Версия для печати

Эпоха несвободной конкуренции

Владимир Васильев: Трамп устанавливает новый экономический порядок
Васильев Владимир Соркин Марк

Готова ли Россия к изменению правил игры на мировом экономическом рынке, чем завершатся развязанные Трампом торговые войны, «Военно-промышленному курьеру» рассказал главный научный сотрудник Института США и Канады РАН, доктор экономических наук Владимир Васильев.

– Владимир Сергеевич, 1 июня введены в действие американские санкции против Европы и Канады на поставку стали и алюминия. Канадский премьер Трюдо назвал это разбоем, председатель Евросоюза Юнкер – беспределом да еще добавил, что пора договариваться с Россией и снимать с нее санкции. Что это – заявления о намерениях или просто сотрясание воздуха?

– Ситуация действительно очень серьезная в том плане, что она является беспрецедентной. Подобных торговых войн между Соединенными Штатами и соседями, Европой, а может быть, и всем миром уже не было давно, десятилетия. За точку отсчета можем взять период создания Всемирной торговой организации, то есть середину 90-х, когда большая часть стран вступила в ВТО и начала снижать тарифы. О серьезности ситуации свидетельствует не только недавний саммит «Большой семерки», но и совещание министров, собравшихся для подготовки встречи в верхах. Шесть глав финансовых ведомств в буквальном смысле слова накинулись на своего американского коллегу Стивена Мнучина, предъявляя США обвинения в грубой ломке нынешнего международного экономического порядка, базирующегося на всевозможного рода соглашениях о свободной торговле. В какой степени их обвинения обоснованны, узнаем в обозримом будущем.

Наше правительство наблюдает за американским «НЭПом» и с интересом, и одновременно с большой тревогой

Но дело все в том, что Мнучин не стал оправдываться, говорить, что его неправильно поняли. Он улыбался, из чего можно было сделать вывод: наступает новая эпоха. Да, Соединенные Штаты намерены ломать этот порядок. И до тех пор пока администрация Трампа у власти, так будет и дальше.

Есть один очень важный момент, который надо иметь в виду: санкции Трамп ввел в соответствии с американским законом 1962 года. То есть уже тогда президента США наделили чрезвычайными полномочиями в сфере торговли, правда, лишь в случае, когда они продиктованы соображениями национальной безопасности. Следовательно, речь действительно идет о сломе того либерального экономического порядка, который складывался на протяжении последних трех десятилетий, поскольку теперь он угрожает национальной безопасности США, с точки зрения администрации Трампа.

Таким образом, замысел нынешнего хозяина Белого дома обозначен. Естественно, последовала и реакция союзников США. Однако они, похоже, пока пребывают в растерянности. Что это? «Загогулина», и с уходом Трампа все вернется на круги своя? Либо речь действительно идет о принципиально новой стратегии, и кто бы ни занял Овальный кабинет, она будет продолжена. Хотя, возможно, не так грубо и прямолинейно.

– Нам постоянно говорят, что Россия – два процента мирового ВВП, поэтому вы ничто и звать вас никак. Но если мы посмотрим структуру экономики Америки, то увидим, что там только 10 процентов производства (интеллектуального, материального – неважно), а 90 процентов – сфера услуг. Не случайно же Трамп бьется за то, чтобы вернуть промышленность назад в Штаты.

– Лично я всегда очень настороженно относился ко всем международным сравнениям. Нас иногда ставят рядом с Испанией или Италией, но посмотрите на номенклатуру продукции, особенно связанной с нашим оборонно-промышленным комплексом. У них нет наукоемких и высокотехнологичных изделий, какие мы сегодня производим по меньшей мере за те же деньги или при таких же издержках. Но я хочу привлечь внимание к другому. ВВП сегодня не говорит о характере сложнейших вопросов, которые стране надо решать. Да, ВВП США превосходит российский кратно, но и проблем у Америки в пять-шесть раз больше. Сумма долгов Соединенных Штатов, например, всемеро превышает тот же показатель у России. И американцы очень серьезно рассматривают сегодня именно эту составляющую своего, если так можно выразиться, экономического бытия. Не менее важная сторона вопроса – потребности населения и форма их реализации. Если люди сыты, обуты, одеты и удовлетворены жизнью, все остальное связано с предметами отнюдь не первостепенной необходимости: не хочу ездить на простой машине, подавайте мне «Роллс-ройс», «Бентли» с наворотами. И каким образом это отразить в производственных возможностях – сказать очень сложно. Конкретный пример – Китай. Его экономика – вторая в мире. Однако если посмотреть на жизненный уровень, доступность благ, китайцы до сих пор ездят на велосипедах, и это наиболее распространенный вид транспорта.

Эпоха несвободной конкуренции
Фото: google.com

Но вернемся к новой экономической политике США, осуществляемой администрацией Трампа. Думаю, что наше правительство наблюдает за этим «НЭПом» и с интересом, и одновременно с большой тревогой. Ведь Россия заточена на либеральный экономический порядок. Для этого мы 13 лет вступали в ВТО, проводили все системные внутренние преобразования. И только повернулись лицом к этому самому либеральному экономическому порядку, а нам вдруг заявляют устами Трампа: «А он закончился, все, наступают другие времена!». И здесь, думаю, начинается основная головная боль: что же делать? Я вам точно могу сказать – никто не знает.

Недавно в Москве прошли очередные Примаковские чтения. На них последним выступал Алексей Кудрин. Он сегодня возглавляет не Центр стратегических разработок, а Счетную палату, но излагал положения той программы правительства, соавтором которой является на 80–90 процентов. Это абсолютно либеральная программа. Она исходит из положения, что будет развиваться экономический порядок, отмененный Трампом, и Россия от этого выгадает.

– Были очень интересные проекты железных дорог – через Армению на Исфахан и Тегеран, через Северную Корею в Южную. Однако руководство РЖД заявило, что это невыгодно. То есть у нас на первом месте – сиюминутный навар, а не глобальные геостратегические интересы страны?

– Проблема одна. Либо эти проекты каким-то образом будут реализовываться с участием государства, либо их отложат в долгий ящик. Однако нынешняя внешнеполитическая обстановка и весьма вероятные перспективы ее развития, надеюсь, заставят нас больше подходить к подобным вопросам не только с коммерческой точки зрения. Впрочем, похоже, что геополитика и даже геоэкономика начинают оказывать все большее влияние на предпринимаемые Москвой шаги за пределами России.

Геополитика и геоэкономика оказывают все большее влияние на предпринимаемые Москвой шаги за пределами России

Совершенно очевидно, например, что Сирия – это всерьез и надолго. Следовательно, надо укреплять ту инфраструктуру, которая к Сирийской Арабской Республике приближается. Но не только к ней. Не случайно заговорили об инфраструктурных проектах развития Корейского полуострова. И как вы помните, на Петербургском форуме премьер-министр Японии Абэ предлагал задействовать Северный морской путь в качестве второго Шелкового или «Ледяного пути в Европу».

В общем, есть надежда, что известные стратегические проекты будут реализованы. На оптимистический лад настраивает возведение Крымского моста. Ведь это был не просто экономический, коммерческий, но и, если хотите, геополитический, геоэкономический проект. Полагаю, наше руководство почувствовало вкус к подобного рода свершениям.

– Китай не желает подписывать долгосрочные соглашения о покупке товаров США. Как, по-вашему, завершится эта торговая война?

– Все, что сегодня происходит в отношениях США и КНР, – игра вдолгую, и кто в ней одержит победу, пока неясно. Тут надо иметь в виду, что американо-китайские экономические связи отнюдь не ограничиваются торговлей. Это, например, взаимные инвестиции, КНР ведь тоже вкладывает крупные средства в компании и предприятия, работающие в Соединенных Штатах. Напомню также, что Китай располагает огромными производственными мощностями, в США проживает многочисленная китайская диаспора, которая поддерживает интересы Поднебесной.

В настоящее время в Вашингтоне рассматривают довольно большое количество китайских товаров, которые хотели бы обложить пошлинами. Но Пекин показал, что обладает возможностью выстоять под натиском американцев, поскольку у него США не единственный экономический партнер. КНР активно взаимодействует и с Россией, и с Индией, и с другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона. «Один пояс – один путь» еще более укрепляет связи с Европой.

А там, если посмотреть на последнюю реакцию на американские санкции, звучат голоса: ну раз вы, США, от нас отворачиваетесь, тогда мы всерьез будем думать о дальнейшем развитии и без того налаженных взаимоотношений с Китаем.

Беседовал Марк Соркин

Опубликовано в выпуске № 23 (736) за 19 июня 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...