Версия для печати

Дестабилизационные силы

Зачем администрации Трампа новая арабская коалиция
Стригунов Константин
Майкл Помпео, вероятно, доволен результатами встреч с высокопоставленными арабскими чиновниками. Фото: news24-7.ru

В апреле прозвучало заявление советника по национальной безопасности президента США Джона Болтона о привлечении Египта, Бахрейна, Иордании, Кувейта, Омана, Катара, КСА и ОАЭ для создания арабских «стабилизационных сил» на смену американскому контингенту в Сирии.

Идея о том, что заниматься сирийскими проблемами должны близкие в культурно-историческом плане страны, звучала из уст представителей Пентагона еще во времена второго срока Барака Обамы, но тогда дальше разговоров дело не пошло. Сейчас ситуация коренным образом меняется и вероятность появления «Арабского союза» резко возрастает. Однако чтобы понять подлинные цели его создания действующей администрацией Трампа и спешку, с которой она стремится реализовать свои планы в Сирии, следует проанализировать внутриполитическую ситуацию в самих США.

«Арабская весна» прошла там, где у власти долгое время находились режимы, ориентированные на Республиканскую партию США

Проблема для 45-го президента и его окружения, а также стоящих за ними сил в том, что уже 6 ноября состоятся промежуточные выборы, на которых будут переизбраны все члены палаты представителей конгресса, обретут новых владельцев 35 мест из ста в сенате и 39 губернаторских кресел. Кроме того, как показывает практика, результат промежуточных выборов в конгресс сигнализирует о вероятном результате следующих президентских выборов, до которых осталось два с половиной года. Такая связь не носит причинно-следственного характера и скорее показывает, у кого больше шансов в борьбе за пост главы Белого дома. Другое дело, если конгресс перейдет под контроль демократов, которые станут блокировать законопроекты республиканцев и тем самым в еще большей степени препятствовать решениям Дональда Трампа. Таким образом, существует вариант, когда к имеющимся противоречиям добавится разделение американской власти на демократический конгресс и республиканский Белый дом.

Даже перечисленных факторов достаточно, чтобы Трамп поспешил с реализацией намеченных планов, тем более в США наблюдается острейший за последние десятилетия внутриполитический кризис. Президенту активно мешают, особенно на внешнеполитическом поприще, представители неолиберально-глобалистского крыла истеблишмента. Если обратиться к регионам Северной Африки и Ближнего Востока, нетрудно заметить, что серия катастроф под общим названием «арабская весна» в существенной мере прошла там, где у власти долгое время находились режимы, ориентированные на Республиканскую партию США. Барак Обама и Хиллари Клинтон стремились реализовать глобальные планы по переформатированию гигантской территории для создания заслона противникам США, в первую очередь Китаю, в продвижении инфраструктурно-логистической сети «Один пояс – один путь». Последний – конкурент двум мегапроектам: Трансатлантическому торгово-инвестиционному (ТАТИП) и Транстихоокеанскому (ТТП) партнерствам, за продвижением которых и стоят силы, представляемые г-жой Клинтон. Одновременно с этим глобалисты в Северной Африке и на Ближнем Востоке стремились подорвать позиции своих внутриамериканских противников – республиканцев. Во многом именно с этим была связана установка на налаживание отношений с Ираном, противостоящим КСА и его союзникам. Кульминацией усилий глобалистов стало принятие летом 2015 года соглашения по иранской ядерной программе (ИЯП).

Неповторимая игра

Трамп и стоящие за ним силы прекрасно видели ситуацию и после победы на выборах в ноябре 2016 года коренным образом изменили подход во внешней политике США, поскольку республиканцы – союзники для многих арабских режимов и Израиля, у которого были весьма натянутые отношения с предыдущим президентом Обамой и Демократической партией в целом. Кроме того, администрация Трампа выступает с антииранских позиций и активно продвигает тезис о том, что соглашение по ИЯП едва ли не катастрофа для США и следует выйти из совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД).

Другой аспект связан с тем, что успехи проасадовских сил, в большинстве основывающиеся на поддержке ста тысяч проиранских прокси, крайне болезненно воспринимаются как в Вашингтоне, так и в Иерусалиме и Эр-Рияде. Реакция не заставляет себя ждать: базы «Хезболлы» и КСИР, находящиеся вблизи Голанских высот и в других частях Сирии, регулярно подвергаются авиаударам со стороны ВВС Израиля.

Трамп прекрасно понимает, что ситуация 2020 года далеко не предопределена и его противники из числа глобалистов-неолибералов сделают выводы из поражения, когда за счет ставки на социальные сети он сумел более эффективно манипулировать голосами граждан США и добился победы в ключевых штатах с наибольшим числом выборщиков. Не вызывает сомнений, что еще одной подобной оплошности демократы постараются не допустить, поскольку второй срок нынешнего президента для них неприемлем. С другой стороны, и сам нынешний хозяин Овального кабинета отдает себе отчет в том, что вероятность потерпеть поражение на следующих выборах значительно отличается от нуля. Значит, следует максимально эффективно использовать время, особенно на внешнеполитической арене, в частности на Ближнем Востоке. Поэтому действующая администрация стремится создать такую конфигурацию в Сирии, когда отыграть назад было бы если не невозможно, то крайне проблематично.

Собственно, необходимость иметь в администрации жестких политиков с антииранскими взглядами в значительной мере и привела к увольнению Герберта Макмастера и Роберта Тиллерсона с постов советника по национальной безопасности и госсекретаря соответственно – они не проявляли того уровня решительности, который требовал от них Трамп.

Соцзаказ на ястребов

Если все же удастся преодолеть вето России, можно будет применять этот механизм и в дальнейшем

Их замена на Джона Болтона и Майкла Помпео куда больше соответствовала стремлениям действующего американского президента. Примечательно, что заявления первого о необходимости создания арабских «стабилизационных сил» были сделаны в преддверии утверждения второго госсекретарем, а он в свою очередь с 26 по 30 апреля провел встречи с высокопоставленными чиновниками арабских стран. Одновременно прорабатывается механизм, позволяющий через ООН ввести в Сирию «стабилизационный» контингент из состава некоторых государств, если его создание станет реальным. Речь идет об использовании резолюции «Единство в пользу мира» от 3 ноября 1950 года (Резолюция 377), которая при согласии 9 из 15 членов Совбеза ООН позволяет обойти вето России и передает вопрос на голосование в Генассамблею. Однако если постоянный член Совбеза, в данном случае наша страна, будет против рассматриваемого решения, это фактически означает наложение вето на него согласно части 3 статьи 27 Устава ООН. Таким образом, Запад постарается использовать противоречивую резолюцию с тем расчетом, что если все же удастся преодолеть вето России, то можно будет применять этот механизм и в дальнейшем, вплоть до ликвидации самого этого института. Если же ход не даст результата, что весьма вероятно, США и их сателлиты попытаются разработать и реализовать алгоритм действий, который позволил бы им обойти вето, даже не прибегая к Резолюции 377. В конце концов американцы неоднократно развязывали агрессию против стран, игнорируя Совбез ООН, как это было с Югославией в 1999 году и Ираком в 2003-м, а также, например, с ракетными ударами по Сирии вместе с британцами и французами.

Вопросы согласования и убеждения сателлитов – процесс для США небыстрый даже при наличии политической воли и соответствующих ресурсов. Это и вызывает спешку, с которой Трамп и его в очередной раз обновленная администрация стремятся реализовать свой план. Кроме того, здесь просматриваются подход самого президента США, считающего, что страны-союзники должны вносить больший вклад в обеспечение безопасности. Это касается не только членов НАТО. Например, в последнем совместном стратегическом плане Госдепартамента и Агентства по международному развитию прямо говорится о мобилизации глобальной коалиции против «Исламского государства» (запрещенного в России). Разумеется, борьба с ИГ лишь ширма, прикрывающая куда более важные для американской администрации цели.

За чей счет гуляем

В Сирии Трамп настаивает на переносе бремени расходов и участия на местных игроков. КСА в лице министра иностранных дел Аделя аль-Джубейра заявило, что такое предложение поступало еще во времена Обамы, но принято не было. При этом, почувствовав изменение конъюнктуры при новом президенте США, саудиты сами стремятся ускорить процесс создания военной коалиции. Поспешность с их стороны обусловлена тем, что если после ноября 2020 года руководство Белым домом перейдет в руки противников Трампа, возрастет риск пересмотра всей ближневосточной политики США. Тогда решение вопроса о прерывании «шиитского пояса» Ирана может быть отложено на неопределенный срок, за время которого Тегеран и Москва способны укрепиться в Сирии настолько, что вернуть ситуацию даже на нынешний уровень окажется крайне тяжело.

Вопрос еще и в том, что именно американцы могут предложить саудитам не только за участие в сирийской войне, но и за ее финансирование. И это при наличии серьезных проблем у самого Эр-Рияда в войне с хоуситами (и косвенно с иранцами) в шиитских регионах КСА и Бахрейне. Возможно, ответ кроется в ставке на наемников из ЧВК, что косвенно подтвердил бывший глава Blackwater Эрик Принс, заявив о том, что «вся миссия США в Сирии может быть отдана на аутсорсинг с нулевыми издержками для налогоплательщиков и без рисков для американского обслуживающего персонала», отмечает The Wall Street Journal. В таком случае саудовцы должны будут оплатить пребывание наемников на освобожденных территориях. Вряд ли их станут использовать для наступательных операций (максимум как вспомогательные силы), поскольку при высоких потерях те малоэффективны, а значит, помимо «псов войны» должны присутствовать и регулярные формирования. Так, по данным The Washington Post, Болтон уже связывался с египетской Службой общей разведки на предмет готовности Каира выделить военных для «стабилизации» ситуации в Сирии. По всей видимости, Помпео, отправившийся в КСА и Иорданию уже госсекретарем, договаривался о том же.

Вето на вето

Если соединить внутриамериканскую и геополитическую составляющую обсуждаемого вопроса, картина выглядит следующим образом. Трампу важно переформатировать Сирию с тем расчетом, чтобы даже в случае поражения на выборах в 2020 году пришедшие ему на смену противники вряд ли смогли что-либо изменить. Для этого важно продавить механизм обхода вето России в ООН и привлечь арабские страны к созданию «стабилизационных сил» с переложением на них бремени прямого военного участия и финансирования. Участившиеся сообщения об израильских авиаударах по позициям проасадовских и проиранских формирований позволяют предположить, что Иерусалиму отводится роль как минимум воздушного прикрытия. По всей видимости, американцы возьмут на себя обеспечение разведкой, инструкторами и наемниками из ЧВК для оказания помощи «стабилизационным арабским силам». Их деятельность вряд ли ограничится удержанием под контролем оккупированных проамериканскими силами территорий на северо-востоке Сирии. Логично предположить, что такая коалиция поставит перед собой задачу-минимум взять под контроль границу с Ираком для создания физического наземного препятствия «шиитскому поясу». Кроме того, если удастся разорвать наземный канал сообщения Ирана с Сирией, это поставит под угрозу переброску шиитских военизированных формирований. Осуществлять ее по воздуху гораздо сложнее и дороже, а кроме того, существенно рискованнее для иранской транспортной авиации.

В интересах Москвы задействовать все имеющиеся у нее политико-дипломатические и военно-технические ресурсы для недопущения описываемого сценария.

Опубликовано в выпуске № 18 (731) за 15 мая 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...