Версия для печати

Резидент, знавший больше, чем Рузвельт — часть II

Добывая совершенно секретные документы, советские агенты оставались вне подозрений
Кондрашов Вячеслав

В конце августа 1941 года Вашингтон посетил начальник Разведывательного управления генерал-лейтенант Филипп Голиков. Он был командирован в США решением Государственного Комитета Обороны для налаживания союзнических контактов в целях организации совместных действий против фашистской Германии. Несмотря на занятость, Голиков выделил время для встречи с Сергеевым.

Окончание. Начало читайте в предыдущем номере.

Начальник разведки убедился, что резидентура, возглавляемая Морисом, способна добиться еще больших успехов. Перед возвращением в Москву Голиков повторно встретился с Сергеевым и поставил ему дополнительные задачи по ведению оперативной и разведывательно-информационной работы. Он также дал указание в Москву переназначить Мориса с должности шофера на делопроизводителя аппарата военного атташе с установлением повышенного оклада.

В 1942 году стала давать результаты вербовочная работа членов резидентуры «Омега». В ее состав был включен агент, привлеченный Мастером. Он согласился помочь Советскому Союзу, бескорыстно передавая сведения о Германии и Японии. Информационные возможности резидентуры заметно возросли. Агент сам оказался искусным вербовщиком и вскоре привлек к работе сотрудницу одной из американских разведывательных структур. Она передавала Морису сводки об обстановке в Европе и Тихоокеанской зоне, подготовленные на основе данных американской агентуры. В военном ведомстве США тщательно следили за ситуацией на советско-германском фронте, получая сводки от своих разведорганов. Копии этих важных грифованных документов попадали Морису.

О переговорах Аллена Даллеса с Карлом Вольфом советский резидент в США предупредил Москву заблаговременно

Выполняя указания Центра, он в 1943 году лично занимался поиском новых источников получения важной информации. На основе данных, собранных Мастером, была проведена операция по изучению и вербовке сотрудника одной из разведслужб США. Морис привлек трех новых ценных агентов, которые имели возможность добывать документальную информацию…

В 1943-м Центр получил от Сергеева 2401 секретный документ, а также 420 срочных донесений в виде телеграмм. В них раскрывались важные для Москвы вопросы, включая военно-стратегическую обстановку в Европе, а также ситуацию в Японии, которая по-прежнему представляла потенциальную военную угрозу.

Поскольку ситуация на советско-германском фронте стала складываться неблагоприятно для Берлина, в Вашингтоне и Лондоне уже в 1943-м начали обсуждать послевоенное устройство Европы. Кроме того, западные союзники наконец развернули подготовку к открытию второго фронта, чтобы усилить свои позиции на континенте. Морис через свои источники раскрыл планы англо-американцев, сообщив в Москву о результатах конференции, проведенной летом 1943-го в Квебеке, в которой участвовали Рузвельт и Черчилль. Там, в частности, было решено второй фронт в текущем году не открывать, ибо немцы еще далеки от поражения. Основным стимулом созыва конференции в Квебеке был неожиданный переход Красной армии в наступление.

Перспективной для Мориса стала работа его агентов в военном ведомстве США. Американские дешифровальщики ознакомились с опытом англичан по раскрытию кодов немецкой шифровальной машины «Энигма» и сами стали взламывать их, используя свой намного более совершенный технический потенциал. В результате в Вашингтоне появилась возможность читать секретную переписку германской армии. Копии этих материалов источники передавали Морису. В них содержалась информация стратегического характера, крайне важная для командования Красной армии. Морис в мае 1943-го докладывал в Центр, что главный удар немцев в летней кампании будет из района Курск – Орел в направлении на Воронеж.

В течение 1944 года резидентура «Омега» продолжала результативную разведывательную деятельность в США. Агентурные источники добывали важные сведения из различных американских государственных и военных структур, спецслужб. Морис только за девять месяцев получил и направил в Центр 2420 ценных секретных документов, а на основании устной информации агентов подготовил 305 срочных донесений. Они вскрывали важные для советского руководства военно-политические проблемы. В Вашингтоне все больше обсуждали послевоенное устройство в Европе. Одновременно среди западных союзников отмечался рост антисоветских настроений. Сергеев докладывал об этом в Москву. Кроме того, источники резидентуры, работавшие в военных и разведывательных структурах США, по заданию Мориса собирали и передавали ему детальные сведения об обстановке на советско-германском фронте и планах немецкого командования.

За высокие результаты в работе Сергееву было досрочно присвоено звание майора. Он чувствовал себя намного более уверенным как по отношению к Центру, так и в коллективе военного атташата в Вашингтоне. Понимал, что стал настоящим разведчиком, приносящим пользу своей стране в трудное военное время. В августе 1944 года начальник ГРУ докладывал Верховному главнокомандующему: «ГРУ в течение ряда лет работало над созданием в США важной разведгруппы, способной широко освещать внешнюю политику правительства США и деятельность основных правительственных учреждений. Можно с уверенностью сказать, что ГРУ удалось создать организацию, дающую материалы большой государственной важности. Эта организация систематически работает в течение последних двух лет. Среди полученных материалов имеются… Наши источники могут выполнять крупные правительственные задания по освещению важнейших военных и военно-политических проблем…»

В течение 1945 года резидентура не снижала активность и результативность разведывательной работы. Источники Мориса докладывали о ходе операции англо-американских войск в Европе, а также о попытках немцев установить тайные контакты с союзным командованием. Сергееву стало заблаговременно известно о переговорах высокопоставленного американского разведчика Аллена Даллеса с обергруппенфюрером Вольфом, высшим руководителем СС и полиции в южноевропейской группе армий. На них должен был обсуждаться вопрос о сдаче немецкой группировки в плен американцам. Морис немедленно проинформировал об этом Москву. Последовал дипломатический демарш советской стороны, и сепаратные контакты американских разведчиков с представителями СС были прекращены. Центр также получил важную информацию о попытках немцев внести раскол между СССР и западными союзниками на завершающем этапе войны.

Специальная командировка майора Сергеева завершилась в январе 1946 года. Он провел в США около шести лет, непрерывно занимаясь разведывательной деятельностью. Ее результаты были отражены в подготовленном в ГРУ заключении: «Созданная Морисом группа агентов была признана Центром весьма ценной. Одновременно с увеличением агентурной сети Морис добился активизации ее работы… Умело руководил своими агентами, которые ежегодно передавали ему около 20 тысяч листов секретных и совершенно секретных документов. Материалы агентов резидентуры Мориса отражали важные вопросы и в своем большинстве использовались для докладов советскому правительству… За выполнение заданий командования ГРУ в США майор Сергеев Л. А. награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды и медалью «За победу над Германией»…»

По итогам работы в годы Второй мировой резидентура Сергеева по количеству и качеству добытых агентурным путем закрытых материалов была признана одной из лучших в военной разведке Красной армии. Ни один из его агентов-источников не только не был задержан, но даже не вызвал подозрений у американской контрразведки.

#Лев Александрович Сергеев #Филипп Иванович Голиков #Аллен Даллес / Allen Dulles #Карл Вольф / Karl Wolff

Опубликовано в выпуске № 30 (743) за 7 августа 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц