Версия для печати

Наши люди рядом с Гитлером — часть II

На советского резидента работали представители германского верховного командования
Кондрашов Вячеслав

Окончание. Начало читайте в предыдущем номере.

Наступление на нефть

Разведуправление в связи с началом Великой Отечественной войны поставило задачу: все усилия направить на получение информации о германской армии, обращая особое внимание на переброску немецких войск на восток из Франции и других стран Западной Европы.

В Москве высоко оценивали возможности швейцарской нелегальной резидентуры. В течение первого тяжелого для нашей страны периода войны Центр часто направлял в нее срочные запросы. Отвечая на них, Радо информировал: главной целью немцев является Москва, а операции на флангах носят отвлекающий характер. В другом донесении говорилось о формировании в Германии 28 новых дивизий, которые должны быть готовы к отправке на Восточный фронт. Важными для Центра были сведения, что немцы планируют захватить Мурманск, чтобы отрезать сообщение СССР с Англией и США. Кроме того, Берлин оказывал давление на Токио, побуждая японцев принять меры для блокирования Владивостока, чтобы прекратить импорт военных материалов из Соединенных Штатов. В период драматического развития событий во время битвы под Москвой Дора информировал Центр об оценках руководством вермахта складывающейся на фронте ситуации. В телеграммах резидентуры отмечалось, что стратегические планы Германии захватить советскую столицу провалились, несмотря на использование всех имеющихся материальных и людских резервов. У немцев стали отмечаться замешательство и растерянность из-за отсутствия успеха при проведении наступательных операций.

Всего во второй половине 1941 года резидентура Дора направила в Москву 134 информационных донесения, содержащих важные военные и политические сведения. Агентурные радиостанции регулярно выходили в эфир преимущественно в ночное время, как требовали условия безопасности. Два радиста обеспечивали бесперебойную связь с Центром. Нелегальная группа, руководимая Шандором Радо, была признана в Разведуправлении в то время одной из наиболее надежных и результативных в Европе.

Разгром немецко-фашистских войск под Москвой был с воодушевлением встречен резидентом и его ближайшими помощниками. Они считали, что в успехе Красной армии на полях сражений есть частица их разведывательного труда. Напряженная работа группы Дора продолжалась. В январе 1942 года ею были получены сведения, что Германия еще далеко не исчерпала военный потенциал и готовится к новым сражениям на востоке. В стране проведен дополнительный призыв, в ходе которого поставлено под ружье около двух миллионов новых солдат.

Резидент принимал меры по повышению эффективности деятельности своего разведывательного коллектива. Он почти ежедневно встречался со своими помощниками по агентурной работе, передававшими ему добытые их источниками сведения. Выбирал из них наиболее ценные, готовил донесения в Москву, шифровал их и привозил радистам с указанием очередности передачи телеграмм. Радиоточки резидентуры работали с большим напряжением и иногда находились в эфире по несколько часов подряд. Это было нарушением правил безопасности, но, как понимал Радо, в условиях войны главное вовремя передать в Центр полученную источниками информацию. Всего в течение 1942 года резидентура Дора направила в Разведывательное управление около 800 шифртелеграмм с важными военными и политическими данными.

Было подготовлено следующее донесение: «Фюрер намерен закончить войну с Россией осенью 1942 года, после того как войска вермахта достигнут берегов Волги и захватят Кавказ». В Москву стали направляться данные о готовящемся немецком наступлении на южном участке советско-германского фронта. Через одного из важных источников удалось получить информацию из Верховного командования вермахта, подтверждающую, что в конце мая – начале июня начнется весеннее наступление германских войск в направлении Кавказа, чтобы захватить нефтяные ресурсы, необходимые немцам для продолжения войны. По полученным данным, танковые группировки вермахта, которые должны были участвовать в этом наступлении, увеличились по сравнению с 1941 годом на треть. Таким образом резидентуре Дора в целом удалось раскрыть содержание стратегического плана германского командования на лето 1942 года.

Удалось также добыть достоверные сведения о химическом оружии Германии. Источники Радо получили данные о местах складирования химических боеприпасов, рецептурах использовавшихся в них отравляющих веществ, а также о заводах, где производилось это смертоносное оружие. Предупрежденное Разведуправлением командование Красной армии было готово к его применению противником на поле боя. Все военнослужащие имели при себе противогазы и другие средства противохимической защиты. Однако Гитлер так и не принял решение об использовании ХО, так как опасался мощных ответных ударов подобными средствами со стороны противостоящей ему коалиции союзников («Генерал, предотвративший химическую войну», «ВПК» №18, 2018).

Боевые действия на территории СССР продолжались, фашистская Германия сосредотачивала все ресурсы для достижения «решительной победы» над Красной армией. Группа Радо получила указания Центра собрать сведения о военно-экономическом потенциале Третьего рейха, его способности продолжать военные действия. Шандор активизировал работу своих соратников, и они стали получать от информаторов требуемые данные. В телеграммах, направлявшихся в Москву, отмечалось, что Германия в настоящее время не испытывает проблем с горючим из-за наличия больших запасов синтетического бензина, а также бесперебойных поставок нефти из Румынии. Их объем составляет пять миллионов тонн ежегодно.

Были также вскрыты главные центры немецкой танковой и авиационной промышленности, их возможности по производству боевой техники для фронта. Источники резидентуры указали точное количество германских танковых дивизий, а также местоположение главных центров снабжения войск Восточного фронта боеприпасами и продовольствием. Эти данные были высоко оценены Разведывательным управлением.

Летом 1942 года резидентура Дора стала направлять в Москву уточненные сведения о планах Берлина по ведению военной кампании на Восточном фронте. Одному из источников удалось получить данные о встрече Гитлера с Маннергеймом, на которой фюрер рассказал собеседнику о стратегическом наступлении германских армий в направлении Сталинграда, Астрахани с целью отрезать Кавказ от центральных областей России и захватить нефтяные залежи в районе Баку.

По другим полученным сведениям, Гитлер поставил задачу командованию вермахта в августе захватить Майкоп и Грозный, после чего русская нефть обеспечит все потребности вооруженных сил Германии. В связи с этим немецкие специалисты по эксплуатации месторождений уже собраны в Берлине и ждут указаний о выезде на Северный Кавказ.

Детальная разведка

Большим успехом резидентуры стало привлечение к сотрудничеству нового особо важного источника, работавшего на швейцарскую военную разведку. До прихода Гитлера к власти он проживал в Берлине и поддерживал тесные отношения с рядом немецких генералов и высокопоставленных чиновников Министерства иностранных дел. Он сохранил связи с этими лицами, многие из которых не поддерживали нацистский режим, и регулярно получал от них сведения политического и военного характера в интересах швейцарской разведслужбы. Среди них были офицеры в Генеральном штабе вермахта, в штабе Верховного командования вооруженных сил, на пункте связи Верховного командования вооруженных сил, группа источников в Министерстве иностранных дел. Некоторые из них имели генеральские звания. Новый источник после проведенной с ним беседы согласился работать и на советскую военную разведку, чтобы приблизить поражение Германии и ее избавление от клики Гитлера и его антинародного фашистского строя.

Благодаря этому со второй половины 1942 года информационные телеграммы из Швейцарии стали носить уникальный в мировой практике спецслужб характер. Из страны, находящейся на расстоянии более трех тысяч километров от линии соприкосновения войск на советско-германском фронте, поступали подробные сведения с указанием районов дислокации, номеров дивизий и армейских корпусов вермахта. Из Москвы приходили очень конкретные запросы, например: «Где находятся оборонительные позиции на участках Сталинград – Клецкая и Сталинград – Калач? Их характеристика», «Выясните, где теперь 11 и 18-я танковые дивизии, раньше находившиеся на Брянском фронте», «Уточните немецкие резервы в тылу Восточного фронта» и т. п. На все из них из резидентуры поступали детальные ответы.

Разведывательное управление Красной армии очень высоко оценивало итоги работы швейцарской нелегальной резидентуры в 1942 году. В подготовленной там оценке отмечалось: «Группа Доры располагает широкой сетью и солидными возможностями. Она поставляет обширный материал по следующим вопросам: планы и намерения военно-политического руководства Германии и командования ее вооруженных сил, резервы армии, переброска войск по странам Европы и на Восточный фронт, возможности Германии по производству танков, самолетов, артиллерии, сведения о возможности развязывания химической войны против Советского Союза.

На основе некоторых материалов Радо были составлены специальные сообщения для высших правительственных и военных органов СССР. К числу таких ценных сведений следует отнести:

  • сообщения о стратегическом плане германского командования на лето 1942 года;
  • анализ причин задержки немецкого наступления на Восточном фронте;
  • ряд сообщений о планах германского командования в отношении ведения химической войны, о новых немецких отравляющих веществах и способах их применения, об опытах использования внутриатомной энергии урана для производства атомных бомб...»

В начале 1943 года нелегальная резидентура Дора представляла собой сплоченный разведывательный коллектив, в состав которого входили 77 человек. Тайные агенты группы находились в Женеве, Берне, Цюрихе и ряде других городов Швейцарии. На территории Германии добывали информацию 17 источников, в Австрии – три, во Франции – пять, в Италии – два. Эта структура являлась в тот период одним из наиболее результативных в Европе звеньев зарубежной агентурной разведки Красной армии.

Несмотря на поражение под Сталинградом, военные возможности фашистской Германии все еще оставались высокими. От всех структур военной разведки требовалось получение достоверной информации о планах и намерениях противника на советско-германском фронте в 1943 году. Выполняя это указание, Радо в середине марта проинформировал Центр о прошедшем в Германии совещании под председательством Геринга, в котором приняли участие представители командования вермахта и основных немецких концернов – производителей вооружения. На нем ближайший соратник Гитлера сделал анализ военной обстановки. Он отметил, что из-за отсутствия согласованности в действиях СССР и его западных союзников Третьему рейху удастся преодолеть кризисный период после поражений на советско-германском фронте в конце 1942 года. Германское командование должно направить в зону боевых действий вновь сформированные танковые, пехотные и авиационные соединения, после чего нанести сильный удар по Красной армии в районе Курска.

Курская битва в Берне

В том же месяце Радо сообщил в Центр, что немецкое командование планирует наступление севернее Харькова с направлением главного удара по коммуникациям Харьков – Белгород. В другой его телеграмме говорилось о намерении немцев использовать освободившиеся после сокращения центрального участка фронта наиболее боеспособные части для возвращения Курска под свой контроль.

В середине апреля в Берлине состоялось совещание высшего военного руководства Германии, на котором обсуждалась летняя кампания на Восточном фронте. Люци вскоре передал резиденту сведения об его итогах. В Москву ушла телеграмма об этом важном мероприятии. В ней, в частности, говорилось: «...принято решение о мероприятиях, обеспечивающих немецкие наступательные операции в мае и июне в южном секторе советско-германского фронта. Операции эти имеют ограниченные цели – захват Курска и Ворошиловграда с целью доказать советскому главнокомандованию, что боеспособность немецкой армии действительно восстановлена».

Швейцарская резидентура также докладывала о составе группы армий под руководством генерала Манштейна, которая должна была участвовать в предстоящем наступлении. По данным источника Люци, в ее состав входили в Донбассе и северо-западнее от него – 15-й армейский корпус и вновь сформированный АК, в районе Харькова – 41-й АК и танковый корпус СС.

Кроме того, в течение мая от группы Доры в Центр поступила подробная информация о работе в Германии танковых, артиллерийских и авиационных заводов, их производственных мощностях, новых типах выпускаемой боевой техники. В частности, в донесениях резидентуры говорилось о тяжелых танках «Тигр», истребителях «Фокке-Вульф-190А», штурмовиках «Хеншель-129», предназначенных для борьбы с танками.

Данные, поступавшие из Швейцарии, тщательно анализировались и учитывались Центром. Они дополняли информацию от других источников военной разведки о готовящемся немцами наступлении в районе Курска. В результате Разведуправлению удалось заблаговременно вскрыть подготовку немецким командованием крупной наступательной операции, состав ударных группировок и виды новейшего вооружения, которым Берлин надеялся сокрушить боевые порядки Красной армии. Предупрежденные об этом советские военачальники организовали надежную оборону, сумели отразить удары вермахта, нанеся противнику крупный урон, и создали благоприятные условия для последующего разгрома.

С января до середины 1943 года из резидентуры Доры в Центр поступило 750 информационных телеграмм. В ряде из них были детально раскрыты следующие вопросы:

  • планы германского командования на Восточном фронте;
  • группировки войск вермахта на советско-германском фронте;
  • потери немцев, понесенные в результате боевых действий;
  • вновь сформированные войсковые соединения;
  • организация немецкой армии в ходе войны;
  • экономический потенциал фашистской Германии;
  • действия западных союзников в Европе;
  • политика ведущих европейских стран и их основные дипломатические мероприятия.

Радиопрокол

Радо был очень осторожным человеком и уделял пристальное внимание поддержанию высокого уровня безопасности своего большого разведывательного коллектива. Каждый член его группы знал только то, что определено резидентом, контакты между ними без крайней необходимости были запрещены. У всех было надежное прикрытие, не вызывавшее каких-либо подозрений у окружающих. Однако у резидентуры оставалось одно слабое звено – радиосвязь с Центром. Все агентурные радиостанции работали с большой нагрузкой, иногда находясь в эфире по несколько часов подряд.

Германской контрразведке удалось вскрыть работу агентурных радиопередатчиков на территории Швейцарии, характер и особенности функционирования которых свидетельствовали, что они ведут радиообмен с Москвой. Рейхсфюрер СС Гиммлер потребовал от подчиненных принять все меры для ликвидации этого «очага красного шпионажа».

Когда в середине 1943 года Берлин посетил с официальным визитом один из руководителей швейцарской полиции, немцы потребовали от него прекратить работу выявленных ими передатчиков. В противном случае, как было заявлено, могут возникнуть проблемы в двусторонних отношениях и даже поставлена под угрозу независимость Швейцарии. В связи с этим руководство страны дало указание начальнику службы федеральной безопасности удовлетворить требования немцев. Швейцарская полиция, оснащенная полученными в Германии современными пеленгаторами, начала охоту на радистов резидентуры Дора.

В результате были обнаружены две радиоквартиры, арестованы несколько членов его группы. Узнав об этом, Радо успел направить в Центр сообщение о провале и оповестить своих групповодов о немедленном прекращении всей разведывательной работы. Поэтому большая часть сотрудников резидентуры и ее информаторов остались на свободе. Сам резидент, выявив за собой слежку, умело оторвался от бригады наружного наблюдения и «бесследно», как констатировали в полиции, исчез.

Так завершилась работа этой уникальной по достигнутым результатам нелегальной агентурной группы советской военной разведки.

Вернувшись после окончания войны в Будапешт, Шандор Радо возобновил научную деятельность, стал доктором географических наук, работал в столичном университете, затем возглавлял Географический комитет Венгерской академии наук. В 1972 году он был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

Опубликовано в выпуске № 19 (732) за 22 мая 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...