Версия для печати

На басмачей с сопровождающим

МС-1, доживший до войны, был грозен даже обездвиженный
Барановский Константин

МС-1 («малый сопровождения, первый»), или Т-18, часто называют первым советским танком. Это не совсем верно. Первым был «Рено Русский». Его изготовили на Сормовском заводе в Нижнем Новгороде, но, правда, всего в 15 экземплярах. Наиболее известен танк «Борец за свободу товарищ Ленин» («Прадедушка «Арматы» был славным малым»).

Корректна будет формулировка «МС-1 – первый серийный советский танк». Да, его прототип – Renault FT-17, так ведь у БТ и Т-26 тоже в «отцах» – иностранные модели, что не мешает называть эти танки советскими. Кроме того, именно МС-1 стал первым отечественным, испытанным в боях.

В Народном комиссариате по военным и морским делам и руководстве оборонной отрасли понимали, что нужно переходить от единичных изделий к серийному производству. В 1924 году в системе Главного управления военной промышленности создано Танковое бюро. В 1926-м принята трехлетняя программа танкостроения объемом пять миллионов рублей при стоимости одного пехотного танка на уровне 18 тысяч рублей. «Рено Русский» обходился вдвое дороже. Решено было разработать новый легкий танк. Экспериментальной базой служила тракторная мастерская ленинградского завода «Большевик». В ноябре 1927-го был готов танк для промышленного выпуска. Ему дали индекс Т-18. Однако, не дожидаясь завершения конструкторских работ, по результатам испытаний Реввоенсовет СССР уже 6 июля принял танк на вооружение, присвоив ему наименование МС-1. Советская промышленность освоила его выпуск в 1928-м.

На Дальнем Востоке первый серийный советский танк прослужил до конца 50-х

Танк предназначался для поддержки атакующей пехоты и кавалерии. Первые 30 единиц были построены на средства Осоавиахима («Приводной ремень социализма»), эти машины приняли участие в ноябрьском параде на Красной площади.

«Большевик» 1 февраля 1928 года получает первый заказ на производство 108 серийных Т-18 в течение двух лет. С апреля 1929-го к производству танка подключают Мотовилихинский машиностроительный завод. В 1929–1930 годах план выпуска увеличен до 300 танков.

И уже в 1929-м МС-1 участвует в боях на КВЖД. Маршал Советского Союза Чуйков вспоминал: «После артподготовки с исходных позиций двинулись 10 танков. Их атака была внезапной для китайских солдат, в неменьшей степени удивила она и красноармейцев. Мы видели, как китайские солдаты и офицеры высунулись почти в полроста из окопов, чтобы разглядеть танки. Мы ожидали, что они побегут, но удивление было, видимо, столь велико, что оно как бы парализовало их волю... Танки беспрепятственно дошли до китайских позиций и открыли огонь вдоль окопов. Пулеметный огонь отрезвил китайцев. Они в панике побежали. Десять танков прорвали без каких-либо потерь с нашей стороны оборону противника».

Тогда же выявились недостатки – не фатальные, их исправили. Есть данные, что танк применялся в боях с басмачами в Средней Азии.

Серийно было выпущено 959 МС-1, производство закончилось в 1931-м. До середины 30-х он составлял основу танкового парка РККА, после чего на смену пришли Т-26 и БТ. МС-1 стали потихоньку выводить из войск, передавать в танковые училища как учебные машины.

Какие наши боты

Впрочем, СССР не мог себе позволить роскошь разбрасываться еще вполне годной бронетехникой и в 1938–1939 годах МС-1 модернизировали, а находящиеся в строю танки хорошенько отремонтировали. Отметим, что Советский Союз был не единственным, кто так поступал: Франция встретила гитлеровскую агрессию на Renault FT-17, выпущенных еще в Первую мировую и после нее, Италия вступила во Вторую мировую с Fiat 3000 на вооружении, мало чем отличавшимся от МС-1.

Демонтированные МС-1 применялись как долговременные огневые точки (доты) на западной границе СССР (линия Сталина) и в системе укреплений в районе озера Хасан, где в 1938 году проходили бои с Японией («Последняя операция маршала Блюхера»). Кроме того, из танков без двигателя и трансмиссии, вкопанных по башню в землю, создавали боты (бронированные огневые точки) у мостов, перекрестков дорог и в других важных для обороны местах.

На Дальнем Востоке в этом качестве танк прослужил до конца 50-х.

МС-1 участвовал в первом периоде Великой Отечественной вплоть до зимы 1942-го, в частности в обороне Москвы, в составе смешанных танковых соединений.

Так что МС-1 отнюдь не курьез бронетехники прошлого, а заслуженный ветеран, хотя и задвинутый в тень более новыми машинами.

Что за зверь?

Рассмотрим Т-18 поближе. Это типичный легкий танк своего времени. Боевая масса – 5,3 тонны. Экипаж – два человека (командир и механик-водитель). Броня от восьми (бортовая) до 22 (башня) миллиметров. МС-1 был надежно защищен от пуль обычных стрелковых калибров. Единственным смотровым оптическим прибором был перископ механика-водителя «броневой глаз», но имелись смотровые щели, закрываемые при надобности бронещитками. Корпус из бронелистов, клепаный.

МС-1 использовали как базу для создания опытных боевых машин и отработки инженерно-технических решений

Вооружался танк изначально 37-мм пушкой, выдававшей 10–12 выстрелов в минуту, и спаркой 7,62-мм пулеметов Федорова, позже им на смену пришел ДТ, ставший основным для всех советских танков. Боекомплект: 104 выстрела, 2016 патронов. Впрочем, в 1938 году и пушку сменили на 45-мм. Из модернизации танки выходили с более рациональным углом наклона брони. Масса выросла до 7,25 тонны.

35 лошадиных сил позволяли развивать по шоссе скорость 16,5 километра в час (с учетом специфики применения этого хватало). Двигатель находился поперек корпуса танка. К такому решению конструкторы вернулись только через 17 лет. После модернизации с установкой двигателя в 40 лошадиных сил скорость выросла до 22 километров в час. Запас хода по шоссе – до 120 километров.

Танк имел хорошую проходимость, преодолевая подъем в 35 градусов, ров шириной 1,8 метра, брод в 0,8 метра и стенку высотой 55 сантиметров. Ни «летать», как БТ-7, ни сшибать деревья, не замедляя хода, как Т-26, «малый сопровождения, первый» не умел. Ему и не нужны были трюки – он добротно и эффективно выполнял порученную боевую работу в пределах своих возможностей. Для повышения маневренности машины применили пружинную подвеску, гасившую толчки. Кроме того, впервые в мире на попарно сблокированных опорных катках установили резиновые бандажи.

МС-1 использовали как базу для создания опытных боевых машин и отработки новых инженерно-технических решений. Из него получился Т1-12, который затем стал основой для создания первого советского среднего танка Т-24, выпущенного малой серией. Броня Т-24 надежно защищала на любых дистанциях от огня крупнокалиберных пулеметов (про противотанковые пушки в ту пору никто и не помышлял).

После начала выпуска Т-26 элементы его рессорной подвески внесли в ходовую часть танка МС-1. Это намного увеличило плавность хода машины, снизило утомляемость экипажа, повысило меткость огня с ходу. Танк получил индекс МС-1А. Танк образца 1938 года стал именоваться Т-1 8М. Но в войсках боевую машину как и прежде называли МС-1. К началу 1938-го в строю оставались 862 танка. Войну встретили 160 машин в боеспособном состоянии. И они с честью выполнили свой долг, сдерживая врага, сколько было сил. Летом 1941-го Т-18 и боты на их основе сражались с врагом в Осовецком, Владимиро-Волынском и Минском укрепрайонах (УР). Впрочем, сведения скудны и отрывочны – кому придет в голову в горячке тяжелых оборонительных боев протоколировать происходящее: некогда, враг не то что у ворот, уже во дворе хозяйничает, надо не пустить его в дом.

В музеях и коллекциях

Ни один реальный МС-1 не попал в музей. Все имеющиеся экземпляры восстановлены из брошенных машин или из танков, преобразованных в боты. Из-за ошибок или сознательного упрощения доступные для осмотра МС-1 существенно отличаются от оригинала. Все восстановленные Т-18 – образца 1930 года, но на части из них стоит имитация спаренного пулемета Федорова (а на танке во Владивостоке – даже макет пулемета максим), ходовая часть в той или иной мере неточная на всех машинах. Т-18 также можно увидеть на открытой площадке музея «Боевая слава Урала» в городе Верхняя Пышма Свердловской области и Музее отечественной военной истории в деревне Падиково Истринского района Подмосковья.

Для коллекционеров модель танка МС-1 в масштабе 1:35 производила фирма AER Moldova (отсутствует спаренный пулемет Федорова). Ее пресс-формы использовали российские компании «Восточный экспресс» и ARK Models, они производят модели МС-1, качество которых ниже среднего.

Опубликовано в выпуске № 30 (743) за 7 августа 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц