Версия для печати

Закон сдерживания

Силовые структуры должны действовать по общему стратегическому плану при ведущей роли Генштаба
Гареев Махмут
Фото: rusdialog.ru

«Мы должны обезопасить нашу страну от любых форм военно-политического давления и потенциальной внешней агрессии», – говорит президент России. Наш долг – быть готовыми выполнять задачи по обеспечению обороны Отечества в более широком плане.

В истекшем году по заданиям Совета безопасности, Совета Федерации, Государственной думы, правительства РФ, Министерства обороны и других силовых ведомств выполнен ряд научно-исследовательских работ, разработано и издано свыше 120 теоретических трудов и других научных работ. Как и в прошлые годы, члены академии принимали активное участие в парламентских слушаниях и научных конференциях у нас в стране и за рубежом по вопросам оборонной безопасности.

Во время встреч президента РФ Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина в 2015 году была достигнута устная договоренность о совместных усилиях по противодействию фактам фальсификации истории Второй мировой войны. На этой основе между Цзилиньским университетом Китая и Академией военных наук заключено соглашение о создании совместного Центра изучения Второй мировой войны – Антияпонской войны сопротивления китайского народа японской агрессии и послевоенного международного мира

Не только боевые действия, но и многие учения могут служить развитию теории военного искусства

Конечным результатом исследований центра станут совместные предложения по противодействию фактам фальсификации истории, попыткам сохранения гегемонистского характера межгосударственных отношений отдельных стран, распространению международного терроризма. Это должно способствовать сближению позиций и лучшему взаимопониманию с Китаем в решении общих оборонных задач.

К настоящему моменту состоялись уже шесть встреч ученых наших стран, одна из последних – конференция в Москве 5–6 июля 2017 года по итогам Второй мировой войны на Востоке. Результаты получили одобрение у военно-политического руководства.

АВН взаимодействует с Клубом военачальников во главе с генералом армии Анатолием Куликовым, ветеранскими организациями, которые возглавляют генералы армии Михаил Моисеев, Виктор Ермаков, адмирал флота Алексей Сорокин, ассоциацией «Мегапир» во главе с Александром Каньшиным, ВЭС ВКС (Вневедомственным экспертным советом по вопросам воздушно-космической сферы) под председательством Игоря Ашурбейли, Институтом военной истории, руководимым полковником Иваном Басиком.

Только правда нам к лицу, говорил Александр Твардовский. Одна из задач АВН – продолжать отстаивать правду о нашей победе в Великой Отечественной войне. Нельзя терпеть положение, когда по государственным каналам ТВ, СМИ, в кинофильмах продолжают порочить тех, кто одержал величайшую Победу, отдал жизнь за независимость Родины. Видимо, пора принимать законы и другие государственные акты, пресекающие такой произвол.

В США, например, еще в 1918 году была принята конгрессом поправка, где сказано: «Тем, кто высказывается устно или письменно нелояльным, хулительным, грубым и оскорбительным тоном о форме государственного устройства, или в отношении конституции США, или в отношении вооруженных сил, грозит до 20 лет тюремного заключения». Этот закон до сих пор действует и строго выполняется. К сожалению, проводя юбилейные мероприятия, мы не всегда уделяем должное внимание извлечению уроков из опыта важнейших операций Великой Отечественной, боевых действий и крупных учений.

Известно, что представляла собой наша армия в начале войны и на каком уровне были практические навыки у большинства офицеров к ее окончанию. Приобретенный в ходе боевых действий опыт Сталин считал наиболее ценным. Особенно это относится к навыкам ведения оборонительных операций в самом ее начале.

Надо помнить, что за все предвоенные годы не было проведено ни одного учения с командованием и штабами армий и округов, не говоря уже об органах управления стратегического звена. Такая практика продолжалась и в послевоенное время. Но в современных условиях, когда операции проводятся не только военными средствами, особенно важны учения с привлечением всех органов государственного управления. Не только боевые действия, но и многие учения могут служить развитию теории военного искусства.

Вообще планирование оперативной и боевой подготовки только на один год, как у нас практикуется, надо, видимо, пересмотреть. Это приводит к тому, что повторяются одни и те же способы действий объединений (соединений) из года в год. А например, перегруппировка на большие расстояния не отрабатывается. На одном учении невозможно совместить внезапный подъем по тревоге и скрытое приведение в боевую готовность путем последовательного наращивания войск (сил). Поэтому возникает необходимость планирования подготовки на несколько лет.

В бытность начальником Генерального штаба Николая Огаркова проводились крупные учения исследовательского характера, опытные маневры, где новые вопросы военного искусства отрабатывались на практике. Особенно заметный след оставили учения «Запад-81», «Дозор-86», где ставились новые подходы к огневому поражению, применению оперативных маневренных групп, вопросы ведения всеми силами и средствами разведки фронтов. После чего были приняты крупные решения по приведению всех разведорганов и частей в соответствие с требованиями, которые предъявляла реальная обстановка.

Как ослабить «мягкую силу»

В способах международного противоборства многое изменилось. Раньше задачи решались главным образом вооруженным путем, хотя широко применялись также дипломатическая, экономическая, информационная и другие невоенные формы противодействия. Война понималась прежде всего как продолжение политики средствами вооруженного насилия. В недавно принятом законе «Об обороне» (ст. 18) она и сегодня так трактуется. Но теперь, когда технологические возможности невоенных средств значительно увеличились, возросли масштабы их применения, все чаще ставится вопрос о том, что это уже означает войну. Но тогда надо вводить другие законы или изменять их толкование.

В некоторых академиях стали делить все войны на традиционные, когда применяют вооруженное насилие, и нетрадиционные. Но на протяжении всей истории не было такой войны, когда бы совсем не применялись экономические, информационные и другие невоенные средства. В наши дни они задействуются постоянно.

С учетом изменившихся условий определение сущности войны в какой-то степени необходимо, видимо, уточнить, но такие понятия и законы не может устанавливать каждая страна только для себя. Нам же нужно вместе с МИДом, РАН вырабатывать обоснованные предложения по этому вопросу и выносить их на рассмотрение ООН.

Сейчас настало такое время, когда стремление отдельных стран сохранить суверенитет объявляется вообще устаревшим. Запад стремится к управлению всем миром из одного центра. На этом фоне теряют значение ООН и другие международные организации.

Осуществляется не только военно-политическая, но и экономическая экспансия. Особенный упор сделан на разработку альтернативных энергетических ресурсов, чтобы лишить Россию доходов от производства и продажи газа и нефти, поставить ее перед угрозой социально-экономического обвала. Мы наблюдаем перенос центра деловой жизни и приложения капиталов в Азиатско-Тихоокеанский регион и как следствие этого – перемещение военной силы, баз США и НАТО в Центрально-Азиатский регион. А в Европе, например в Польше, целые дивизии передислоцируются с запада на восток, затрагивая интересы и безопасность России.

Угроза для нашей страны связана также с информационными и другими подрывными действиями, созданием управляемого хаоса с целью провоцирования различного рода волнений, свержения неугодных властных структур изнутри и нарушения внутренней устойчивости государства, как это было в Ираке, Ливии, а в последнее время в Сирии и на Украине. Как противостоять «мягкой силе»?

В наше время основным фактором, сдерживающим новую крупномасштабную войну, является ядерное оружие, но поскольку это чревато катастрофическими последствиями, главная ставка заправилами современного мира делается на достижение политических целей двумя путями. Во-первых, подрывными действиями, «цветными революциями», крупномасштабными информационными акциями. Во-вторых, когда требуется применение военной силы, достижением стратегических целей по частям – через развязывание локальных войн и конфликтов.

Верховный главнокомандующий Владимир Путин в Послании Федеральному собранию убедительно и наглядно показал, каким путем надо идти, чтобы гарантировать безопасность России. Но это и в будущем потребует больших усилий в развитии новых оборонных стратегий и технологий. В современных условиях, когда боевые действия могут возникать одновременно в нескольких регионах, важнейшее значение в подготовке органов управления и войск приобретает переброска войск с одних направлений на другие.

Так, с началом Великой Отечественной войны перебрасывались крупные силы с востока на запад. В 1944–1945 годах – с запада на восток. Войска, вооружение, техника перемещались своим ходом и различными видами техники по железным дорогам, авиационным, морским транспортом. В осуществлении этих грандиозных передислокаций участвовали различные государственные ведомства. Довольно крупную перегруппировку и переброску сил удалось осуществить при вводе войск в Афганистан, Чехословакию, Сирию. При этом требовалось прикрывать их от воздушного, наземного и морского противника. Нередко при его противодействии и отсутствии сплошных коммуникаций.

Яркий пример времен Великой Отечественной – Маньчжурская операция. Она была не просто стратегической, а по существу геополитической, что выразилось и в своевременном заключении договора о ненападении с Японией, и его соблюдении до определенного момента. Кроме того, в конце 1944 года состоялся отказ от оккупации Финляндии и вывод наших войск из войны в самое нужное время, когда потребовалось перебросить их с запада на восток. Но даже в этой, хорошо продуманной серии мер были приняты решения, которые усложняли наши последующие шаги. Так, по заранее согласованной договоренности с Китаем японских военнопленных (около 700 тысяч человек) планировалось освободить и отправить в Японию к весне 1946 года. Но глава правительства Китая Чан Кайши через наш МИД подписал соглашение об освобождении военнопленных к концу 1945-го. Такой малозначительный, казалось бы, шаг привел к осложнениям. Около 700 тысяч военнопленных должны были оставаться в открытом поле при морозе минус 20–25 градусов. Среди них появилось много заболевших. Пришлось большинство наших медицинских частей, находящихся в Маньчжурии, отправлять для оказания медицинской помощи в лагеря японских военнопленных.

В наше время политические, оперативные и другие вопросы тем более должны рассматриваться в тесной увязке.

По призыву и по контракту

Повышается тактическая самостоятельность частей и соединений, их готовность к автономным действиям, как считает генерал-полковник Александр Дворников, на глубину до 500 километров. Это относится не только к выполнению боевых задач. Такие же требования предъявляются к средствам связи, разведки, МТО. Особенно важно это для взаимодействия общевойсковых частей и подразделений ВВС, что было всегда нашим самым слабым местом еще со времен Великой Отечественной. Мы вновь убедились в этом в 2008 году.

Надо развивать все стороны боевых возможностей войск более сбалансированно. Ненормально, когда в мотострелковых или танковых дивизиях имеются огневые средства с дальностью поражения до 120 километров, а дивизионные средства разведки действуют в пределах 12–15 километров.

Требуются срочные меры по созданию высокоточного стратегического оружия в обычном снаряжении, дальнейшее качественное совершенствование СЯС, способных преодолевать ПРО противника. Вместе с тем нельзя абсолютизировать роль ядерного оружия. Установка на то, что пока оно есть, безопасность России гарантирована, уязвима. У Советского Союза было ядерное оружие, оно осталось, а СССР нет. Поэтому должное внимание необходимо уделять и развитию сил общего назначения, в том числе Сухопутных войскам, Военно-воздушным силам, ВМФ, делать главный упор на асимметричные средства и способы нейтрализации технологического превосходства противника. Для этого важно обеспечить решительную концентрацию финансовых, интеллектуальных, технологических ресурсов на данном направлении.

Особое значение приобретает ускоренное создание системы воздушно-космической обороны. Ведущие государства мира главную ставку делают на завоевание господства в воздухе и космосе с нанесением ударов по стратегическим и жизненно важным объектам на всю глубину страны. Это требует решения задач ВКО не только сугубо оборонительными средствами, но и объединенными усилиями всех видов Вооруженных Сил с решительным применением активных способов действий, ударных средств и централизации управления под руководством Верховного главнокомандующего и Генерального штаба.

Особое место в ходе военных действий будут занимать специальные методы, начиная с психологических, информационных операций, и всякого рода подрывные, как в последнее время на Украине и в Молдавии.

Организационная структура войск должна быть приспособлена как к ведению локальных войн, так и (если потребуется) к выполнению задач в крупномасштабных вооруженных столкновениях, например, на востоке. Где могут потребоваться не только мобильные бригады, но и более мощные дивизионные структуры, а также авиационные, артиллерийские, противовоздушные, инженерные, другие резервные соединения и части для усиления группировок на решающих направлениях.

Национальные интересы России требуют также при решении вопросов комплектования войск осуществлять рациональное сочетание призывной и контрактной систем. Группировки мирного времени надо подкреплять необходимым мобилизационным резервом. Увеличение удельного веса контрактной службы имеет не только положительную сторону. В связи с ростом в последнее время безработицы качество призывного состава будет все более снижаться.

Дисбаланс в боевых возможностях

Наука и технологии меняют сам формат войн. Историю, геополитику нашего времени определили ядерное оружие и СЯС. Наличие таких средств сдерживания позволило более 70 лет обходиться без мировых войн. По нашему мнению, «большая война» должна рассматриваться в первую очередь как способ разрешения противоречий, связанных с неравномерным распределением ресурсов. Говоря о ее возможном облике (в «оружейной» фазе), мы обязаны обратить внимание на то, что «ядерный фактор» опять в фокусе у наших геополитических соперников.

В соответствии с Концепцией ограниченной ядерной эскалации США планируют модифицировать существующие баллистические ракеты подводного базирования (БРМБ) с тем, чтобы иметь возможность использовать боеголовки сверхмалой мощности, а в более долгосрочной перспективе перейти к использованию КРМБ. Иначе говоря, США готовят технологическую базу для «экологически приемлемого» ядерного удара. Об этом же свидетельствует внезапное решение американского руководства (в 2014 году) нарастить в Европе потенциал тактического ядерного оружия (ТЯО). Предполагается оснастить истребители F-16 и «Торнадо» ВВС пяти стран НАТО оборудованием, позволяющим применять ядерные бомбы В61 «Модель 12». Это высокоточное ЯО переменной мощности, включая и сверхмалую. Ими планируется оснастить самолеты стран, ныне неядерных: Бельгии, Германии, Италии, Нидерландов, Турции. В том числе все поступающие на вооружение перспективные истребители F-35. Переоборудование предполагается завершить к 2018 году. Совершенно очевидно, что решение о радикальном усилении потенциала ТЯО в Европе можно рассматривать как вероятный признак начавшейся подготовки США к войне с Россией. Больше тактическим ядерным оружием воевать не с кем. Важно понимать, что применительно к указанным системам ТЯО – вводящий в заблуждение термин. По возможностях поражения целей на территории России оно однозначно стратегическое.

Россия не имеет и в обозримом будущем не сможет иметь аналогичные по возможностям (включая приближенность к объектам США) «тактические» группировки ударных средств. Таким образом, возникает увеличивающийся дисбаланс в боевых возможностях СЯС России и США.

Еще один настораживающий факт – планируемое усиление ударного потенциала так называемых прифронтовых государств – членов НАТО, направленное на придание им «контрсиловых возможностей». Так, например, ВВС Польши планируют приобрести новые «тактические» крылатые ракеты с увеличенной дальностью полета (до 1300 км) с повышенным «коэффициентом доставки» (вероятностью преодоления ПРО/ПВО). И это происходит под стенания об «угрозах», исходящих от наших «Искандеров», имеющих максимальную дальность стрельбы менее 500 километров.

В современных условиях сокращение СЯС и ТЯО только подталкивает противника к «большой войне».

Проект изменений в законе «Об обороне» предусматривает отнести к полномочиям президента РФ утверждение положения о Генеральном штабе. Это крупный шаг вперед в совершенствовании стратегического планирования оборонных мероприятий. Важно обеспечить согласованность стратегических действий ВС с задачами и действиями других силовых ведомств, мобилизационного плана с переводом народного хозяйства на военное положение.

Нетрудно представить, в какое сложное положение мы ставили войска в Афганистане или в Чечне, когда не вводили чрезвычайное и военное положение. Ведь по международным законам солдат не имел права даже применять оружие.

С учетом современных угроз все акции и мероприятия, проводимые по линии МИДа, внешнеэкономических связей, разведывательных и контрразведывательных органов Минобороны, МВД, ФСБ, национальной гвардии, погранслужбы, должны осуществляться под руководством Совета безопасности и правительства, исходя из общего стратегического плана при ведущей роли Генштаба ВС РФ.

Академия военных наук выражает свое согласие с основными мерами по дальнейшему реформированию и строительству ВС РФ, в том числе по пересмотру некоторых ранее принятых решений в системе управления видами Вооруженных Сил, военном образовании, научной и мобилизационной работе. Весьма актуально постепенное возвращение к дивизионной системе. Желательно не только восстановить, но и поднять роль, права и ответственность военных комиссариатов.

Махмут Гареев,
президент Академии военных наук, генерал армии

В основе статьи – доклад на общем собрании АВН

Опубликовано в выпуске № 14 (727) за 10 апреля 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц