Версия для печати

Вакансия для Берии

Новый атомный проект должно делать другое правительство
Хохлов Алексей Фаличев Олег

В послании Федеральному собранию Владимир Путин уделил особое внимание оснащению армии современным и перспективным оружием. Речь шла о МБР «Сармат», беспилотном подводном аппарате с ядерной энергетической установкой, гиперзвуковом крылатом блоке «Авангард», лазерном оружии. Когда новейшие ВВТ пойдут в серию, какие проблемы при этом придется решать? На вопросы «Военно-промышленного курьера» отвечает депутат Госдумы, член Комитета по обороне Алексей Хохлов.

– Алексей Алексеевич, открытые россиянам совершенно секретные сведения о новых видах вооружения, безусловно, вызвали чувство гордости за наш ОПК. Но как проекты сделать реальностью?

– Задачу предстоит решить масштабную. По сути речь о создании новой экономики, разработке суперсовременных технологий и создании производств, подготовке кадров, которые могли бы все это воплотить в жизнь. Это целый комплекс. Прорывные технологии могут и должны стать локомотивом для экономики страны, способствовать рывку, о котором говорил президент.

Исчезли с экономической карты целые отрасли: станкостроение, производство оборудования для текстильной, химической, шинной промышленности, бытовой электроники

Фактически задан вектор нового технологического уклада России. Ядерные энергетические мини-установки, лазерные комплексы, гиперзвук, новейшие системы управления, композиты, фотоника… Это совершенно иной уровень развития средств производства и производительных сил. Новый уклад экономики, где мы должны стать пионерами, как когда-то японцы в развитии электроники. Это новые энергетика, транспорт, связь, оборона и главное – качество жизни граждан. Тогда весь мир вынужден будет идти за нами, ибо проспавших ждут отставание и стагнация.

Рывок, который мы должны сделать, можно сравнить с атомным проектом 50-х годов, когда под ядерную бомбу была выстроена чуть ли не вся экономика Советского Союза. А это тысячи предприятий, КБ, кооперация, системы применения и хранения расщепляющихся материалов, их эксплуатация, соответствующее образование… Подчеркну: тогда с нуля после страшной войны был создан ядерный комплекс страны. Сегодня перед нами стоит фактически такая же задача.

– Как мы собираемся ее решить? СССР нет, прежние кадры по большей части на пенсии, многие технологии утрачены. Опять все с нуля?

– Президент в послании дал четкий ответ на все вопросы. Нельзя разделять первую и вторую части, они неразрывно связаны. Нужна новая экономика, без которой нельзя обеспечить достойную безопасность и целостность страны. Но нельзя строить новую Россию, передовую промышленность, решать социальные задачи, не имея сильной современной армии. Сложились благоприятные условия в обществе, экономике совершить прорыв. Кстати, наши оппоненты и враги отчетливо это понимают. Именно поэтому и усилилось давление на Россию, открыто ведется гибридная война по нескольким направлениям.

При прорыве потребуются новые подходы, жесткая, порой жесточайшая дисциплина. Эйфория, вызванная посланием президента, прошла. Пора засучивать рукава. Готовится перечень законодательных мер, обеспечивающих реализацию послания. Можно с уверенностью сказать: они затронут всю экономическую и социальную жизнь страны, ОПК, послужат повышению обороноспособности.

Не будем скрывать: при создании гиперзвуковой ракеты «Авангард» был использован колоссальный научный и технологический задел, еще советский. Но сегодня эти закрома уже пусты, нужно думать о фундаментальной науке. Выступая недавно в Госдуме президент РАН Александр Сергеев сказал, что идет работа над созданием новых технологий, материалов, ведутся фундаментальные исследования… Как ни странно, но и на этом пути до недавнего времени были проблемы законодательного характера. Недавно прошли первые чтения нового закона об Академии наук, внесены важные изменения, расширяющие функции и полномочия РАН. Академия получит право проводить фундаментальные исследования в целях обороны и безопасности страны.

Отдельные меры посвящены боеготовности армии. По линии Минобороны, например, создается, образно говоря, своя Силиконовая долина – технополис в районе Анапы. Набираются кадры, для них строится жилье. Получит импульс работа научных рот. В нескольких регионах России появятся молодежные центры научно-технического творчества по примеру сочинского «Сириуса», должен стать более восприимчив к новациям ДОСААФ как центр доармейской подготовки.

– Овладение оружием на новых физических принципах, возможно, потребует создания новых подразделений и воинских частей, а то и новых видов (родов) войск?

Вакансия для Берии

– Здесь, как и в сфере экономики, предстоит очень большая работа. Во-первых, мало создать опытные образцы ВВСТ. Их надо довести до серийного производства, принять на вооружение и поставить заказчику. Во-вторых, любое оружие – это прежде всего люди, его обслуживающие: необходимы обучение и подготовка. В-третьих, потребуется научное обоснование стратегического и тактического применения нового оружия большой точности и разрушительной силы. А это работа академий, НИИ, Главного оперативного и других управлений Минобороны РФ. Наконец, потребуется компьютерное моделирование боевых действий, что невозможно без мощных программно-вычислительных комплексов, которые должны создаваться уже сейчас.

В армии в качестве пилотного проекта внедряется система управления полным жизненным циклом вооружения и техники. Проектирование, изготовление ВВСТ и его эксплуатация, вплоть до утилизации, – все это должно быть в едином контуре. В ВС РФ созданы и формируются совершенно новые структуры. Например, Воздушно-космические силы, объединяющие воздушную среду и космос, как нельзя лучше отвечают всем этим требованиям. Именно в их структуре в первую очередь могут появиться части и подразделения с лазерным, гиперзвуковым оружием. В киберпространстве все активнее ведутся действия недружественного характера, а это уже сфера контроля совершенно новых кибервойск.

Потребуется иная модель взаимодействия законодательной и исполнительной власти. Контакты нашего комитета с Минобороны РФ должны быть еще более тесными и оперативными. Коллегия Военно-промышленной комиссии Российской Федерации тоже удобная площадка для выработки совместных решений. Это позволит ускорить трансформацию принятых решений в законодательные акты.

Большая работа Комитетом Госдумы по обороне ведется по совершенствованию законодательства в сфере ГОЗ. Федеральный закон принят несколько лет назад и позволил настроить систему гособоронзаказа. В результате последние два года ГОЗ выполняется почти на 100 процентов, существенно выросла надежность продукции. Более того, закон постоянно совершенствуется, в него внесены десятки дополнений и изменений. Последние в – в 2017 году по инициативе президента РФ Владимира Путина. Постоянное совершенствование законодательства позволило учесть предложения промышленников и соблюсти интересы военных, изменившуюся внешнюю обстановку, введенные против нашей страны санкции.

– С одной стороны, мы все делаем для того, чтобы запустить новые ВВСТ в серию и поставить их на вооружение, что требует дополнительных вложений. С другой – говорим о конверсии, переводе части мощностей ОПК на выпуск гражданской продукции. Как это совместить?

– Здесь нет противоречия. Накоплен достаточный запас многих видов вооружений и техники. Широко используются программы глубокой модернизации, особенно в авиации, на флоте, в Сухопутных войсках (бронетанковая техника). Это позволит и деньги сэкономить, и производственные мощности задействовать. Сокращение финансирования в этом секторе не станет болезненным для ОПК.

Но есть направления, ориентированные на новые виды ВВСТ. Никакие оптимизации их не затронут. Это авиа- и ракетостроение, боеприпасы, радиоэлектроника и ряд других. Должны получить развитие новые направления, такие как робототехника, глубокое внедрение цифровых систем управления и связи, беспилотники и прочие.

Диверсификация нужна, и заниматься ей необходимо уже сейчас. Сроки и задачи президент определил очень жесткие. Но важно учесть и негативный опыт 90-х, когда во многом был потерян колоссальный научный и технологический потенциал ВПК СССР.

Если танковый завод может перейти на производство вагонов и тракторов, то радиозаводу сразу занять сегмент рынка такой фирмы, как, скажем, «Самсунг», нереально. И все же дорогу осилит идущий.

На мой взгляд, освоение гражданской продукции, высокотехнологичной, инновационной, должно стать частью ГОЗ. Законодателям и правительству предстоит создать режим наибольшего благоприятствования для предприятий ОПК, решающих эту задачу. А точек приложения достаточно. Исчезли с экономической карты целые отрасли: станкостроение, производство оборудования для текстильной, химической, шинной промышленности, бытовой электроники…Нужно использовать потенциал новых производств для технологического прорыва. Вспомните: еще пять лет назад мы завозили основные сельскохозяйственные продукты, а сегодня превратились в крупнейших экспортеров. Целенаправленная работа властей позволила обратить санкции в свою пользу.

Самое важное, еще раз повторю, – человеческий потенциал. На многих новых предприятиях уже созданы или формируются коллективы конструкторов, ученых, которые в принципе могут решить любую сложную техническую задачу. Поэтому министерствам промышленности, экономики, госкорпорациям необходимо создать такие условия для творческой работы этих коллективов и предприятий в целом, чтобы молодые специалисты не уезжали за рубеж, получали здесь достойную зарплату. Речь не только о финансовой помощи, хотя и она имеет огромное значение, а о том, чтобы защитить наш рынок. В том числе через госзаказ. И я бы рекомендовал собрать по крупицам то, что осталось от советской экономики, изучить богатейший опыт. Было бы правильно, чтобы в системе ГОЗ вскоре также появился сектор гражданской продукции.

– Вы сами-то верите, что нам удастся совершить рывок, о котором говорит президент?

– Если после 90-х и 2000-х мы сумели подспудно, незаметно воссоздать ОПК, то перевести часть его на гражданские рельсы мы просто обязаны!

– Вы сравнили рывок, который предстоит совершить, с атомным проектом. Может, нам нужен и, образно говоря, новый Берия – человек, который обладал бы лучшими организаторскими качествами, стилем работы? Многие говорят вообще о переходе к мобилизационной экономике…

– Подсознательно страна, думаю, ждет такого менеджера. Люди дела истосковались по настоящей большой работе, крупным проектам, которые выведут государство на новый технологический уровень, заставят говорить о России, как о стране-лидере. Таких управленцев сегодня не хватает, а «эффективные менеджеры» свою задачу выполнили. Их время прошло.

– Но грандиозные проекты требуют еще и консолидации общества, объединения вокруг видящего цель лидера. Как добиться этого, если в стране существуют громадное социальное расслоение, дикая разница между доходами богачей и бедных ?

– Трудно с этим не согласиться. Большие задачи предстоит выполнять нашим согражданам, а не гастарбайтерам. От того, каким будут их настрой, понимание ответственности, осознание долга и любви к Отечеству, зависит будущее России.

Власть не должна забывать этого. А значит, нравится кому-то или нет, придется менять либеральную парадигму развития государства, а вместе с ней и большую часть правительства. Новая экономика требует новых людей.

Беседовал Олег Фаличев

Опубликовано в выпуске № 15 (728) за 17 апреля 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц