Версия для печати

Явно устаревшая конструкция

Растопшин Михаил
Публикация оценок боевых и эксплуатационных характеристик любого образца вооружения возлагает на авторов большую ответственность. В этом плане нельзя пройти мимо оценок ряда вооружений, которые стали содержанием статьи Сергея Суворова "Обойдемся без эмоций. (Уровень защищенности российской бронетехники не уступает западным образцам)", опубликованной в "ВПК" №18 за этот год.


РОССИЙСКАЯ АРМИЯ УСТАЛА ЖДАТЬ ПОСТУПЛЕНИЯ В ВОЙСКА НОВЫХ ВЫСОКОЭФФЕКТИВНЫХ ВООРУЖЕНИЙ


Публикация оценок боевых и эксплуатационных характеристик любого образца вооружения возлагает на авторов большую ответственность. В этом плане нельзя пройти мимо оценок ряда вооружений, которые стали содержанием статьи Сергея Суворова "Обойдемся без эмоций. (Уровень защищенности российской бронетехники не уступает западным образцам)", опубликованной в "ВПК" №18 за этот год.
{{direct_hor}}
Авторитетнейший специалист в области ВВТ генерал Сергей Маев, будучи в должности заместителя главнокомандующего Сухопутными войсками по вооружению, отмечал (см. "Армейский сборник" №9, 1995 г.), что "на вооружении находится масса недоработанного вооружения с низкими эксплуатационными характеристиками (особенно по надежности и ремонтопригодности)". Одновременно "продолжается порочная практика поставки в войска вооружений с эксплуатационными характеристиками, не отвечающими современным условиям и требованиям". С. Маев особо подчеркивает важность проблемы надежности ВВТ.

ГПВ-2010 ТРЕБУЕТ КОРРЕКТИРОВКИ

Первопричиной создания некачественных образцов вооружения, по мнению С. Маева, явилось отсутствие научно-обоснованной системы вооружения. Причем приоритетом в заказах ВВТ раньше пользовался не тот, кто непосредственно должен применять вооружение на поле боя, а заказывающее управление, главный конструктор, чиновник от ОПК - т.е. люди, оторванные от комплексного боевого применения образцов вооружения. Такая система обусловила рост номенклатуры образцов, их разунификацию, неудовлетворительную надежность и ремонтопригодность (см. табл. 1). Оружие, анализируемое С. Маевым, относится к старым образцам, которые сегодня в войсках составляют 80% от общего количества вооружений.

Известно, что Государственная программа вооружения (ГПВ) 1996-2005 гг. потерпела неудачу, вторая - ГПВ-2010 - требует корректировки, одновременно готовится новая - ГПВ-2015. Такое планирование настораживает, а наша армия уже устала ждать поступления в войска новых высокоэффективных образцов вооружения. Хочется верить, что наконец вступит в действие новая ГПВ с соответствующим механизмом ее реализации.

ДА, ОБОЙДЕМСЯ БЕЗ ЭМОЦИЙ

Характерно, что С. Суворов на примере "отказа" системы наведения "Томагавка", из-за чего произошло якобы случайное попадание в китайское посольство в Белграде, пытается дискредитировать американское высокоточное оружие (ВТО). Однако известно, что в посольстве КНР имелась аппаратура, позволяющая принимать информацию о воздушной обстановке с китайских разведывательных спутников, которая передавалась подвижным группам ПВО Югославии. По этой причине был нанесен удар по посольству, но с помощью высокоточных управляемых авиабомб JDAM, которые были доставлены стратегическим бомбардировщиком В-2А. Для выполнения этой задачи самолет совершил перелет из США (авиабаза Уайтмен) до Белграда с дозаправкой в воздухе. Нанеся удар тремя боеприпасами с высоты 5000 м, бомбардировщик улетел обратно в США. Таким образом, "Томагавк" здесь ни при чем.

С. Суворов также отмечает, что на Западе нет системы, подобной "Шторе". Но имеются сведения, что оснащение танков станциями оптических помех (MIDAS - Великобритания, Pomals Violin Mk1 - Израиль) привело к резкому снижению функционирования систем наведения ПТРК второго поколения.

Посмотреть рисунокИзраильский 105-мм бронебойный подкалиберный снаряд МК111.
Рисунок Михаила РАСТОПШИНА

Использование в системе наведения (боеприпасов "Смельчак", "Краснополь" и др.) лазерного луча требует отсутствия кустов, лесных массивов, холмов, дымовых завес на траектории полета ракеты. Это обстоятельство, например, на Западноевропейском ТВД не позволит вести стрельбу на максимальную дальность, так как рельеф местности обеспечивает видимость объектов поражения не более чем на 2 км. По этому поводу весьма наивно звучит умозаключение С. Суворова: "И веточка кустика никак не перекроет лазерный луч диаметром в несколько метров". Уместно заметить, что при испытаниях систем наведения отечественных ПТРК на траектории ракеты всегда вырубаются все кустики (естественно, вместе с веточками).

Автор критики ПТРК "Джавелин" обошел молчанием, что это комплекс третьего поколения ("выстрелил-забыл"), которого у нас нет. Наши ПТРК разрабатывались по ТТЗ 20-летней давности и относятся ко второму поколению. Если Россия до сих пор не имеет ПТРК третьего поколения, то Индия, Израиль и Испания уже преуспели в создании такого оружия (ПТРК "Наг", "Спайк", "Макам"). Заметим, что ПТРК "Джавелин" закупают Великобритания, Канада, Тайвань, Норвегия, Иордания, Новая Зеландия, Австралия, Ирландия, Литва. Плохое оружие не обладает таким спросом.

С. Суворов также восклицает: "Не понятно, где он (то есть я) нашел динамическую защиту на М1А2 "Абрамс" и "Леопард-2А6"? Нет такой на данных танках". Обратимся к истории. В 1980 г. я был начальником лаборатории в ЦНИИХМ и отвечал за эффективность противотанкового вооружения. В том году под моим руководством была выполнена тема, в которой учитывалась установка на зарубежные танки динамической защиты. Надо отметить, все, что касалось ДЗ, выполнялось совместно с ВНИИ Стали при особо тесном контакте с Дмитрием Рототаевым. Отчет был отправлен во все заинтересованные организации. В 1982 г. наши прославленные гранатометы, которых в Ливане было предостаточно, оказались неэффективными при стрельбе по американским танкам М48, М60, оснащенным навесной ДЗ. По этому поводу на всех этажах власти разразился большой скандал: почему никто не предусмотрел и не спрогнозировал появления ДЗ? В этой ситуации даже меня коснулся такой казус. После всеобщего внушения, полученного от руководства министерства, директор на партактиве института заявил, что я вовремя не предупредил о появлении ДЗ, чем загнал отрасль в тупик. На партактиве я не присутствовал, так как не был членом КПСС. Начлаб и не член КПСС - в те времена явление чрезвычайно редкое. Тут же была оперативно создана комиссия по разборке моей деятельности. Но заседание комиссии не состоялось - я принес свой отчет. Далее последовал целый ряд межведомственных мероприятий по ликвидации этого кризиса. Особо следует отметить совещание Военно-технического совета под руководством заместителя министра обороны по вооружению В.М. Шабанова, на котором были намечены пути решения данной проблемы. Основным докладчиком на совещании был начальник ГРАУ Андрианов. В его докладе использовались материалы отчета моей лаборатории и разработки НИИ-3 МО. Следствием межведомственных мероприятий явилось то, что все наши ПТУР с тандемными БЧ стали отрабатываться с помощью имитаторов лобовой защиты "Абрамсов" и "Леопардов", на которых установлена ДЗ. Создание ВВТ требует опережающего уровня, а С. Суворов тянет данную проблему назад в тупик.

Сегодня в США ДЗ устанавливается на БМП М2А3 "Брэдли". А в известных конфликтах США, всегда очень рачительно относившиеся к своим финансовым затратам и знавшие о наличии слабого противотанкового вооружения у своих противников, не считали нужным установку ДЗ на танках М1А1, М1А2. В статье "Состояние и перспективы развития зарубежного и отечественного бронетанкового вооружения и техники в первой четверти XXI века" (Вооружение. Политика. Конверсия. №3, 2001 г.) генерал-полковник С. Маев прогнозирует установку встроенной ДЗ на зарубежных танках. С. Суворову надо иметь ввиду, что в случае войны с Россией натовские "Абрамсы" и "Леопарды" будут с ДЗ.


Бронебойные подкалиберные снаряды: слева - 125-мм 3БМ22 "Заколка"; в середине - израильский 105-мм М111; справа - австрийский 105-мм NORICUM.
Фото из архива Михаила РАСТОПШИНА
Автор статьи "Обойдемся без эмоций" уверяет, что при отработке и проверке бронепробивного действия боеприпасов "уж больно трудоемкая работа собирать конструкции толщиной в метр и более". Со времени отработки таких образцов уже многие десятилетия на полигонах имеются подъемные краны и стенды для установки броневых плит. Причем, если надо пробить толщину в 1 м, то укладывается, например, две плиты толщиной 300 и 200 мм, а угол подхода между траекторией снаряда и поверхностью верхней плиты устанавливается величиной в 300. Другими словами, операция установки бронеплит на полигонах является обыденной и весьма простой.

И, наконец, заявление о том, что бронестойкость фронтальной защиты "Абрамса", равная 850 мм, совсем не преграда для кумулятивных гранат РПГ-7, не соответствует действительности. Заметим, что бронепробиваемость гранат РПГ-7 составляет 750 мм. По этой причине (850 > 750) граната не пробивает защиту "Абрамса". И в этом случае невозможно согласиться с мнением С. Суворова.

КРЕПКА ЛИ БРОНЯ НАШИХ ТАНКОВ?

Развитие зарубежного высокоточного противотанкового оружия и совершенствование штатных средств, состоящих на вооружении НАТО, обусловили резкое отставание уровня защиты российских танков. Казалось бы, что устанавливаемые на отечественных бронемашинах комплексы навесной, встроенной динамической и активной защиты (АЗ), а также оптико-электронного подавления "Штора" должны повысить их выживаемость в боевых условиях, но в действительности все обстоит иначе. Во-первых, навесная и встроенная ДЗ наших танков преодолевается зарубежными ПТУР и гранатометными выстрелами с тандемными БЧ. Во-вторых, навесная ДЗ и АЗ "Арена" не могут бороться с бронебойными подкалиберными снарядами (БПС) и ударными ядрами. В-третьих, комплекс "Штора" может противостоять только зарубежным ПТУР второго поколения с оптической обратной связью. Следует заметить, что и встроенная ДЗ наших бронемашин не способна бороться с БПС, ударная скорость которых не превышает 1500 м/с. В этой непростой ситуации возникает вопрос: способна ли многослойная броня танков

Т-72, Т-80, Т-90 защитить экипаж и жизненно-важные агрегаты при недостаточной эффективности всех вышеперечисленных комплексов?

Известно, что 50% массы танка идет на его бронирование. При этом транспортные требования к отечественным танкам привели к тому, что их масса составляет 42-45 т, а зарубежных - уже превысила 60 т. Массовые характеристики бронирования отечественных бронемашин (см. табл. 2) меньше по сравнению с танком М1А2 (разница в пределах 6,5-12,1 т), а площадь лобовой проекции танка М1А2 больше лишь на 1 м2, чем у наших танков. Понятно, что "дополнительная" масса брони М1А2 не "размазывается" по всему танку, а используется для усиления защиты лобовых зон. Поэтому противоснарядная и противокумулятивная стойкость лобового бронирования отечественных танков ниже, чем М1А2.

Что же представляет собой многослойная броня российских танков? Так, например, экспортный вариант Т-72М (1980 г.) имел трехслойную лобовую защиту корпуса, состоящую из двух броневых плит (толщина - 60 и 50 мм), между которыми размещался стеклотекстолит (толщина - 105 мм). Вскоре этот трехслойный "пирог" был дополнен сверху 16-мм броневым листом - так появились танки Т-72М1, которые в составе сирийских войск в 1982 г. поражались различными противотанковыми средствами, включая израильские БПС М111.

Посмотреть таблицуТаблица 1. Основные эксплуатационные показатели ВВТ ВС РФ и США

К сожалению, трехслойный "пирог" в качестве многослойной преграды остается единственным достижением наших конструкторов как по структуре, так и по используемым материалам.

Выдающийся советский конструктор Александр Морозов при создании танка Т-64 усилил его защиту за счет уменьшения массы ходовой части. Позже "Уралвагонзавод" заменил на танке Т-64 двигатель мощностью 700 л.с. двигателем мощностью 780 л.с. Дополнительные 80 л.с. увеличили динамические нагрузки на ходовую часть, которая выходила из строя на первой сотне километров пробега. Подобное было проделано на ленинградском Кировском заводе путем установки на Т-64 газотурбинного двигателя мощностью 1000 л.с., что привело к выходу из строя ходовой части на первых десятках километров пробега. Эти и другие события привели к созданию танков Т-72 и Т-80 с более мощной ходовой частью. Таким образом, попытка А. Морозова усилить защиту за счет ходовой части Т-64 в немалой степени обусловила появление еще двух модификаций однотипных и разунифицированных танков.

В свое время декларировалось, что лобовая многослойная броня танков Т-64, Т-72,

Т-80 не пробивается снарядами самой массовой 105-мм пушки. Однако это было опровергнуто в ходе боев в Ливане (1982 г.) и экспериментальными исследованиями, проведенными в 38 НИИИ МО. Хорошо известен случай появления в 1982 г. на Кубинке израильского танка М48 американского производства, оснащенного навесной ДЗ, которая предназначалась для борьбы с кумулятивными боеприпасами. В этом танке оказались БПС М111, которые были испытаны по лобовой броне корпуса и башни танка Т-80. Результаты оказались ошеломляющими - многослойная броня была пробита 105-мм израильским снарядом с внушительным заброневым действием.

Одновременно установлено, что используемый для отработки защиты наших танков 125-мм БПС 3БМ22 "Заколка" хуже пробивает многослойную броню, чем 105-мм БПС М111, хотя они имеют одинаковую бронепробиваемость (170 мм/60о) по монолитной стальной броне. Подобное наблюдается применительно к австрийскому 105-мм БПС NORICUM, который, как и наш 125-мм БПС 3БМ42 "Манго", имеет бронепробиваемость 210 мм/60о. Другими словами, зарубежные БПС калибра 105 мм имеют одинаковую бронепробиваемость с российскими БПС, но калибра 125 мм, что свидетельствует о серьезных недоработках наших конструкторов.

Процесс бронепробивного действия БПС мог бы быть идеальным в том случае, когда скорость внедрения снаряда в броню превышала бы скорость распространения звука в материале боеприпаса. Тогда снаряд взаимодействовал бы с броней только в области контакта и на остальную часть БПС не передавались бы деформирующие нагрузки. По существу в реальных условиях с броней взаимодействует полуразрушенный БПС. Эта ситуация учтена в конструкции израильского БПС М111, у которого имеется состоящее из нескольких элементов демпфирующее устройство, локализующее в начальной стадии взаимодействия развитие ударно-волновых процессов, разрушающих снаряд. Все это должны учитывать конструкторы боеприпасов и защиты танков.

Посмотреть таблицуТаблица 2. Габаритно - массовые характеристики танков

В настоящее время на зарубежных танках М1А2, "Леопард-2" и др. установлена 120-мм пушка, боеприпасы которой способны поражать российские танки Т-72, Т-80 и Т-90 при попадании в наиболее защищенные лобовые зоны. В то же время 125-мм боеприпасы отечественных танков не способны преодолевать лобовую защиту современных американских (см. "ВПК" №8, 2003 г.) и немецких танков.

Следует заметить, что зарубежные 120-мм БПС на основе урана давно уже перешагнули рубеж бронепробиваемости - 300 мм/60о на дальности 2 км. Сегодня наши боеприпасники не могут создать аналог американского БПС М829А2, который необходим для отработки защиты перспективного российского танка.

В первой чеченской кампании боевики широко использовали гранатометное вооружение, от воздействия которого танки Т-72 и Т-80 выводились из строя из-за взрыва боезапаса или горения топливных баков. В уличных боях стрельба из гранатометов велась с дистанции в несколько десятков метров в борт танка (в зоны расположения топливных баков и боезапаса). В этих условиях борт толщиной 50 мм даже при наличии навесной ДЗ не являлся серьезной защитой от кумулятивных гранат с бронепробиваемостью 400-750 мм. Естественно, попадание кумулятивной струи в гильзу с порохом или снаряд наносило танку тяжелейшее поражение.

Большие потери танков в этом и других конфликтах были обусловлены неудовлетворительной защитой топливных баков, которые представляют собой тонкостенные конструкции. Баки после воздействия кумулятивной струи или остатков БПС подвергаются интенсивному разрушению с выплескиванием топлива внутри танка. Большое количество паров топлива и наличие горячих осколков являются причиной возникновения пожаров, с которыми штатные системы ППО не способны бороться.

В "Абрамсах" носовые внутренние топливные баки размещены в забронированных объемах. Попадание кумулятивной струи или остатков БПС в такие баки не вызывает их разрушения и образования паров топлива, что исключает возникновение пожара. Такая конструкция топливных баков позволила включить их в систему лобовой защиты танков.

ИДУ НА "КОНТАКТ"

В нынешнем году ДЗ "Контакт-5" отмечает свой 20-летний юбилей. Следуя совету С. Суворова, нарушу "деликатное молчание" и попытаюсь с позиций сегодняшнего дня расшифровать формулировку "Встроенная ДЗ "Контакт-5", устанавливаемая на Т-80У, Т-90 и Т-72БМ, снижает на 20% бронепробиваемость бронебойных снарядов даже кинетического действия". Она не дает конкретного ответа по результатам взаимодействия ДЗ "Контакт-5" с современными зарубежными боеприпасами. Восполним этот пробел.

Сущность рождения конструкции ДЗ "Контакт-5" заключается в том, что верхняя крышка контейнера навесной ДЗ толщиной 3 мм была заменена на крышку из стали высокой твердости (очень хрупкой) толщиной 15 мм. Такая замена обеспечила новый механизм возбуждения детонации ВВ в элементах ДЗ. При взаимодействии БПС с 15-мм крышкой образуется мощный поток осколков, являющийся причиной детонации ВВ. Но надо помнить, что зарубежные БПС (по сравнению с отечественными) имеют меньшую начальную скорость и большую массу. Полетная масса наших БПС чуть менее 5 кг (при начальной скорости 1700 м/с), а зарубежных - порядка 7 кг (при начальной скорости 1600 м/с и менее). Наименьшую начальную скорость (1370 м/с) имеет БПС 120-мм пушки танка "Челенджер". При невысоких начальных скоростях зарубежные БПС будут иметь более низкие ударные скорости взаимодействия с ДЗ, при которых не будет детонации ВВ, т.е. низкоскоростные БПС свободно преодолевают встроенную ДЗ. Эти обстоятельства подтверждены экспериментально. Таким образом, созданная с помощью отечественных БПС встроенная ДЗ "Контакт-5" до сих пор не прошла апробации с использованием современных зарубежных БПС, детонация от которых взрывчатого вещества в элементах ДЗ является маловероятным событием. Другими словами, отработана встроенная ДЗ от своих БПС, а как она будет защищать от зарубежных - требует проверки.

Применительно к результатам взаимодействия ДЗ "Контакт-5" с зарубежными кумулятивными боеприпасами можно отметить следующее. Вероятность преодоления этой защиты зарубежными ПТУР с тандемными БЧ "HOT-2T", "Milan-2T" составляет 0,9, а ПТУР "Hellfire", "Javelin" - 0,8. Данная ДЗ эффективна только против старых кумулятивных боеприпасов с одним зарядом. Для 1985 г. создание ДЗ "Контакт-5" было несомненным достижением, но для 2005 г. конструкция явно устарела на фоне появления за рубежом тандемной ДЗ.

Михаил РАСТОПШИН
кандидат технических наук

Опубликовано в выпуске № 41 (108) за 2 ноября 2005 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц