Версия для печати

Первый радиолокационный

Работы в области космических средств начались с «Галактики»
Андреев Григорий

4 июля исполняется 75 лет с того дня, как председателем Государственного Комитета Обороны И. В. Сталиным было подписано постановление ГКО за номером 3686сс «О радиолокации». Постановлением в том числе был создан ВНИИ радиолокации, вскоре переименованный во ВНИИ-108, позднее – в ЦНИИ-108, а с 1967 года – в ЦНИРТИ.

Это решение явилось мощным импульсом к развитию отечественной радиолокации, позволившим усовершенствовать имевшиеся радиолокационные средства, разработать десятки новых направлений.

При основании ВНИИ радиолокации – в тяжелейшее для страны время – были решены вопросы не только о выделении необходимых помещений, финансовых средств, оборудования, но и о направлении сюда ведущих инженеров-радиотехников. Отбор специалистов для института осуществлялся при личном участии Акселя Ивановича Берга – главного инициатора создания института. Среди тех, кто пришел в институт в 1943–1944-м, были Т. В. Брахман, С. Г. Калашников, А. М. Кугушев, Н. И. Оганов, А. А. Расплетин, В. И. Сушкевич, Е. Е. Фридберг, Н. Я. Чернецов... Тогда же состав ВНИИ был усилен академиками Ф. А. Фоком и Б. А. Введенским, членом-корреспондентом М. А. Леонтовичем.

При решении проблем обеспечения помехоустойчивости разрабатываемых РЛС выявилась возможность создания противолокационной техники. Это направление было энергично поддержано основателем института А. И. Бергом. Создание помех, получившее наименование радиоэлектронного противодействия (РЭП), а позднее – радиоэлектронной борьбы (РЭБ), стало основным направлением в деятельности института.

Выше точность и устойчивость наблюдения, меньше времени на обработку сигналов

В период 1945–1946 годов под руководством Н. И. Оганова и Е. Е. Фридберга разработан ряд самолетных станций и приборов РЛС радиотехнической разведки и создания помех. Названные работы в институте были продолжены, и уже во второй половине 50-х появились станции шумовых заградительных помех – «Модуляция», «Фасоль» и «Лось».

В 1952–1955 годах под руководством главного конструктора П. С. Плешакова (впоследствии министра радиопромышленности СССР) была создана самолетная станция радиотехнической разведки «Ромб-1». Она позволяла определять координаты наземных РЛС в широком диапазоне частот и фиксировать их параметры.

В 1957-м в ЦНИИ-108 были разработаны специальные переносные станции – «Репей», «Рис», «Рама», «Рак» для определения характеристик РЛС противника. За их разработку М. Х. Заславский, П. С. Плешаков и А. Г. Рапопорт были удостоены Ленинской премии 1959 года.

Со второй половины 60-х в РЛС стали применять перестройку частоты, впервые реализованную в ЦНИИ-108, когда эффективность создаваемых помех повысилась. Начиная с 1960 года большинство станций помех создавалось как станции ответного типа. Среди них «Резеда», «Сирень», «Герань», «Гардения»...

В середине 60-х вместе с Новосибирским НИАП и некоторыми другими предприятиями в институте выполнена НИР «Исток», где были разработаны научные основы создания бортовых комплексов обороны (БКО) боевых самолетов.

В 1969 году Ю. Н. Мажоровым и А. А. Зиничевым получено авторское свидетельство, на базе которого филиалом института (впоследствии известного как КНИРТИ) в кратчайшие сроки была создана станция помех «Смальта» – активный ретранслятор сигналов с возможностью подавлять большинство радиоэлектронных средств противника.

В последующие годы в институте продолжаются работы над станцией МСП-418К, предназначенной для индивидуальной защиты самолетов типа МиГ-29. Принцип действия станции основан на технологии DRFM, обеспечивающей анализ радиолокационной обстановки, запоминание сигналов РЛС противника и формирование на их основе имитационных целей, имеющих разные скорости и координаты.

В процессе создания разведывательного приемника сигналов радиолокатора у начальника сектора П. С. Плешакова и у его соратников М. Е. Заславского и А. Г. Рапопорта возникла идея завершить РТР не только обнаружением, но и уничтожением вскрытых РЛС противника. В 1957 году была открыта НИР по разработке аппаратуры «Рица», предназначенная для установки на Ту-16 (руководитель – А. Г. Рапопорт), оснащенном крылатой ракетой КСР-11.

К тому времени МРП, МАП и ВВС открыли в ЦНИИ-108 ОКР по оснащению ракет Х-22 пассивной двухдиапазонной системой наведения – было принято решение о создании дальнего ракетно-авиационного комплекса К-22П на базе Ту-22П и ракеты Х-22П. Работе был присвоен шифр «Курс» (с 1959-го – главный конструктор А. Г. Рапопорт, с марта 1963-го – В. А. Аудер).

В феврале 1964 года вышло новое постановление правительства по разработке ударной системы по работающим РЛС на базе самолетов Ту-16КП и ракеты КСР-5П (система К-26П). В ЦНИИ-108 эта ОКР получила название «Плот», а ее научным руководителем был назначен В. А. Аудер.

В 1977 году сотрудникам ЦНИРТИ В. А. Аудеру и Э. И. Астафьеву за создание нового типа ударного вооружения (система К-26П) была присуждена Государственная премия СССР.

В ЦНИИ-108 были созданы первые отечественные РЛС сверхдальней радиолокации. Первенец семейства – макетный локатор «Дунай-1» испытывался в окрестностях Москвы в конце 1955 года. Результаты намного превзошли все, что было достигнуто на лучших отечественных станциях.

18 августа 1956 года вышло постановление правительства о разработке проекта РЛС «Дунай-2» по ТЗ, согласованному с главным конструктором «Системы-А» Г. В. Кисунько. Была создана РЛС непрерывного излучения с линейной частотной модуляцией.

В 1958 году на базе ОКБ-37 был образован филиал ЦНИИ-108 во главе с В. П. Сосульниковым, которому были поручены средства дальней радиосвязи.

В апреле 1958-го ЦНИИ-108 начал создание РЛС «Дунай-3», которые были построены к началу 70-х годов. Приемные антенны этой РЛС имели 300 метров в ширину и 135 метров в высоту.

24 марта 1966 года НИИ-37 был переименован в НИИ радиотехнический институт, а в 1972-м – в НИИДАР, успешно занимающийся системами дальней связи и сегодня. В 1970-м НИРТИ вошел в состав ЦНПО «Вымпел» и перестал быть филиалом ЦНИРТИ.

Весной 1967 года институт посетил научный руководитель разработки ядерных боевых блоков, трижды Герой Социалистического Труда академик Ю. Б. Харитон. Он беседовал с директором института Ю. Н. Мажоровым, с разработчиками средств противодействия ПРО. Беседы были секретны, но суть их ясна: средства КСП ПРО были признаны Ю. Б. Харитоном и стали обязательными атрибутами боеголовок.

КСП ПРО, разработанные в ЦНИРТИ, стоят на всех без исключения ракетных комплексах, поставленных на боевое дежурство в СССР и России с конца 60-х. Ими оснащаются баллистические ракеты морского базирования, ракеты Ю. С. Соломонова и В. Н. Челомея, оперативно-тактические «Искандеры», крылатые ракеты.

В ходе работ по защите ракет были созданы системы защиты космических аппаратов (КА) от противоспутниковых систем.

За работы по КСП ПРО В. М. Герасименко (1967), Н. Г. Пономарев и Ю. А. Спиридонов (1977) удостоены Государственной премии.

В первой половине 60-х потребовались немедленные меры по борьбе с методами пассивной разведки потенциального противника, осуществляемой на советской территории. Было установлено, что полупроводниковый объект может быть обнаружен не только на основной частоте, но и на частотах гармоник. Эта особенность стала основой разработок в области нелинейной радиолокации.

За время работы в институте разработано 33 типа радиоаппаратуры, 26 типов внедрены в серийное производство. Начальник отделения И. Ф. Иванов удостоен в 1980 году Государственной премии СССР.

Ряд больших фундаментальных работ, в частности по обеспечению шумовой скрытности подводных лодок (под руководством М. А. Леонтовича), институт провел в интересах ВМФ. По инициативе П. С. Плешакова в 1966 году в Таганроге был создан НИИ связи – ТНИИС, где при поддержке ЦНИРТИ разрабатывалась техника РЭБ для кораблей всех классов.

Еще в 1953 году «фирмой» С. П. Королева – ОКБ-1 институту была поручена поисковая НИР (шифр «Галактика»), призванная создать наземное пеленгационное устройство для определения угловых координат космического аппарата (КА). Так начались работы ЦНИИ-108 в области создания космических средств.

В 1959 году под руководством главного конструктора А. В. Загорянского началась разработка 12-канальной приемно-анализирующей аппаратуры «Куст-12». Первый «Зенит-2» («Космос-4») с аппаратурой К-12 был выведен на орбиту 24 апреля 1962 года. Всего проведено около 80 пусков. Возможности космического радиоэлектронного наблюдения (КРЭН) были подтверждены.

Комплекс «Целина-О» эффективно обеспечивал КРЭН на протяжении 16 лет (1968–1984), комплекс «Целина-Д» – с 1974 до 1993 год. В 1988-м появилась система «Целина-2». Комплекс работ «Целина-2» был удостоен Государственной премии СССР.

29 августа 1969 года за заслуги в создании новой техники ЦНИРТИ был награжден орденом Ленина.

Опыт, накопленный в институте в процессе создания и эксплуатации вышеперечисленных средств КРЭН, а также системы МКРЦ «Легенда», позволил приступить в 1993 году к созданию КРЭН V поколения – системе «Лиана». Головная роль по разработке «Лианы» в целом, бортовых и наземных комплексов системы была возложена на ЦНИРТИ, а создание космических комплексов – на КБ «Арсенал» имени М. В. Фрунзе. Многоцелевой характер задач и высокие требования потребителей к ТТХ предопределили сложность требуемых средств и системы «Лиана» в целом. Для решения были созданы две подсистемы и два типа КА – «Лотос» и «Пион».

Для КА «Лотос» в ЦНИРТИ была создана бортовая специальная аппаратура «Барс» – многодиапазонное супергетеродинное устройство, обеспечивающее прием сигналов от источников излучений, определяющее их параметры, формирование результатов наблюдения и передачу их на Землю.

КА «Лотос» (№№ 1, 2, 3) были запущены на орбиту в 2009–2017 годах. Каждый из последующих аппаратов оказывался совершеннее предыдущего, чем была подтверждена эффективность доработок бортовой аппаратуры в процессе пусков, что повысило точность определения координат и характеристик принимаемых сигналов.

Среди специалистов, внесших вклад в создание систем КРЭН, важно отметить М. Е. Заславского, А. Г. Рапопорта, А. В. Загорянского, П. С. Плешакова, А. А. Лебедя, С. Ф. Ракитина, Ю. Н. Харитонова, А. И. Зотова.

Перспективы работ по КРЭН – в повышении точности и устойчивости постоянного наблюдения, в создании сплошного поля наблюдения, в минимизации времени обработки сигналов.

Григорий Андреев,
доктор технических наук, профессор

Опубликовано в выпуске № 25 (738) за 3 июля 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...