Версия для печати

«Ленин» – на Балтике, «Сталин» – на Тихом океане

Герои Первой мировой были грозной силой и в Великую Отечественную
Сивков Константин
Коллаж Андрея Седых

В победном 1945-м в состав ВМФ СССР входили корабли, которые без преувеличения легенда отечественного флота. Они успешно применялись на морских театрах четырех войн – Первой мировой, Гражданской, Советско-финляндской и Великой Отечественной.

К когорте ветеранов принадлежали эскадренные миноносцы нескольких серийных вариантов. Между ними были существенные отличия, но все до настоящего времени известны по имени первого корабля этого типа – «Новик».

Лучшие в мире

Это первые в Российском императорском флоте турбинные эсминцы, строившиеся пятью крупными сериями. Конструкции корпуса были почти идентичными. Однако они оснащались разными главными энергетическими установками (ГЭУ), получали различное артиллерийское и торпедное вооружение.

Отличия разных серий «Новиков» диктовались особенностями морских ТВД, где их предполагалось применять

На момент ввода в строй корабли по праву считались самыми крупными и быстроходными эскадренными миноносцами в мире. Их стандартное водоизмещение достигало 1300 тонн, а максимальная скорость образцов первой серии превышала 36 узлов. Лучшие «иностранцы» того же класса могли развить 27–30 узлов.

«Новики» обладали уникальным артиллерийским вооружением: тремя – пятью 102-мм орудиями с дальностью стрельбы до 72 кабельтовых. В то время редким 152-мм пушкам крейсеров удавалось посылать снаряды далее 70 кабельтовых. Мощным был и торпедный залп наших эсминцев: от 8 до 12 единиц калибра 450 миллиметров в зависимости от варианта вооружения (четыре-пять двухтрубных или три-четыре трехтрубных ТА).

Отличия разных серий «Новиков» друг от друга диктовались особенностями морских ТВД, где их предполагалось применять. Так, балтийские эсминцы превосходили своих собратьев по скорости хода, а черноморские (тип «Счастливый») при более мощном торпедном вооружении были менее быстрыми (30 узлов максимум). Эскадренные миноносцы типа «Изяслав» имели несколько большее водоизмещение и усиленное артиллерийское вооружение – пять 102-мм орудий. Последнюю из заложенных серий назвали ушаковской, относившимся к ней эсминцам присваивались имена в честь побед легендарного адмирала. Эти корабли получили самое мощное вооружение – четыре 102-мм артустановки (АУ) и столько же трехтрубных ТА калибра 450 миллиметров. Надо отметить, что все «Новики» уже в годы Первой мировой были способны отражать атаки с воздуха с помощью одной – трех АУ (от 40 до 76 мм) и двух – четырех пулеметов винтовочного калибра.

Под другими именами

Всего из 49 заложенных с 1910 по 1916-й на верфях России «Новиков» различных серий до конца 1917 года в строй ВМФ вошли 30 эсминцев. Уникальным для кораблей данного класса вооружением, их высокими скоростными характеристиками объясняется, почему в течение Первой мировой войны наш флот потерял всего одного «Новика», несмотря на исключительно интенсивное боевое применение эсминцев на протяжении трех лет.

Однако Гражданская война нанесла огромный урон, и когда она закончилась, в составе советского флота осталось всего 11 таких кораблей. Надо заметить, что единственный эсминец типа «Новик», погибший в годы Первой мировой, – знаменитый «Гром» был потоплен огнем германских линкоров в ходе Моонзундского сражения в Рижском заливе уже при власти Временного правительства, в условиях фактического развала российской военной организации, включая ВМФ. То есть справедливости ради и этот корабль также стоит отнести к потерям «русской смуты» начала ХХ века.

В дополнение к сохранившимся 11 «Новикам» в СССР достроили еще шесть эсминцев этого типа из числа ранее заложенных. Таким образом, всего советский ВМФ к началу Великой Отечественной войны имел 17 таких кораблей. Они были переименованы в честь видных революционных деятелей и руководителей СССР: «Артем», «Володарский», «Сталин», «Урицкий» и «Энгельс» относились к типу «Орфей» I серии. «Калинин» и «Карл Маркс» – к типу «Изяслав». «Валериан Куйбышев», «Войков», «Карл Либкнехт» и «Ленин» – к типу «Лейтенант Ильин» I серии. «Дзержинский», «Железняков», «Незаможник» и «Шаумян» – к типу «Керчь» III серии.

«Яков Свердлов», «Карл Маркс», «Энгельс», «Артем», «Ленин», «Володарский» и «Калинин» воевали на Балтике. «Валериан Куйбышев», «Урицкий» и «Карл Либкнехт» – на Севере. «Незаможник», «Железняков», «Шаумян», «Дзержинский» и «Фрунзе» – на Черном море. «Сталин» и «Войков» сражались против Японии на Тихом океане. Следовательно, «Новики», заслужившие добрую славу в годы Первой мировой, оставались важной составной частью нашего ВМФ и в период Великой Отечественной.

Кстати, и в иностранных флотах, в том числе британском и американском, насчитывалось немало таких же «ветеранов». Например, в королевских ВМС было 11 эсминцев типа S, 42 – V и W, введенных в строй к 1918 году и по концепции повторявших «Новик» или даже его предшественников. В ходе Второй мировой флот его величества пополнился 50 переданными Соединенными Штатами старыми ЭМ (в обмен на британские базы в Атлантике), которые англичане отнесли к типу Town. В ВМС США находилось аж 119 эсминцев эпохи Первой мировой. Это были четырехтрубные корабли типов Wickes и Ciemson. Причем они даже в 1910-е по сравнению с нашим «Новиком» могли считаться устаревшими как по скоростным характеристикам, так и по составу вооружения. Тем не менее «ветераны» исправно продолжали службу в американском флоте и во Вторую мировую. Правда, часть этих ЭМ использовалась в качестве скоростных тральщиков, минных заградителей, транспортов и плавбаз гидроавиации.

Перевооружение и переоснащение

К началу Великой Отечественной все «Новики» прошли модернизацию, что привело к увеличению их водоизмещения, которое достигло (полное) 1900–2200 тонн. То есть почти сравнялось с эсминцами новых проектов. В частности, стоит напомнить, что ЭМ проекта 7 имели полное водоизмещение 2400–2500 тонн.

«Ветераны» продемонстрировали лучшую мореходность, чем более современные эсминцы

Артиллерия главного калибра на всех советских «Новиках» была одинакова – четыре 102-мм пушки в палубных установках без щитов с максимальной дальностью стрельбы 17-килограммовым фугасным снарядом 90 кабельтовых (более 16 км). Это соответствовало показателям даже новейших для того времени АУ соответствующего калибра иностранных кораблей. Так, японские морские 120-мм казематные орудия могли поразить цели на расстоянии до 14 километров. Более совершенные универсальные 120-мм – 15,6 километра. Германский флот располагал 127-мм пушками SKC/34, которые доставали противника на дистанции до 17 километров для эсминцев и 105-мм универсальными SKC/32 для миноносцев и тральщиков (дальность стрельбы – 15,2 км).

Отечественная АУ делала 10–12 выстрелов в минуту, что также вполне соответствовало требованиям тех лет. Однако отсутствие защиты расчета делало его уязвимым в бою. Точность ведения огня обеспечивалась прибором управления стрельбой (ПУС) Гейслера: он позволял подготовить за несколько минут данные для поражения видимой надводной или наземной цели.

Торпедное вооружение на большинстве советских «Новиков» включало три трехтрубных ТА. Отдельные эсминцы (например «Незаможник») имели их по четыре. Однако в ходе войны корабли почти не применяли торпеды.

ПВО наших «старичков», как правило, обеспечивалась одной-двумя 76-мм АУ системы Лендера (времен Первой мировой) и четырьмя (редко двумя) крупнокалиберными пулеметами ДШК на турели. Для Второй мировой весьма слабое вооружение, если сравнить с иностранными эсминцами той поры, которые имели по 8–14 и даже более малокалиберных зенитных орудий.

Впрочем, и в иностранных флотах эсминцы-ветераны не отличались солидной ПВО. Например, на упомянутых британских кораблях имелось только по одному 40-мм зенитному автомату. На этом фоне наши ЭМ выглядят вполне прилично. Причем в годы войны их ПВО была существенно усилена. 76-миллиметровки Лендера заменили две 45-мм полуавтоматические АУ, два 37-мм и два 20-мм автомата. А «Незаможник» получил даже пять 37-мм артустановок. Конечно, для масштаба и характера воздушной угрозы середины – конца Второй мировой это все равно мало: с помощью таких средств ПВО корабль мог эффективно отражать удары только одиночных (в лучшем случае пар) самолетов противника.

Зато противолодочное вооружение надо признать вполне приличным для своего времени. Основная часть советских «Новиков» имела два бомбомета и два кормовых бомбосбрасывателя. Боекомплект – от 10 до 24 больших и 15–26 малых глубинных бомб, что позволяло эсминцам выполнить до четырех-пяти полновесных противолодочных атак. Правда, к началу Великой Отечественной на кораблях не было средств поиска субмарин под водой. Поэтому ЭМ могли рассчитывать на обнаружение подлодки только визуально – по выдвинутому перископу, что в условиях даже относительно небольшого волнения весьма сложно.

Но уже с середины войны союзники стали поставлять в СССР современную гидроакустику, которой оснащались в том числе и «Новики». К концу Великой Отечественной ГАС «Дракон-128с» имели все североморские «ветераны» – «Валериан Куйбышев», «Урицкий» и «Карл Либкнехт». Однако за годы войны «Новикам» не удалось потопить ни одной вражеской подлодки.

В Великую Отечественную наш ВМФ потерял 10 «Новиков». Из них два погибли от ударов авиации врага (один – на Черном море и один – на Балтике), шесть – от мин (один – на Черном море и пять – на Балтике, в основном при переходе из Таллина в Кронштадт).

Вместе с тем «Новики» наряду с другими эсминцами были настоящими «рабочими лошадками» флотов, решая самые разнообразные задачи. Важнейшая из них – эскортирование транспортов и иных гражданских судов, особенно актуальная для Северного флота, обеспечивавшего прикрытие союзных конвоев в своей зоне ответственности, а также для Черноморского.

Естественно, эсминцы привлекались для оказания огневой поддержки Сухопутным войскам на приморских направлениях. Наиболее активно задействовались в таких операциях черноморские «Новики». Участвовали «старички» и в высадке десантов различного масштаба, характерных прежде всего для Северного и Черноморского флотов. Использовались для доставки личного состава и грузов на изолированные плацдармы, в частности в Севастополь и Одессу, а также эвакуации отсюда войск и гражданского населения.

Что интересно, «Новики» продемонстрировали лучшую мореходность, чем более «молодые» эсминцы. Так, ЭМ проектов 7 и 7у испытывали проблемы с продольной прочностью корпуса на волне, особенно на Северном морском ТВД, где, в частности, погиб «Сокрушительный» – разломился на волне. И спасали с него личный состав все три североморских «Новика»: они чувствовали себя при той же непогоде вполне уверенно.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН, доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 26 (739) за 10 июля 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц