Версия для печати

Дальневосточная ставка вождя

Сталин хотел вернуть Аляску?
Рощупкин Владимир
Фото: google.com

Мысль об угрозе возможного нападения Соединенных Штатов с приходом к власти нового американского президента не покидала Сталина. Вождь вынашивал планы формирования мощной военной группировки на Чукотке.

«Трумэн не Рузвельт. От него можно ожидать всего», – эти слова Сталина, по свидетельствам современников, были адресованы маршалу Василевскому в апреле 1945 года, вскоре после смерти президента США Франклина Рузвельта, к которому вождь относился с большим уважением.

Смысл сталинской фразы становится понятен, если вспомнить, что именно Трумэну принадлежит авторство циничного пожелания, чтобы русские и немцы как можно больше убивали друг друга. Это было сказано в 1941 году, когда гитлеровская Германия напала на СССР. Но на завершающем этапе войны, в 1945-м, гораздо более важным представлялось другое. Руководитель СССР благодаря сообщениям нашей разведки был в курсе работ над Манхэттенским проектом. Под таким закодированным названием физики, в основном иммигранты из охваченных военным пожаром европейских стран, вели в национальной лаборатории в городке Лос-Аламосе (штат Нью-Мексико) работы по созданию атомного оружия. В день смерти Рузвельта, 12 апреля 1945 года, военный министр Генри Стимсон рассказал заступившему на президентский пост Трумэну о Манхэттенском проекте. Примечательный факт: как свидетельствует американский историк Питер Уайден, Рузвельт при жизни ни разу и словом не обмолвился Трумэну об атомной бомбе. Видно, хорошо знал цену вице-президенту... На другой день, 13 апреля, давний приятель Трумэна сенатор Джеймс Бирнс вразумлял не очень-то сведущего патрона: «Бомба способна взорвать весь мир!». Новому хозяину Белого дома врезались в память слова Бирнса: атомная бомба поможет Америке занять позиции в послевоенном мире. Возможность шантажа вся и всех, особенно русских, с помощью нового оружия настолько захватила Трумэна, что он в срочном порядке назначил «знатока» Бирнса госсекретарем (главой внешнеполитического ведомства).

Чукотский плацдарм

Мысль об угрозе возможного нападения Соединенных Штатов с приходом к власти нового американского президента не покидала Сталина. «В ожидании всего» он как Верховный главнокомандующий не сидел сложа руки. По свидетельству ветерана советской внешней разведки Николая Леонова, вождь вынашивал планы формирования на Чукотке мощной военной группировки. Она держала бы под прицелом американскую территорию по ту сторону границы – Аляску. В южных районах советского Дальнего Востока был специально сформирован 127-й горно-стрелковый корпус и отправлен морем на Чукотку. По иронии судьбы личный состав корпуса перевозили на ленд-лизовских транспортах американского производства, которые предназначались для возвращения в США.

Сам Маресьев гордился тем, что получил путевку в небо в пограничной авиации на Дальнем Востоке

Однако гладко, как говорится, было на бумаге. Когда произвели все необходимые расчеты, выяснилось, что для серьезно подорванной войной советской экономики создание мощной группировки сил и средств в суровых условиях Крайнего Севера станет непосильным бременем. Переброска личного состава, создание необходимой инфраструктуры, бытовое обустройство солдат и офицеров в условиях вечной мерзлоты просто разорительны. Тем более что согласно договоренностям с западными союзниками советским войскам через два-три месяца после капитуляции Германии еще предстояло участие в боевых действиях против Японии – дальневосточного союзника Третьего рейха...

Короче, от «чукотского» стратегического плана Москве пришлось отказаться. Окончательно определился курс на сосредоточение крупных войсковых сил и средств в восточной зоне Германии.

Но почти неизвестным на фоне большой политики военно-историческим сюжетом остается планировавшееся создание ставки Сталина на Дальнем Востоке, хотя (с учетом боевых действий против Японии) среди ветеранов ходили такие разговоры. Думается, со временем историки прольют свет на этот вопрос. Ведь для исследователей постепенно открываются ранее недоступные архивные фонды, снимается гриф секретности с документов Генерального штаба, Федеральной службы безопасности, других ведомств.

Бык Григорий службу несет бдительно

Мне пришлось в свое время напрямую столкнуться с отрывочными сведениями о планах создания ставки Верховного во время поездки на одну из дальних застав Тихоокеанского регионального управления Федеральной погранслужбы. Расположена она на восточном побережье Сахалина. По неофициальным данным (все что можно, я занес в свой блокнот), именно здесь, в районе погранзаставы, планировалось сооружение ставки Верховного главнокомандующего. Журналисты, ухватившись за эту версию, тут же между собой окрестили заставу «сталинской».

Когда мы прибыли в это подразделение, нас встретил высокий сухощавый офицер. Из-под копны чуть вьющихся волос – внимательный, пытливый взгляд: зачем, мол, столичные гости пришли-пожаловали в такую даль? Это был начальник заставы капитан Олег Котлов. Однако некоторая настороженность офицера вскоре сменилась откровенным, без приукрашивания и попыток уйти в сторону разговором о буднях заставы, о службе солдат в зеленых фуражках.

Сюда, на дальнюю «точку», капитан Котлов прибыл не так давно. Но долго ли пробудет и куда потом направят, тогда сказать было трудно. На заставе сложилась своеобразная традиция: все ее предыдущие начальники непременно уходили на повышение. Только из числа выдвиженцев последних лет один стал комендантом участка, другой убыл во Владивосток, в региональное управление, третий поступил в академию. Один из офицеров, возглавлявших подразделение, со временем даже был направлен на службу в Генштаб.

Но только ли в «везучести» дело? Весь секрет, как нам потом объяснили в дружеской обеденной беседе пограничники, во многом кроется в хозяине заставы. Так здесь (и в подразделении, и в близлежащем рыбацком поселке) за глаза называют старшину заставы старшего прапорщика Василия Филиппова. «Он и офицеров заставских в люди вывел, и из нас людей делает», – откровенничали солдаты и сержанты.

Сибиряк Василий Васильевич Филиппов по-сибирски крепок и основателен: косая сажень в плечах, металлический прут запросто гнет. На лыжне ему нет равных в скорости и ловкости, а на огневой позиции – в меткости. В суждениях так же основателен и уверен. И хотя застава на тот момент была укомплектована личным составом на 70 процентов, старший прапорщик Филиппов полагал: если подобрать ключик к каждому солдату, службу можно и нужно поставить образцово.

А сделать ее таковой Филиппову помогал богатый личный опыт, преданность профессии. Почти четверть века прослужил он к тому времени в пограничных войсках, из них около двух десятков лет – постоянно на этой заставе. В тайге каждый кустик, каждая тропка ему хорошо знакомы, а далеко окрест Василий Васильевич знает вся и всех. И его все знают, непременно по имени-отчеству величают.

Таежное озеро имеет естественный подземный выход в море и доступно для подводных лодок

Именно хорошие связи с местным населением помогают начальнику заставы и старшине (других офицеров в подразделении уже долгое время не было) наладить четкую охрану участка побережья. А бывало всякое: и контрабандисты пошаливали, и незаконные коммерческие сделки между экипажами российских и иностранных рыболовецких судов имели место. Кстати, в этом районе, вспоминает Филиппов, в 50-е годы была пресечена попытка высадки на побережье иностранных агентов в легководолазном снаряжении. Вот вам и «тихая» застава!

Василий Васильевич хранит в своей памяти множество интересных историй. Он, можно сказать, живая энциклопедия заставы и края. Бойцы, например, узнали, что прославленный летчик Алексей Маресьев становился на крыло в этих местах. Он служил здесь еще до войны в разведывательной эскадрилье. Сам же Маресьев гордился тем, что получил путевку в небо в пограничной авиации на Дальнем Востоке.

Однажды произошел казус. Увидели в море пловца в акваланге, стали подавать сигналы, чтобы к берегу плыл. А неизвестный, наоборот, в открытое море повернул. Тут старший наряда дал по нему очередь из автомата. И что бы вы думали? «Объект в маске» оказался... нерпой! Долго потом над «охотниками за аквалангистами» подшучивали.

Для солдат Василий Васильевич – отец родной. И не только в силу возраста и уважительного отношения к людям. Как важно по-отечески, неформальными методами расположить к себе молодого парня, оторванного от дома, от родных и близких, в буквальном смысле оказавшегося на краешке земли. Доверительные беседы по душам не раз помогали удерживать бойцов от неверных шагов. Чаще всего это касалось самоволок и без меры вольных контактов с местными свободными дамами.

Что скрывать, рыбачки из поселка далеко не все строгих нравов, а парни на заставе как на подбор: кровь с молоком. Вот она у ребят и играет. Проблема...

Филиппов, как местный старожил и авторитет для солдат, умело влиял на подобные жизненные ситуации. Да и семейная жизнь самого старшины у пограничников как на ладони: на заставе ничего не скроешь. Дружно, в согласии и любви жили Василий Васильевич и его жена Надя. Она здесь же, на заставе, поваром работала, и солдаты каждодневно учились у Филиппова рыцарскому отношению к женщине. Их сын Алеша – ученик местной школы. Теперь-то давно взрослый и, не исключено – тоже пограничник. Ведь во многих семьях стражей границы преемственность стала традицией.

Когда на заставу изредка приезжало начальство или гости, они неизменно поражались идеальному порядку в хозяйстве Филиппова. Заставскому инструментарию, собранному им за многие годы (а точнее, купленному за свои кровные – для дела ведь!), мог бы позавидовать ремонтный цех завода. Осенью бойцы под началом Василия Васильевича и Надежды Михайловны занимались заготовкой «стратегических запасов»: таежных ягод и грибов для солений и квашений. Каждая банка деликатесов пронумерована, подписана, учтена в приходной книге. А в ход они идут не только по праздникам и в дни рождения бойцов, но часто и в будни. Благо, что «стратегических» запасов хватает до следующего сезона заготовок.

Помимо двух дойных коров в хозяйстве старшего прапорщика Филиппова «несли службу» бык Гриша, телка («на вырост») и всеобщая любимица сибирская лайка по кличке Рэп. Как и положено служивым, не рядовой (по комплекции) бык Григорий и пес Рэп службу несут бдительно: «чужих» к «своим» не подпускают.

Между морем и озером

И все-таки где факты, привязывающие планы создания ставки к конкретному месту? Думается, они есть, несмотря на то, что сами заставские и офицеры рангом и должностью повыше об этом предпочитали не распространяться.

Застава расположена в уникальном месте: с одной стороны – море, а «тыл» смотрит на таежное озеро. Но водоем этот непростой. По словам местных краеведов, он имеет естественный подземный выход в море. Глубина озера и подземного канала таковы, что, по расчетам, доступны для подводных лодок. А на озерную гладь могут совершать посадку и причаливать к берегу гидросамолеты.

Разговоры о предполагаемой ставке Сталина в этих местах не следует считать досужими, памятуя о других исторических и военно-стратегических реалиях последнего года Второй мировой. Сегодня уже не секрет, что после завершения войсками 2-го Дальневосточного фронта и силами флота Курильской десантной операции (18–30 августа 1945 года) Красная армия была готова к дальнейшему продвижению на юг.

Ставка Верховного главнокомандования тщательно спланировала операцию по высадке войск на Хоккайдо, чтобы сделать его советской зоной оккупации – по образцу послевоенной Германии. Американцы заняли бы три других крупных острова – Хонсю, Кюсю и Сикоку. Для высадки на Хоккайдо и на самой южной части Курильских островов на Сахалине были сосредоточены 87-й стрелковый корпус, самолеты 9-й воздушной армии и ВВС Тихоокеанского флота.

Но вспомним сталинскую фразу... После бомбардировки Хиросимы и Нагасаки Вашингтон, продемонстрировавший всему миру монополию на новое оружие разрушительной силы, в лице президента Трумэна уже не хотел считаться с русскими союзниками. Началась эпоха атомного шантажа и послевоенной дипломатии с позиции силы. Ставка ВГК отказалась от высадки на Хоккайдо. В конце августа – начале сентября 45-го года заняли острова южной части Курил – Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи. Важно отметить, что передача Советскому Союзу Курильских островов была одним из условий вступления СССР в войну против Японии после поражения Германии. Это условие четко зафиксировано на Крымской конференции союзников по антигитлеровской коалиции.

Исследователи надеются раскопать «подземный канал» к документам о предполагаемой дальневосточной ставке. Тем временем пограничники дальних застав остаются в каждодневном дозоре…

#Иосиф Виссарионович Сталин #Александр Михайлович Василевский #Франклин Делано Рузвельт / Franklin Delano Roosevelt #Гарри Трумэн / Harry Truman #Генри Льюис Стимсон / Henry Lewis Stimson #Джеймс Фрэнсис Бирнс / James Francis Byrnes #Питер Уайден / Peter Wyden #Николай Сергеевич Леонов

Опубликовано в выпуске № 20 (733) за 29 мая 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...