не всем: «С обогнавшей меня танкетки покатилась сорванная снарядом башня». Потом самому командиру пришлось выбираться из загоревшейся «малютки». 


Тут раздались долгожданные выстрелы наших противотанковых пушек.  Наступила очередь гореть немецким танкам. Те, что оставались невредимыми, начали отходить…


Григорию Пенежко предстояла приятная процедура – передача двух захваченных немецких пленных в штаб дивизии. И еще одна неприятная…  Пришлось ротному выслушать шуточки замполита, командовавшего батареей. Тот «посоветовал» командиру: «Если придется когда-либо удирать на танке, то не старайтесь обогнать всех, а отступайте с общей массой».


Героем Советского Союза Григорий Пенежко стал в 1944 году.


Максим Кустов

 

 

 

Вниманию читателей «ВПК»
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц