Версия для печати

Как химичат с композитами

Производства стратегической важности полностью зависят от импорта
Чичкин Алексей
Фото: tatarstan.ru

Существенный прорыв в производстве отечественных углекомпозитов и смежной химпродукции, похоже, вновь откладывается («Полимеры и полумеры»). Проблему обеспечения этими материалами «оборонки» и предприятий, так или иначе связанных с ОПК, удастся решить только за счет импорта.

Печальный вывод неизбежен по итогам заседания в Минпромторге, состоявшегося 14 июня под председательством первого заместителя министра Сергея Цыба и посвященного подготовке очередной «дорожной карты» (ДК) развития производства искусственных и синтетических волокон на период до 2025 года.

Глубокоуважаемый пан-прекурсор

Правда, совсем недавно такие же ДК уже рассматривались. И сопровождались теми же сетованиями на слабую господдержку, недостаток финансирования, растущую себестоимость продукции, вынужденную экспортную ориентацию большинства профильных предприятий и т. п. Такого рода «карты», в которых доминируют обзоры состояния отрасли и прогнозирование ее будущего, готовить, конечно, легче, чем предлагать реальные программы, содержащие конкретные, продуманные и тщательно обоснованные шаги. Но возникает вопрос: неужели разработчики всерьез полагают, что за 5–10 лет можно в столь сложных производствах наверстать то, что не делалось десятилетиями? Вот и нынешняя «карта», появившаяся на свет взамен предшественницы, рассчитана на период до 2025 года. Видимо, чтобы через три – пять лет составить аналогичную «карту»? Зато все при деле...

В России углеродный сегмент представлен четырьмя предприятиями. В Китае таких почти полтора десятка

Характерно, что в новой ДК максимально подробно рассказано о том, из чего делают, как используют и насколько востребованы углеродные и арамидные волокна и нити. Например, первые (УВН) «получают на основе ПАН-жгутика, целлюлозной технити и мезофазного пека. Их применяют для армирования композиционных, теплозащитных, химостойких и других материалов в качестве наполнителей». Напоминается также, что «значительный рынок для углеродных волокон в настоящее время – авиастроение. Из углеродных волокон изготавливают электроды, термопары, экраны – поглотители электромагнитного излучения, изделия для электро- и радиотехники».

Эти подробности, изложенные в «дорожной карте», конечно, ей не повредят. Но как с реальным выпуском УВН?

Как отмечалось, в России на сегодня основу производственного потенциала углеродного сегмента составляют четыре предприятия (три из них входят в структуру госкорпорации «Росатом»). В Китае таких почти полтора десятка.

И согласно ДК в 2015 году состоялся ввод мощностей на одном из тех российских предприятий – «Алабуга-Волокно», производственный потенциал которого составляет до двух тысяч тонн в год, что делает данное предприятие крупнейшим отечественным производителем углеволокон. То есть за минувшие три года мощности этого и других УВН-заводов не возросли. В то время как совокупная мощность аналогичных продуцентов в КНР – минимум 12 тысяч тонн в год.

А объем производства УВН в РФ в 2017 году составил всего лишь 0,5 тысячи тонн, что в 1,3 раза выше, чем в 2016-м, и в 4,5 раз выше, чем в 2012 году. Объем же их потребления – 0,7 тысячи тонн, это в 1,7 раза больше, чем в 2016-м, и в 3,8 раза больше уровня 2012 года. Словом, производственная динамика здесь по-прежнему отстает от потребностей. Потому доля импорта в потреблении в 2017-м, по данным межведомственной группы, – 35 процентов.

Зато доля экспорта в УВН-производстве в 2017 году составила 43 процента. Как отмечалось на заседании, главным образом ввиду растущих цен на эту российскую продукцию из-за увеличивающейся себестоимости. Что ограничивает сбыт на внутреннем рынке и «выталкивает» УВН за рубеж.

Тем временем согласно ДК-2025 прогнозируется дальнейшее увеличение внутреннего рынка УВН до 2,7 тысячи тонн к 2025 году, а также их производства до 2,2 тысячи тонн к 2025-му. То есть диспропорции сохранятся на прежнем уровне. Сам же этот рынок в РФ имеет потенциал как минимум в пять и более тысяч тонн, но по изложенным причинам «выталкивание» продукции за границы России продолжится.

Недостаточной остается сырьевая база для изготовления УВН в нашей стране. Как сказано в той же ДК, основным сырьем здесь является, как и ранее, ПАН-прекурсор, производимый ООО «Композит волокно» (Саратов) и АО «ВНИИСВ» (Тверь). В КНР и большинстве стран Запада для УВН ныне используется не менее 10 видов сырья, включая упомянутые ПАН-производные, целлюлозные технити, мезофазный пек. А также различные комбинации этих и других видов профильного сырья, в том числе продуктов вторичной переработки ряда натуральных, смешанных и химических волокон.

Но в ходе заседания откровенно отмечалось, что ввиду растущего рынка УВН, в значительной степени влияющего на обеспечение стратегической безопасности государства, снижение выпуска в России ПАН-прекурсора увеличивает долю и объем импорта стратегически важного сырья. Для ослабления импортозависимости и реализации экспортного потенциала UMATEX Group (ГК «Росатом») реализует проект по созданию на территории особой экономической зоны «Алабуга» современного производства ПАН-прекурсора мощностью до пяти тысяч тонн в год. Реализация проекта решает задачу локализации в России полной цепочки производства углекомпозитов. Но по многим оценкам, для обеспечения импортозамещающего внутреннего спроса по углекомпозитам на 85–90 процентов с учетом его роста выше показателей ДК требуется не меньше четырех аналогичных предприятий.

При этом сырьевое обеспечение производства ПАН-прекурсора обеспечено отечественной базой – пропиленом и нитрил-акриловой кислотой (ЗАО «Лукойл-Нефтехим», АО «Сибур-Нефтехим»). Но по другим сырьевым компонентам для прекурсора да и в целом по отрасли разносторонняя сырьевая УВН-база в ДК-2025 не упоминается.

Не склеивается

В «карте» отводится заметное место такой стратегически важной продукции, как арамидные волокна и нити. Напоминается, что их используют главным образом для изготовления средств баллистической защиты, а также в аэрокосмической отрасли, в производстве специальных композитных материалов. А также особо прочных кордов, защитной одежды.

В России крупнейшим поставщиком арамидов является АО «Каменскволокно». Их выпускают также ООО «Лирсот» и ООО НПП «Термотекс». Что касается структуры продукции этой подотрасли отечественного химпрома, то доминируют в ней арамидные нити, на которые сегодня приходится свыше 80 процентов спроса. Последние пять лет потребности внутреннего рынка этих нитей составляли тысячу тонн в год, объемы производства – 0,3–0,4 тысячи тонн. Следовательно, спрос на 60 процентов удовлетворялся за счет импорта. Экспорт этой продукции минимален: в 2017-м он составил 12 процентов.

Еще печальнее дела с обеспечением наших предприятий арамидным волокном: 80 процентов поставляется из-за границы

Еще печальнее обстоят дела с обеспечением наших предприятий арамидным волокном. 80 процентов его согласно ДК-2025 поступает из-за границы. Между тем в Евросоюзе, США, Канаде, Японии, КНР, Южной Корее, на Тайване 90 процентов потребностей в данном волокне удовлетворяется благодаря внутреннему производству.

В той же ДК подчеркивается, что в перспективе до 2025 года не ожидается существенного увеличения спроса на это волокно. Хотя почти всеми его производителями планируется наращивание мощностей. Но коли спрос не возрастет, значит, будут работать в основном на экспорт?

Между тем предприятием ОАО «Химволокно» (Серпухов) согласно ДК-2025 в незначительных объемах производятся малотоннажные варианты арамидных нитей: фторлоновые (для космической отрасли) и хлориновые (используемые в химической промышленности). То есть у нас незначительные объемы, а в КНР, США, Японии выпуск этой продукции растет с начала 2010-х темпами шесть – восемь процентов ежегодно.

И еще: в настоящее время в России производится только два компонента для производства арамидных волокон и нитей: мягчитель М-2 (ПАО «Химпром», Новочебоксарск) и терефталоилхлорид (АО «БСК»). Закупка остальных сырьевых продуктов – их около 10 – осуществляется в основном в США, Германии, КНР и на Украине. Отсюда вполне логичный вывод: «Ввиду стратегической важности арамидных волокон и нитей для обеспечения обороноспособности страны отсутствие выпуска большинства компонентов в цепочке производства ставит его в полную зависимость от импорта».

Тем не менее, как отмечено на заседании в Минпромторге, в РФ существуют современные технологии по производству мягчителя М-2, паранитротолуола и хлорпарафенилендиамина: Завод имени Я. М. Свердлова (ФКП «ЗИС») совместно с ООО «Фенил», ООО НИИЦ«Синтез»; ГОсНИИ «Кристалл», ФГУП «ГНЦ «НИОПИК» и ОАО «ГИПРОИВ». Но в каком конкретно производственном исчислении эти технологии будут практически востребованы?

То есть системная господдержка – опять же с конкретикой – требуется и для упомянутого сегмента. Причем со сценариями реальной динамики производства и сокращения импорта. Впрочем, в ДК-2025 говорится, что в целях полного исключения зависимости отечественных производителей арамидных материалов от зарубежных мономеров и полупродуктов разработан проект целевой комплексной программы, в котором предусмотрены разработка технологий получения десяти компонентов и выдача исходных данных на проектирование их производств по современным технологиям (монохлорбензола, дихлорнитробензола, фосгена/трифосгена, 4-нитротолуола, 4-нитробензойной кислоты и ряда других). Отмечено участие в этих работах НК «Роснефть», ОАО «БСК», АО «ФНПЦ «Алтай», АО «Невиномысский азот».

Но будет ли такая программа финансироваться в полном объеме и в строгом соответствии с графиком? И разве возможна успешная ее реализация без четкой увязки с аналогичными планами в смежных подотраслях?

Как значится в «карте» и как говорилось на заседании рабочей группы, основными негативными факторами в ОПК и предприятиях – поставщиках химпрома все так же являются:

  • растущая стоимость организации сырьевых и особенно конечных производств в совокупности с длительными сроками окупаемости проектов и с негарантированностью полноценного сбыта;
  • дефицит длинных кредитов по низким процентным ставкам;
  • растущий дефицит квалифицированных кадров;
  • низкие темпы технологического импортозамещения.

Но при наличии этих и смежных проблем, подчеркнем, системных, долю импорта в упомянутых и других сегментах химпрома ДК-2025 предписывает сократить почти вдвое – в среднем до 25 процентов. Однако возможно ли достижение такой планки за считаные годы при сохранении перечисленных негативных факторов, большой вопрос.

Заголовок газетной версии – «Углеродные путы».

Алексей Чичкин,
кандидат экономических наук

Опубликовано в выпуске № 23 (736) за 19 июня 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...