Версия для печати

Донбасс или газ

Политика идет по трубам
Шипилов Леонид
Фото: sharknews.ru

Транзит российского газа через Украину продолжится, притом в крупных объемах, в ближайшей и среднесрочной перспективе. Об этом со ссылкой на экспертов Германии и Еврокомиссии сообщило радио «Немецкая волна» (Deutsche Welle). Насколько такая ситуация отвечает геополитическим интересам России, в том числе ее роли в минском процессе?

Зависимость СССР и современной России от экспорта газа ограничивает внешнеполитические возможности страны. Это доказано историей да и современными геополитическими реалиями. Во всяком случае Москве приходится буквально уламывать скандинавов (и не только их) для разрешений по «Северному потоку-2», что, естественно, позволяет западным «партнерам» усиливать прессинг по широкому спектру вопросов, в том числе ситуации в Донбассе, статусу Крыма, политике в Сирии, Приднестровье и, конечно, по сохранению транзита через Украину. Тем более что, напомним, большинство контрактов «Газпрома» (как и Советского Союза еще с начала 70-х) подразумевает поставки именно через незалежную...

«Новый «Северный поток-2» будет построен, но на проектную мощность выйдет не скоро, – считает Роланд Гец, известный германский эксперт по энергетике. – Так что придется и дальше широко использовать украинскую газотранспортную систему. Чтобы реагировать на пики спроса, даже когда оба «Северных потока» будут работать в полную силу, нужны дополнительные мощности, то есть украинская ГТС. Иначе «Газпром» не сможет удовлетворять потребности Европы». И далее: «Газпром» может полностью прекратить поставки через Украину, но тем самым он навредил бы саму себе».

Западные «партнеры» традиционно поддерживают украинскую трактовку с негативными последствиями для нашей страны

Многие эксперты одобряют тех европейских деятелей и компании, которые не против «Северного2 и других «потоков», но против отмены антироссийских санкций. Столь прагматичная позиция Запада как раз нацелена на то, чтобы укрепить технологическую зависимость РФ. Тем более что есть прецедент 70–80-х годов, когда, напомним, в обмен на растущие закупки Европой голубого топлива из Сибири Москва фактически отказалась от инновационного развития газопроводной и смежных отраслей в пользу высокотехнологичного импорта с Запада. Эта диспропорция и поныне исправляется с большим трудом, но одновременно рождаются все новые проекты по экспорту газа из РФ. А поспевает ли за ними отечественная технологическая база – еще вопрос.

На Западе и в «примкнувших» к нему странах прекрасно понимают, сколь важен для РФ растущий газоэкспорт. Потому и манипулируют этим в политике.

Реальные же правовые и технологические возможности едва ли позволяют отказаться от транзита через Украину. Доля, приходящаяся на этот маршрут, поныне превышает 40 процентов, и уже по технологическим причинам невозможно завести весь этот поток в другие «трубы». Что, конечно, ставит РФ де-факто в «подчиненное» положение и в связи с ситуацией в непризнанных республиках. Если точнее – зависимость Москвы от украинского транзита ограничивает реальные возможности по прекращению кровопролития в Донбассе. И тем более по официальному признанию ЛНР и ДНР. Киев – что практиковалось не единожды – способен внезапно срывать транзитные поставки, обвиняя в таких эксцессах Москву. Западные же «партнеры» традиционно поддерживают украинскую трактовку с негативными политико-экономическими последствиями для нашей страны.

Отсюда и полутеатральные совещания по выполнению Минских договоренностей, и унылая констатация нарушений со стороны Киева, да и сведение к минимуму почти во всех российских СМИ даже информации о положении в Донбассе.

А насчет трубопроводного «разворота» СССР в его европейской политике нелишне напомнить, что еще в начале 50-х страны Восточной Европы (за исключением Албании и Румынии) запрашивали СССР о долгосрочном увеличении поставок советских нефти и газа. Но Сталин не стал привязывать отрасль к энергопотреблению даже союзников, считая, что рост спроса с их стороны неизбежно превратит Советский Союз в сырьевого донора. А у получателей появится соблазн манипулировать этим фактором, добиваясь от Москвы внешнеполитических уступок. И СССР выступал за комплексное индустриальное развитие с советской помощью топливных отраслей и нефтегазовой геологоразведки в странах Восточной Европы. Естественно, при сохранении советских поставок туда сырья и готовой энергетической продукции, но без сырьевого «иждивенчества». О таком подходе Сталина упоминали в 50-х и позже Ракоши и Берут, Готвальд и Ходжа, Гротеволь и Чжоу Эньлай, Тито и Червенков (главы государств или правительств восточноевропейских стран и КНР). С конца 40-х до середины 50-х годов во многих восточноевропейских странах были разведаны крупные ресурсы нефти и газа, но вскоре они в большинстве своем были законсервированы и поныне пребывают в таком состоянии. Ибо уже с начала 60-х Москва решила почти даром и по нарастающей снабжать Восточную Европу советским сырьем. Даже «Пионерская правда» с 13 декабря 1960-го периодически призывала собирать металлолом для нефте- и газопроводов в Восточную Европу...

Прессинг бывших братских стран по поставкам газа, ценам на него и тому подобным вопросам продолжает нарастать. Это, повторим, неблагоприятно влияет на наши внешнеполитические возможности в Евросоюзе и тем более в Донбассе.

В Китае же, например, методично занимаются системным развитием национального энергокомплекса. Мао Цзэдун лично курировал выдвижение КНР – уже к концу 70-х – на первые роли в мире по биогазовой энергетике. Да, Китай пока крупнейший импортер нефти и газа, но это отнюдь не «отменяет», как и ранее, системного развития там всех секторов национальной энергетики. В том числе ее технологической и сырьевой базы.

Словом, переизбыток сырья еще не «повод» для эффективной внешней политики и торговли.

Опубликовано в выпуске № 26 (739) за 10 июля 2018 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц