Версия для печати

Абхазия не Косово

Ленский Игорь
Ситуация в Косове по-прежнему находится под пристальным вниманием общественности. Особенно развязка проблемы обретения независимости края интересует политиков и жителей самопровозглашенных республик. Есть ли у них основания для признания суверенитета? На этот и другие вопросы "ВПК" отвечает Андраник МИГРАНЯН, политолог, председатель комиссии Общественной палаты РФ по вопросам глобализма и национальной стратегии развития.


ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ЦЕЛОСТНОСТЬ ГРУЗИИ НЕ ОПИРАЕТСЯ НИ НА КАКОЙ ЗАКОН


Ситуация в Косове по-прежнему находится под пристальным вниманием общественности. Особенно развязка проблемы обретения независимости края интересует политиков и жителей самопровозглашенных республик. Есть ли у них основания для признания суверенитета? На этот и другие вопросы "ВПК" отвечает Андраник МИГРАНЯН, политолог, председатель комиссии Общественной палаты РФ по вопросам глобализма и национальной стратегии развития.
{{direct_hor}}

Андраник Мигранян.
Фото ИТАР-ТАСС
- Как вы оцениваете заявление лидера "Единой России" Бориса Грызлова о возможности признания Абхазии и Южной Осетии Государственной Думой РФ?

- Я думаю, что заявление было сделано очень своевременно. Это в русле общей политики России на постсоветском пространстве. Реальная ситуация такова, что нет никаких препятствий правового характера для признания самопровозглашенных республик, наоборот, оснований для суверенитета у них больше, чем у Косова. Ведь они провозгласили свою независимость в соответствии с законом СССР 1990 года о порядке выхода союзной республики из состава СССР, где прямо оговаривалось право автономных образований в этом случае самим решать собственную судьбу. На сегодняшний день подавляющее большинство людей в России, представители политических, общественных и экспертных кругов выступают за признание и дальнейшую интеграцию Абхазии в состав России.

Как президент Владимир Путин, так и министр иностранных дел Сергей Лавров неоднократно указывали, что страны Запада или себя обманывают, или вводят в заблуждение международную общественность, когда пытаются всех убедить, будто косовский случай какой-то особый, уникальный. Хотя на самом деле ничего особого или уникального в нем нет. Имея в виду Абхазию и Южную Осетию, Путин задал резонный вопрос: почему одни народы имеют право на свою государственность, а другие - нет? Запад ожидал, что Белград, прельстившись посулами о приеме в Евросоюз, согласится с провозглашением независимости Косова и тогда можно будет сказать, что стороны расстались добровольно и легитимно, наподобие расставания Чехии и Словакии в 1992 году. Однако мы знаем, что в Сербии состоялся референдум по Конституции, большинство населения высказалось против отделения Косова. В этих обстоятельствах попытка Вашингтона и Брюсселя признать независимость Косова полностью развязывает руки России для того, чтобы, следуя своим интересам, признать независимость Абхазии и Южной Осетии.

Лоббируя интересы косовских албанцев, американцы разрушают существующую систему международных отношений и универсальность международного права. В каждом случае они принимают то решение, которое считают выгодным для себя. Было бы большой глупостью, если бы Россия не воспользовалась возникающим прецедентом и не последовала бы примеру Запада, который пытается легализовать суверенитет Косова.

- Как вы думаете, слова Грызлова - это предостережение или за ними стоят реальные намерения?

- Думаю, что действия не заставят себя ждать. В отношениях между Россией и Грузией после признания независимости Абхазии вряд ли может наступить ухудшение. Потому что и так хуже некуда. Хотя не скрою: есть в России определенные аналитические круги, которые пытаются запугать власть, что в таком случае будет еще хуже, наступит конфронтация с США и Евросоюзом, будет чуть ли не новая война на Кавказе. Хотя не очень понятно, кто с кем будет воевать. Или же, как говорил спецпредставитель президента США по постсоветскому пространству и конфликтным зонам Мэтью Брайза, в таком случае не исключено, что при определенных обстоятельствах США могут признать независимость Чечни, Дагестана, еще каких-то автономных территорий. Это блеф и шантаж.

- Надо ли дожидаться провозглашения независимости Косова для решения вопроса о признании Абхазии и Южной Осетии?

- Давно убежден, что дожидаться не нужно. Однако в тактическом плане, для того чтобы ослабить возможное международное давление на Россию, может быть, это и имеет смысл. Хотя уже сейчас есть все юридические основания для признания Абхазии и Южной Осетии. Да и политические: потому что Грузия занимает все более антироссийские позиции. И эта политика становится все более и более истеричной.

- Имеет ли значение, что косовских албанцев почти 2 миллиона, а в Абхазии сейчас проживает около 300 тысяч человек?

- Это абсолютно не имеет значения. Потому что есть признанные государственные образования с еще меньшим количеством населения.

- Не может ли в случае признания Абхазии и Южной Осетии начаться новая война на Кавказе? Возможно ли силовое вмешательство НАТО?

- Не думаю, что есть угроза глобального конфликта на Кавказе. Да и кто с кем будет воевать? НАТО не может вторгнуться в зону российских стратегических интересов при полном отсутствии юридических оснований. Не следует считать атлантистов отъявленными авантюристами, им тоже присущ здравый смысл. Территориальная целостность Грузии не опирается ни на какой закон. Все, что имела Грузия, определялось советскими законами. Ведь Тбилиси сам отменил Конституцию Грузинской ССР. Появившаяся затем Конституция Грузии - это односторонний акт, который не может иметь отношения к Абхазии и Южной Осетии, так как к моменту ее принятия они уже де-факто в состав Грузии не входили и в обсуждении участия не принимали.

- В качестве чего признавать Абхазию - как самостоятельное государство или как регион РФ?

- Необходимости сейчас включать Абхазию и Южную Осетию в состав России нет. На данном этапе не вижу для этого ни политической, ни юридической целесообразности. Их надо признавать в качестве самостоятельных государств, а уже они сами затем будут определять отношения со своими соседями - Россией и Грузией.

Интеграция - это поэтапный процесс. Нельзя, не признав первоначально независимости государства, сразу же делать его регионом России. Этот вопрос можно рассмотреть в дальнейшем.

- В таком случае надо ли России жестко влиять на процесс формирования власти в Абхазии? Такая попытка в 2004 году уже окончилась провалом, но что будет дальше?

- Думаю, что не так важно, какой политик окажется во главе Абхазии. 90% населения республики имеет российское гражданство. Любой государственный деятель здесь обречен проводить пророссийскую политику, поскольку таков выбор народа. Об этом говорил и сам Сергей Багапш. Позиция России является гарантом стабильности в регионе. Именно России принадлежит решающее слово в предстоящем признании независимости Абхазии.

Другое дело, что Москва порой действовала излишне прямолинейно, не всегда продвигала наиболее авторитетных кандидатов. Не было должного понимания, что и другие кандидаты могут стать реальными руководителями и надежными партнерами России. В случае с Сергеем Багапшем и Александром Анквабом именно это мы и наблюдаем. Внутри самой Абхазии народ предпочел избрать именно эту власть, и сделанный выбор нужно уважать. Не за горами следующие выборы. Разумная и продуманная позиция России видится в том, чтобы, ничего заранее не предвосхищая, поддержать того кандидата, которого изберет народ.

- С профессиональной точки зрения каковы, на ваш взгляд, результаты деятельности руководства Абхазии за три года пребывания у власти?

- Заметны позитивные сдвиги в социально-экономической сфере, активизация торгового оборота с Россией, успехи в привлечении инвестиций. Год от года растет число отдыхающих из России и стран СНГ, улучшается состояние курортов. Думаю, что и президент, и премьер-министр Абхазии оказались на высоте в решении стоящих перед ними задач. С этими людьми вполне можно осуществить самые амбициозные интеграционные планы.

Игорь ЛЕНСКИЙ

Опубликовано в выпуске № 2 (218) за 16 января 2008 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц