Версия для печати

Ядерный пропуск

Цель санкций Вашингтона против Тегерана – смена режима
Алексеев Валентин
Фото: 3mv.ru

Выход США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) с Ираном приведет к распространению ядерного оружия на Ближнем и Среднем Востоке. Таков прогноз участников состоявшейся в РИА «Новости» конференции по этой проблематике.

Главным виновником подобной угрозы многие считают Тегеран. Как бы забывая, что первым в регионе разработку ядерных вооружений начал Израиль – еще в 1963 году.

В Вашингтоне, впрочем, могут и «передумать» – под давлением Евросоюза и в результате диалога по весьма реальной в обозримом будущем опасности с Москвой и Пекином – участниками той же «ядерной сделки». Так, например, считает эксперт профильного Центра РАН Владимир Сажин. «Задумка, вероятно, была в том, чтобы ввести серьезные санкции против Ирана, затянуть экономическую петлю и заставить рухнуть исламский режим». Но реализация этого замысла, по мнению Сажина, может привести к власти в Тегеране еще менее приемлемых для Запада правителей. То есть аргументы США за разрыв соглашения с Исламской Республикой всего лишь ширма.

Ядерное оружие Израиля вполне могло стать точкой отсчета в соответствующей иранской программе

Схожей точки зрения придерживается замдиректора Института стран СНГ Владимир Евсеев. Правда, он в отличие от своего коллеги уточнил, что ядерное оружие Израиля, появившееся еще в 60-х, вполне могло стать «идеологической» точкой отсчета в иранской программе по разработке ЯО в 90-е и последующие годы.

Однако Владимир Сажин убежден, что отнюдь не создание Тель-Авивом ядерного арсенала сподвигло Тегеран на аналогичный проект. «Согласно различным источникам у Израиля есть ныне от 100 до 500 ядерных боезарядов и средства их доставки – прежде всего самолеты ВВС и подводные лодки». Но все это, по оценке эксперта, сугубо оборонительный потенциал и с ним никак не связана региональная ситуация с ЯО. А потому сей фактор – дескать, за рамками военной денуклеаризации Ближнего и Среднего Востока.

В этой связи нелишне напомнить, что Израиль в отличие от Ирана не подписал Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и поныне не сотрудничает с МАГАТЭ. Иранская же ядерная программа, повторим, появилась через 25 лет после реализации израильской.

Кстати, по сведениям британского Bulletin Of The Atomic Research (сентябрь 2013 года), в распоряжении еврейского государства – до 80 ядерных боеголовок плюс расщепляющиеся материалы для производства еще от 115 до 190 ЯБ. Но в разведуправлении Пентагона уже в 1999-м заявляли о наличии у Израиля восьми десятков ЯБ (в 1973 году их было 15, в 1982-м – 35).

Причем израильский тяжеловодный реактор IRR-2 в Димоне введен в строй с помощью Франции в 1963 году и модернизирован на рубеже 70–80-х. Тогда его мощность довели с 28 до 80–150 мегаватт, что позволяет ежегодно нарабатывать от 7–8 килограммов до 30–40 килограммов плутония. А ранее – в 1960-м – в Израиле была создана, тоже с помощью Парижа, сама установка для переработки облученного топлива. Где возможно получение от 15 до 40 килограммов делящегося плутония в год.

Показательно, что Тель-Авив не опровергает данную информацию. И что же, этот арсенал – еще и при отказе Тель-Авива от ДНЯО – не провоцирует напряженность вокруг Ирана и в регионе в целом?

В 1981 году Израиль разбомбил иракский ядерный центр вблизи Багдада, притом без каких-либо санкций со стороны ООН и Запада. Выходит, есть прецедент для аналогичных действий Тегерана?

Опубликовано в выпуске № 21 (734) за 5 июня 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...