Версия для печати

Генерал, предотвративший химическую войну

120 лет назад родился Алексей Панфилов
Стрелец Михаил

После окончания высшего горного училища пошел по стопам отца и работал на Казанской железной дороге. В Красной армии – с 15 апреля 1918-го. Участвовал в боях с колчаковцами на Восточном фронте, был ранен. Затем служил комиссаром уезда, кавалерийского полка, бригады.

После Гражданской войны остался в кадрах: начинал военкомом 30-го кавполка, затем замкомиссара 3-й кавбригады 5-й кавалерийской дивизии, далее – помощник по политической части 27-го кавполка, завинформотделением политотдела 4-й кавалерийской бригады.

С июня 1923 года исполнял должности помначальника УМО и начальника Политуправления СибВО. С апреля 1924-го перешел в центральный аппарат. Сначала – порученцем в Главном управлении, затем – в Политуправлении РККА. Через два года после окончания политического отделения КУВНАС при Военной академии им. Фрунзе назначен начальником политотдела и военкомом 5-й отдельный кавбригады. В ноябре 1928 года Панфилов – помощник прокурора окружной военной прокуратуры ЛенВО.

Его имя 18 раз упоминалось в приказах Верховного главнокомандующего

Однако дальше карьера круто повернулась. В 1931 году он поступил учиться в Военную академию механизации и моторизации РККА (с 1933-го – имени Сталина). После окончания в июле 1937-го назначен военкомом научно-испытательного автобронетанкового полигона. Через год командовал 2-й мехбригадой 39-го стрелкового корпуса 1-й Приморской армии, воевавшей у озера Хасан.

И снова крутой поворот – в апреле 1939-го Панфилова назначают заместителем начальника 1-го отдела 5-го (разведывательного) управления Красной армии. Через год с небольшим присваивают звание генерал-майора и назначают замначальника Разведуправления Генштаба Красной армии. Панфилов добился резкого повышения эффективности стратегической, оперативной, тактической разведки. Значительно улучшились подбор и расстановка кадров. Были сняты многие вопросы их материально-технического обеспечения.

В 1941 году от нелегала Рихарда Зорге в Центр поступили две важнейшие шифрограммы. В одной Рамзай сообщал, что немцы стараются втянуть Японию в войну против СССР. Во второй от 10 июля речь шла о решении Токио одновременно с продвижением на юг готовиться к войне с СССР после поражения Красной армии на Западе. Эта информация позволяла определить основные направления политики Японии. На бланке донесения Панфилов наложил резолюцию: «Учитывая большие возможности источника и достоверность значительной части его предыдущих сообщений, данное сведение заслуживает доверия». Генерал отлично понимал, чем рискует, если нелегал ошибся, но поддержал разведчика авторитетом и весом своей должности.

На посту руководителя советской военной разведки Панфилову удалось предотвратить химическую войну Германии против СССР. В начале 1942 года Гитлер принял решение развязать ее в мае. С немецкой педантичностью запустили комплекс подготовительных мероприятий. Вывели на максимум производство боевых отравляющих веществ, до мелочей продумывалась доставка на Восточный фронт, серьезно готовился к применению ОВ личный состав вермахта. Панфилов так выстроил работу с резидентурой, что вся информация ложилась на его стол в наикратчайшие сроки. Уже 30 января 1942 года члены ГКО получили специальное сообщение начальника Разведупра «О подготовке германской армии к применению химических средств». Через 23 дня – «О продолжающейся подготовке германской армии к применению химических средств». «Полученные Главразведуправлением данные за февраль 1942 года подтверждают… Мероприятия германского командования направлены на подготовку к химической войне не только на фронте, но и в глубоком тылу. На Восточном фронте отмечено прибытие химических войск на Брянском и Харьковском направлениях… Начало химической войны приурочивается к весне этого года в связи с предполагаемым наступлением. Ускоренная подготовка германской армии к применению отравляющих веществ является бесспорным фактом».

11 марта 1942 года Панфилов направляет Сталину очередное спецсообщение: «Установлено, что химическая подготовка германских войск проводится по всему фронту. Части противника, расположенные в городах Красногвардейск, Прилуки, Нежин, Харьков, Таганрог, усиленно обучаются применению химических отравляющих веществ и мерам противохимической защиты. Части СС в Варшаве получили приказ в спешном порядке приступить к противогазовой подготовке. Отмечены случая выдачи войскам противогазов образца 1941 года. Продолжается переброска на Восточный фронт отравляющих веществ и химических боеприпасов, главным образом химических снарядов и авиабомб... Вывод: противник продолжает интенсивную подготовку к химическому нападению…»

Эти сообщения весьма озаботили Верховного главнокомандующего. Сталин начинает интенсивный обмен мнениями по этой проблематике с Черчиллем. 12 мая 1942 года тот в радиовыступлении предупреждает официальный Берлин о незамедлительном ответе на развязывание нацистским режимом химической войны против СССР. Премьер Великобритании высказался четко и ясно: германская территория станет объектом непрерывных газовых атак английской военной авиации. Это возымело действие. Гитлер отказался от своих планов. Историк Владимир Лота глубоко прав в утверждении: «Срыв планов Гитлера позволил спасти жизни тысячам советских солдат и офицеров, а также предотвратил использование германским руководством в годы Второй мировой войны отравляющих веществ против английских и американских войск».

Алексей Панфилов заслуживал самых высоких наград, но почестями его обошли. Этому есть объяснение. Генерал-майор был уполномоченным Генштаба Красной армии по формированию польской армии на территории СССР. Однако части под предводительством Владислава Андерса не горели желанием воевать да еще под советским руководством. Полякам предоставлялись казармы, довольствие, оружие, боеприпасы. И это во время тяжелейшей битвы за Москву, когда каждый патрон на счету. Требования поляков стали выходить за рамки разумного, и в 1942 году советское правительство, решив, что дармоеды воюющей стране не нужны, разрешило им уйти в Персию.

Это было не поражением, но политической неудачей. Вероятно, именно она сказалась на судьбе Панфилова – генерал снова стал танкистом. С ноября 1942-го он – замкомандующего 3-й танковой армией Павла Рыбалко, с которым был хорошо знаком. Тот служил замначальника Высшей спецшколы РККА в Казани. Они вместе готовили кадры для Разведуправления.

Первым орденом – Красного Знамени – генерал-майор Панфилов награжден в ноябре 1942 года. «В боях с 19 по 30 ноября 1942 года руководил операциями по прорыву оборонительной линии противника в направлении Калач, Перелазовский. Умело организовал взаимодействие… Разгромлено несколько дивизий румын, освобождено свыше 400 населенных пунктов, захвачены богатейшие трофеи», – написано в наградном листе.

Под его командованием 6-й гвардейский танковый корпус отличился при освобождении городов Украины, стал именоваться Киевским. Командующий 3-й гвардейской танковой армией Павел Рыбалко в представлении Панфилова к ордену Суворова второй степени написал: «Командир 6-го гвардейского танкового корпуса в операции по прорыву фронта противника, находясь в боевых порядках, смело вел его в бой и овладел городами Коростышев и Житомир». Успешными были действия соединения и при проведении Днепровско-Карпатской операции. 11 марта 1944 года Панфилову присвоили звание генерал-лейтенанта.

С августа 1944-го он командир 3-го гвардейского танкового корпуса. С 25 февраля по 30 марта 1945-го панфиловские танкисты, взаимодействуя с другими соединениями фронта, прошли 400 километров, блокировали в районе Гдыни и Данцига остатки 2-й немецкой армии и разгромили их, установив полный контроль над территорией. К сожалению, в нынешней Польше об этом не хотят вспоминать.

Фронтовая биография генерал-лейтенанта Панфилова завершилась Берлинской стратегической наступательной операцией. И здесь, как и ранее, комкор продемонстрировал высокий военный профессионализм. 29 марта 1945 года генерал-лейтенанту танковых войск Панфилову за умелое руководство корпусом и проявленное при этом мужество присвоено звание Героя Советского Союза.

За годы войны его имя 18 раз упоминалось в приказах Верховного главнокомандующего. После Великой Отечественной Алексей Павлович командовал 3-й гвардейской танковой дивизией, сформированной в июне 1945 года на основе его корпуса.

В 1954-м окончил Высшие академические курсы при ВАГШ. Работал начальником факультета Военной академии бронетанковых войск, затем – старшим преподавателем ВАГШ. С 1959 года находился в запасе.

Михаил Стрелец,
доктор исторических наук

#Алексей Павлович Панфилов #Иосиф Виссарионович Сталин #Павел Семенович Рыбалко

Опубликовано в выпуске № 18 (731) за 15 мая 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»
  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц