Версия для печати

Обыкновенный софизм

Хулители Красной армии не считаются с потерями
Литвиненко Владимир

Отклик на статью «Поражение малой кровью».

Аргументация Владимира Пашинского ложна и сопровождается рядом уловок – умышленных логических ошибок, называемых софизмами.

В статье «Бесчинства группы авторов» мной сравнивались абсолютные значения реальных потерь мирного населения СССР (14,5 млн чел.) и Германии (0,7 млн чел.) от действий вермахта и Красной армии соответственно и делался вывод, что во втором случае они были в 20 раз меньше. Владимир Пашинский попытался доказать обратное – будто потери мирного населения были в Германии выше, чем в СССР. Для этого он оценил их с помощью относительного показателя, учитывающего различие основных параметров оккупационных режимов.

Ущербные пропорции

Вот как Пашинский описал методику своей оценки: «…Оккупация советской территории длилась около трех лет, на ней находились примерно 70 миллионов человек (точные данные отсутствуют). Что касается Германии, то за исключением Восточной Пруссии, откуда были эвакуированы все жители (два миллиона), на захваченной советскими войсками части страны время военных действий составит примерно полгода, а численность немецкого населения – от 12 до 15 миллионов, возможно, всего 10–12 миллионов (точные данные отсутствуют). За срок, примерно в шесть раз меньший, и при примерно впятеро меньшем населении потери составили – по В. Литвиненко – 0,7 миллиона. Чтобы сопоставить их с советскими, необходимо 0,7 миллиона сложить тридцать раз – такова пропорция. Что даст 21 миллион человек…» Отталкиваясь от последней цифры, автор заключает: «На равное количество человек и за тот же период потери мирного немецкого населения были примерно в полтора раза больше, чем советского». Этот вывод Пашинского ложен, потому что в его расчетах присутствуют две грубые ошибки.

Потери мирного немецкого населения от действий Красной армии были примерно в 50 раз меньше, чем советского от вермахта

Во-первых, учтены различия оккупационных режимов в населении и в продолжительности оккупации, но не учтено различие в площади оккупированной территории. А она определяет плотность населения, существенно влияющую на уровень потерь мирных граждан, особенно в периоды ведения на ней боевых действий. Одно дело, когда боевые действия ведутся на густонаселенной территории (потери мирного населения велики), и совсем другое – там, где его почти нет. В СССР площадь оккупированных районов постоянно менялась (максимальное значение – 1,8 млн кв. км): в среднем ее можно оценить в 1 млн кв. км. Восточная Германия занимает 108 тыс. кв. км, то есть примерно в 10 раз меньше. Это значит, пропорция Пашинского должна быть сокращена 10-кратно: не 30, а только 3.

Во-вторых, в качестве исходных временных интервалов Пашинский принял для СССР весь период оккупации (три года), а для немецкой стороны – только пять месяцев боевых действий на ее территории. Между тем оккупация Красной армией Восточной Германии продолжалась не пять месяцев, а 4 года и 9 месяцев (до 7 октября 1949-го – дня образования ГДР). То есть была не вшестеро меньше, как считает Пашинский, а в 1,6 раза больше. Это значит, что в его методике пропорция должна быть уменьшена в девять раз – с 3 до 0,34. Потери мирного немецкого населения при этом будут равны примерно 0,25 миллиона человек.

Таким образом, при корректном учете различий оккупационных режимов в СССР и в Восточной Германии результат, полученный по методике Пашинского, демонстрирует (по сравнению с оценкой по абсолютным значениям потерь) еще более впечатляющее нравственное превосходство Красной армии над вермахтом. На равное количество человек, на одинаковой площади и за тот же период оккупации потери мирного немецкого населения от действий Красной армии были примерно в 50 раз меньше, чем советского от вермахта.

«Логическая диверсия» и другие софизмы

Пашинский, видимо, понимая неубедительность своих расчетов, пытается их «усилить». Это приняло формы софизмов.

Во-первых, для поддержки своей методики Пашинский прибегает к умышленной уловке, называемой «обращение к авторитетам». Он пишет: «Если В. Литвиненко не согласен с методикой данного расчета, пусть спросит профессиональных военных». Здесь забавно то, что отсылка обращена ко мне – профессиональному военному, полковнику в отставке, прослужившему в армии более 30 лет.

Во-вторых, Пашинский в конце своего отклика задает мне четыре вопроса.

1. Почему Красная армия, имевшая почти 1,5-кратное преимущество в живой силе, была разгромлена в 1941 году?!

2. Каким образом немцам удалось захватить гигантскую территорию с 70-миллионным населением?!

3. Почему мирное население не было эвакуировано с территории, которую оставляли советские войска при отступлении?!

4. Почему потери Красной армии были вдвое (или втрое) больше, чем у немецких захватчиков?!

Эти вопросы не имеют никакого отношения к теме моей статьи. Такая умышленная уловка, состоящая в переходе к другим темам обсуждения, называется логической диверсией.

В-третьих, в версии статьи, размещенной на сайте «ВПК», для пущего эффекта Пашинский сопровождает заданные мне вопросы еще и эмоциональным упреком: «И последнее, может быть, самое важное: почему В. Литвиненко не задает подобных вопросов?! Они его не интересуют?». Подобные упреки в логике квалифицируются как умышленные уловки, называемые «аргумент к публике» (в данном случае – воздействие на чувства читателей).

Этот скрытый упрек не по адресу. Задавая вопросы, Пашинский даже не посчитал нужным выяснить, занимался ли ими тот, к кому они обращены. Между тем мое мнение по первым двум заданным Пашинским вопросам изложено в статье «Предупрежден не значит вооружен», а более детально эта проблематика рассмотрена в книге «Цена войны. Людские потери на советско-германском фронте» при обсуждении фейковых измышлений Марка Солонина.

Что касается четвертого вопроса Пашинского, то он сформулирован некорректно. Потери Красной армии не превышали немецкие ни в два, ни в три раза. На полях сражений они были примерно равными, но в германском плену погибло значительно больше советских солдат, чем немцев у нас. Поэтому суммарное число погибших воинов Красной армии превышает число погибших солдат вермахта, но не более чем на 40 процентов.

Владимир Литвиненко,
доктор технических наук, профессор

Опубликовано в выпуске № 18 (731) за 15 мая 2018 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц