Версия для печати

Гиперзвук для боеголовок

Юрий Борисов назвал шесть изделий, на которые Западу нечем ответить
Фаличев Олег Петров Юрий
Фото: ndiandefence.com

На пост вице-премьера правительства Юрий Борисов назначен с должности замминистра обороны. Он прекрасно знает механизмы взаимодействия ОПК с Вооруженными Силами, проблемы ГОЗ и ГПВ. Каким вице-премьеру видится развитие ОПК и военно-технической политики (ВТП) в условиях западных санкций?

Он рассказал об этом научно-педагогическому составу и слушателям Военной академии Генерального штаба. Для первого публичного выступления нового куратора отечественного ОПК трудно представить более внимательную аудиторию. Именно в ВАГШ, ведущем военно-научном заведении страны, как нигде, понимают значение ВТП для обороноспособности.

Стратегия развития направлена на сокращение существующих типов ВВСТ на 6,5, а их модификаций – на 20,8 процента

Главная цель военно-технической политики, по словам Борисова, – обеспечение решения задач обороны и безопасности Российской Федерации. Достигается это развитием систем вооружения, оборонно-промышленного и ядерно-оружейного комплексов, выполнением государственных программ, военно-техническим сотрудничеством с иностранными государствами.

Целевые установки определены Стратегией национальной безопасности, Военной доктриной, Концепцией строительства и развития военной организации РФ на период до 2030 года, Основами ВТП РФ на период до 2025 года и дальнейшую перспективу, а также Положением о военном планировании.

Современная международная обстановка отражается на работе, обусловливая некоторые особенности, отметил Борисов. Это создание самодостаточной группировки войск в Республике Крым, усиление военного присутствия России в Арктике, учет боевого опыта применения вооружений в Сирии, импортозамещение и снижение зависимости от поставок продукции (услуг) из стран НАТО и ЕС, создание институтов генеральных конструкторов ВВСТ и руководителей приоритетных технологических направлений.

Особое внимание вице-премьер уделил положению дел с вооружениями и перспективами их развития. В настоящее время доля современных образцов ВВТ составляет:

  • в стратегических ядерных силах (СЯС) – 79 процентов;
  • в воздушно-космической обороне (ВКО) – 67 процентов;
  • в средствах общего назначения (СОН) – 49,6 процента;
  • в средствах всестороннего обеспечения – 68,5 процента.

Решение задач, стоящих перед Вооруженными Силами, обеспечивается безусловно. В соответствии с президентским указом № 603 (от 7 мая 2012 года) к 2020 году доля современных ВВСТ в войсках должна составить 70 процентов. На это направлен основной объем выделяемых средств, а оставшиеся будут использованы для разработки перспективных образцов, формирования научно-технического задела.

Потенциал в развитии

При решении задач обеспечения военной безопасности страна, по словам Борисова, вынуждена учитывать подрывающие мировую стабильность действия США, направленные на создание и развертывание систем стратегической ПРО, на реализацию концепции быстрого глобального удара. Нарушенным соотношением сил в ракетно-ядерной сфере обусловлены приоритеты российской ВТП.

Гиперзвук для боеголовок
Фото: rusarmy.com

В СЯС – это поддержание и развитие их структуры и состава, которые должны обеспечить гарантированное стратегическое ядерное сдерживание. В 2018–2027 годах основные усилия будут сосредоточены на перевооружении группировки СЯС новыми и модернизированными образцами, которые должны обеспечить гарантированную доставку широкой номенклатуры ядерных боеприпасов к целям за счет гиперзвуковых скоростей полета, расширенных возможностей по преодолению ПРО противника, повышенной живучести РПКСН, широкой номенклатуры управляемых авиационных боеприпасов и модернизации бортовой радиоэлектроники стратегических бомбардировщиков.

В области стратегического неядерного оружия (СНЯО) главные усилия концентрируются на возможности его использования во всех формах применения ВС РФ на континентальных и морских ТВД в любое время года и суток при активном противодействии противника, высокой точности поражения целей во всем диапазоне дальностей, в том числе свыше четырех тысяч километров, и гарантированного преодоления систем ПРО/ПВО на гиперзвуковых скоростях.

Цель развития средств ВКО в предстоящем периоде – обеспечить стратегическое сдерживание при реализации противником концепции глобального удара, противовоздушную и противоракетную оборону важнейших объектов, сохранение существующих темпов НИОКР. Приоритетные направления в этой области – развертывание перспективных систем ВКО для защиты всей территории России (включая Арктику и Крым), максимальное использование модернизационного потенциала существующих образцов, наращивание заделов. Новые средства ВКО будут обладать повышенной эффективностью за счет унификации и сопряжения в едином контуре боевого управления, возможности наращивания потенциала за счет открытой архитектуры группировок ПВО-ПРО и эшелонирования зенитной ракетной обороны, воздействия на цели в космической зоне, повышения мобильности, всесуточности и всепогодности применения.

Развитие космических средств вооружения (КСВ) предусматривает восстановление орбитальной группировки и независимую деятельность в этой сфере (запуски с территории РФ в любых военно-политических условиях). Запланировано завершение развертывания космических средств нового поколения, создание перспективных экологически чистых РН и разгонных блоков, поддержание необходимых орбитальных группировок и технической готовности средств развертывания, переход на унифицированные командно-измерительные системы и телеметрические комплексы… КСВ получат всепогодное информационное обеспечение, способности глобального управления действиями ВС РФ при гарантированном выводе всех типов нагрузок на орбиту.

К перспективным образцам авиатехники вице-премьер отнес авиационный комплекс фронтовой авиации с многофункциональным самолетом 5-го поколения Су-57, истребитель-перехватчик МиГ-31К с гиперзвуковой ракетой «Кинжал», всепогодный боевой вертолет Ми-28НМ, заправщик Ил-78-90А и средний транспортно-десантный Ми-38. Это, как ожидается, позволит нашей авиации находиться в паритете с зарубежным аналогами, а по отдельным параметрам и превзойти их.

Основными направлениями развития морской составляющей Борисов назвал принятие на вооружение перспективных образцов ВВТ, поддержание заданной численности состава флота, завершение строительства многофункциональных кораблей, в том числе ледового класса, и оснащение боевых единиц унифицированными комплексами ударного высокоточного (включая гиперзвуковое) оружия, высокоэффективными средствами противоторпедной защиты и ПВО-ПРО. До 2027 года предусматривается оснащение флотов, оперативных командований и районов базирования современными кораблями, перспективными системами вооружения и средствами обеспечения.

Вместо украинского Д-136 вертолеты Ми-26 получат отечественный ПД-12В, опытный образец которого появится в 2020 году

Реализация запланированных мероприятий придаст новые качества и перспективным образцам для Сухопутных войск, обеспечивая превосходство над лучшими зарубежными аналогами. Размещение экипажей танков «Армата» в изолированной бронекапсуле, необитаемое автоматизированное боевое отделение и новейший комплекс активной защиты позволят вести борьбу с бронированными средствами противника на больших дальностях с наименьшими потерями. Концепция использования автоматизированного необитаемого боевого отделения совместно с различными средствами разведки реализована также в самоходном артиллерийском орудии «Коалиция-СВ», способном вести стрельбу в режиме «шквал огня». Это значительно повышает вероятность поражения противника в контрбатарейной борьбе.

Боевая экипировка военнослужащих «Ратник» вкупе с высокой эффективностью средств ближнего боя обеспечит высокую живучесть личного состава.

Развитие радиоэлектронных средств боевого обеспечения (РЭС БО) предполагает устойчивое, оперативное, непрерывное, скрытное управление войсками в любых условиях обстановки, а также эффективное ведение борьбы с информационно-управляющими системами противника. Для этого необходимо поэтапное создание, совершенствование и оснащение органов управления разведкой, а разведывательных соединений, воинских частей и подразделений видов и родов войск – новыми перспективными техническими средствами, применение единых межвидовых базовых системных и программно-технических решений в АСУ и средствах связи, создание техники РЭБ на воздушных носителях различного типа.

Возросшие возможности перспективных средств РЭС БО обеспечат сокращение цикла боевого управления действами войск (сил) и оружием, эффективное информационное обеспечение применения ВТО различного базирования, распознавание новых видов радиоизлучений и подавление перспективных РЭС противника, устойчивое управление на основе сетецентрических принципов и возможность воздействия на штабы вероятного противника.

Развитие средств обеспечения общего назначения предполагает серийные поставки современных образцов (автомобили «Торнадо», «Тайфун-К», «Тайфун-У», модульная «Платформа-О», огнеметная система «ТОС-2», установка разминирования «УР-15» и другие), многофункциональных инженерных комплексов и машин радиохимической и биологической разведки, внедрение роботизированных и дистанционно управляемых образцов различного назначения. Это обеспечит высокий уровень защиты личного состава и ВВТ от поражения стрелковым оружием и осколками, эффективное ведение действий в различных климатических условиях, повышение оперативности войск в любой обстановке.

Заделы – в жизнь

В 2018–2027 годах войска должны получить новейшие образцы вооружения, превосходящие по ТТХ лучшие зарубежные аналоги. Юрий Борисов, в частности, назвал:

  • стационарный ракетный комплекс стратегического назначения с жидкостной МБР «Сармат»;
  • перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации (ПАК ФА);
  • высокозащищенный танк Т-14 на унифицированной боевой платформе «Армата»;
  • мобильную многоканальную зенитную ракетную систему дальнего действия С-500;
  • мобильный ударный противоспутниковый комплекс «Нудоль»;
  • наземный мобильный комплекс радиоэлектронного подавления спутниковой связи «Тирада-2С».

Заложенная в ГПВ-2027 стратегия развития систем вооружения, помимо прочего, направлена на сокращение существующих типов ВВСТ и их модификаций в среднем на 6,5 и 20,8 процента соответственно, что повысит серийность, снизит затраты на производство и эксплуатацию за счет логистики и оптимального сервисного обслуживания.

Указанная техника, отметил Борисов, уже поступает в войска. Но научно-технический прогресс не стоит на месте, противник разрабатывает перспективные системы вооружения, в том числе на новых физических принципах. Для своевременного парирования этих угроз в ГПВ-2027 спланированы работы по созданию научно-технического задела.

Деньги на новый облик

Сейчас много говорится о приоритетах финансирования. Кое-кто предлагает резко сократить оборонный бюджет и, как в 90-е, заняться конверсией военного производства. Но надо ли нам наступать на старые грабли?

Гиперзвук для боеголовок
Фото: yablor.ru

Юрий Борисов хорошо помнит о тех ошибках и одним из приоритетов новой ГПВ считает повышение эффективности финансирования ОПК. Вице-премьер назвал четыре первоочередных направления финансирования мероприятий по разработке экспериментальных и опытных образцов. Это гиперзвуковые средства и военная техника, лазерное и сверхвысокочастотное оружие, РТК ВН, создание научно-технического задела (НТЗ) для принципиально новых изделий, включая боеприпасы и бронезащиту, навигационные и радиолокационные комплексы, материалы для снижения заметности.

Такое распределение средств, убежден Борисов, обусловлено необходимостью прорывов и перехода системы вооружения к облику, ориентированному на появление принципиально новых образцов перспективного и нетрадиционного вооружения.

Вице-премьер пояснил, что каждый горизонт планирования развития ВВСТ требует опережающей подготовки НТЗ по ключевым научным направлениям, технологиям. Именно на этой основе могут быть созданы принципиально новые виды техники или последующие поколения средств вооруженной борьбы. «Мы исходим из того, что переход на новый качественный уровень ВВСТ возможен только путем отбора тех достижений, которые, с одной стороны, отвечают требованиям военных, а с другой – обладают высоким уровнем готовности к реализации в опытно-конструкторских работах», – заявил Борисов.

Это обусловлено тем, что стоимость работ каждой последующей стадии жизненного цикла ВВСТ растет примерно на порядок, и чем раньше происходит накопление научно-технических результатов, тем меньше средств требуется на создание определенного образца. Отказ от реализации недостаточно эффективных наработок на ранних стадиях всегда менее затратен.

Зачастую от проводимых научных исследований ожидают сиюминутных результатов, однако через 5–10 лет такой подход негативно сказывается на возможностях научно-технологического комплекса. Так, открытие НИОКР с «незрелым» заделом ведет к увеличению сроков создания изделий, повышению стоимости разработки и закупки в среднем на 40 и 20 процентов соответственно. Как результат – лишняя нагрузка на военный бюджет страны, долгострой и в конечном итоге потеря актуальности.

Наука – часть ГПВ

Формирование научно-технического задела для перспективных ВВСТ идет по программам развития базовых военных технологий как часть ГПВ. Для достижения высокой результативности исследований и эффективности расходования бюджетных средств на создание НТЗ Минобороны совместно с исполнительной властью формирует два перечня – приоритетных направлений фундаментальных, прогнозных, поисковых исследований и базовых и критических военных технологий. Первый документ включает 11 научных направлений (оптика, квантовая электроника, геофизика, океанология, физика атмосферы и др.) с детализацией на 56 поднаправлений и 722 приоритетных целевых исследования. Второй является минимально необходимой основой технологического развития всей системы вооружения и включает девять базовых (поражение живой силы и ВВСТ, навигация и целеуказание, разведка и освещение обстановки и др.), 48 критических и 330 военных технологий.

Проведение этих исследований и разработок обеспечит развитие системы вооружения, позволит широко внедрять элементы интеллектуализации и использования новых физических принципов при создании перспективных образцов, а также будет способствовать снижению массогабаритных характеристик, повышению мобильности, маневренности и энергетических характеристик ВВСТ.

Положительным примером в этой области вице-премьер считает работы по гиперзвуковой управляемой крылатой ракете с прямоточным воздушно-реактивным двигателем. Постановке ОКР предшествовали НИР, определившие облик и давшие обоснование технико-экономических показателей КР оперативно-тактического и стратегического назначения, прикладные исследования по макетам боевых частей, создание экспериментального образца-демонстратора прямоточного воздушно-реактивного двигателя.

Сильнее санкций

Одна из проблем ВТП – санкции: ограничение доступа к мировым финансовым рынкам, технологиям производства и комплектующим изделиям, электронной компонентной базе, материалам иностранного производства. «Все это может привести к снижению динамики развития системы вооружения», – признает куратор отечественного ОПК.

Нейтрализовать подобные угрозы можно форсированием работ по импортозамещению, что обеспечит технологическую независимость мероприятий ГПВ-2027. Как положительный пример Борисов отметил работы по замене наиболее чувствительных комплектующих украинского производства, особенно авиационных двигателей и газотурбинных агрегатов для кораблей и судов ВМФ. Так, для самолетов Ан-124-100 имеется достаточный ремфонд по двигателям Д-18Т, создано стендовое оборудование для их всесторонней технической оценки. Для Бе-200ЧС идут работы по замене украинского Д-436ТП на SAM-146 российско-французского производства. Вместо Д-136 вертолеты Ми-26 получат отечественный ПД-12В (на базе ПД-14), опытный образец которого появится в 2020 году. Фактически закрыт вопрос по наиболее массовым вертолетам армейской авиации, где вместо украинских ТВ3-117 и АИ-9В на большинстве машин устанавливаются отечественные серийные ВК-2500 и Та-14 (Та-14-130-28).

Продолжаются работы по созданию главных энергетических установок на базе газотурбинных агрегатов для кораблей и судов. В частности, завершаются испытания двигателя М70ФРУ-2 для малого десантного корабля на воздушной подушке проекта 12322 «Зубр» и десантного катера на воздушной подушке проекта 12061 «Мурена».

Борисов признал, что пока не найдена замена для редуктора украинского РО35. Аналогичная ситуация по кораблям проектов 11356 («Буревестник») и 20386 («Дерзкий»), для которых уже создан газотурбинный двигатель М90ФРУ, но нет реверсивного редуктора-сумматора мощности, работы над которым только начались.

Юрий Борисов выразил уверенность в том, что государственная программа развития ОПК до 2027 года позволит оборонным предприятиям реализовать запланированные мероприятия и сформировать системы вооружения с учетом существующих требований. Военно-техническая политика России направлена сегодня на создание эффективной системы вооружения, обеспечение безопасности государства от внешних и внутренних угроз. В конечном итоге все это готовит условия для прорывного научно-технологического и социально-экономического развития России, цели которого сформулированы в президентском указе № 204 от 7 мая 2018 года.

Опубликовано в выпуске № 25 (738) за 3 июля 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц