Версия для печати

Книги и камешки Валерия Ганичева

«Мой отец всегда держался русской линии»
Ганичева Марина Карпачев Сергей
Фото: Сергей Карпачев

Валерий Николаевич Ганичев был человеком многих образов. Первый космонавт Юрий Гагарин произносил тост за комсомольского идеолога и своего друга Валерия Ганичева. Он был успешным главным редактором издательства «Молодая гвардия» – под его руководством ежегодно выходило свыше 600 названий книг общим тиражом 40 миллионов экземпляров, печаталось более двадцати журналов, альманахов для детей и юношества. «Комсомольская правда» волею главного редактора Валерия Ганичева начала публиковать авторов патриотического направления, на страницах третьей по влиянию газеты страны появились статьи Анатолия Софронова, Валентина Распутина, Василия Белова. С той «Комсомолкой» сотрудничали Михаил Шолохов и Елена Образцова, Сергей Залыгин и Илья Глазунов. Ганичев дружил с героями Великой Отечественной и хорошо понимал белогвардейского офицера, владельца книжного магазина в Нью-Йорке. О том, каким был Валерий Николаевич, «Военно-промышленному курьеру» рассказала его дочь Марина Ганичева.

– Он всегда держался русской национальной линии и, прекрасно понимая, кто враг, кто друг, кто попутчик, нисколько на этом не зацикливался. Отец считал, что надо преодолевать гражданское противостояние, не отступая от своих нравственных, моральных и жизненных принципов. Искать точки соприкосновения общества, ничего не выкидывая из истории. Как бы его ни называли в разные времена – новым Сусловым, народным аристократом или красно-коричневым, он всегда держал только патриотическую линию, и в этом была его сила. Все его творчество посвящено «делателям дела», работавшим на благо России.

Отец старался быть в курсе всех происходящих в стране событий, смотрел все политические передачи. Я возмущалась, ну зачем это и так уже все известно, но он всегда говорил: мне важна аргументация, я должен услышать, какие у них доказательства. Как историк, относился к этому очень серьезно.

– Валерий Николаевич был человеком верующим. Как он нашел свой путь к храму?

Его называли новым Сусловым, народным аристократом, красно-коричневым, а он всегда держал только патриотическую линию, и в этом была его сила

– Его привели в церковь русское дело, Россия, ее история… Была большая экспедиция с искусствоведом, знаменитой женщиной, боровшейся за сохранение памятников нашей культуры, Верой Григорьевной Брюсовой. Мы отправились тогда по русским городам на автобусе. Как сейчас помню, приехали вечером в Оптину пустынь, где тогда был еще сельхозтехникум. Какие-то могильные плиты лежат, занесенные снегом, маленький музей. Мы сделали фотографии, а потом пошли к этим плитам. Папа варежкой отчистил одну из них и открылась надпись: «Братья Киреевские»… После этого написали письмо в политбюро, и однажды дома раздался звонок, к телефону попросили Валерия Николаевича. Отца тогда не было, и завотделом ЦК КПСС Александр Яковлев попросил передать ему, что письмо рассмотрено на заседании политбюро и принято решение отдать Оптину пустынь церкви.

В те годы для меня были очень важны памятники древнерусской истории и литературы. Мы много читали, много узнавали… Во всех акциях участвовали всей семьей.

– Он умел объединять людей.

– Да. У нас всегда были друзья по общему делу – это декларировалось в семье. Они делали все, что в их силах, для возрождения России. Это сейчас так просто быть патриотом, хотя… не совсем просто – много говорится, но мало делается. А тогда это было и опасно, и преследованиям подвергались, и тот же Александр Яковлев написал нашумевшую статью «Против антиисторизма», опубликованную в «Литературной газете», в которой наряду с другими изданиями «Молодой гвардии» критиковал одну из лучших поэтических книг того времени «О, русская земля» со стихотворением Николая Языкова «К не нашим», которое запрещено было печатать. Недовольство также вызвали «опубликованные без всяких комментариев произведения других славянофильских поэтов, воспевающих самодержавие». Книга эта была у меня настольной, она действительно стала одной из самых лучших. В ней собраны великолепные гравюры прекрасных художников, она открывалась замечательным предисловием поэта Александра Прокофьева, тоже державшего русскую линию.

– После чего, как тогда говорили, последовали оргвыводы.

– Конечно. Но опала продолжилась недолго, вскоре ему предложили стать главным редактором «Комсомолки». Но и там он долго не задержался, дали поработать года два, и после опубликования цикла статей о коррупции, других острых материалов убрали подальше – в «Роман-газету» со штатом из пяти человек. Но там он наконец нашел время для того, чтобы приступить к написанию романа об освоении Россией Причерноморья, адмирале Ушакове и городе Николаеве, где два десятилетия назад зародилась идея исторического романа.

– Как он переносил невзгоды? В чем находил поддержку?

– Очень спокойно. Знаете, у нас числился в друзьях один писатель, не буду называть его имени. Так вот, день в доме начинался с того, что он звонил. Всегда. Но когда началась опала после «Комсомолки», уже назавтра звонка не последовало и больше этот человек не звонил никогда.

Папа ко всему относился философски, ведь были же и настоящие друзья, которые поддерживали его. Он справлялся. Кроме того, он использовал эти перерывы, чтобы заниматься историей и писать. Так он подготовил и защитил кандидатскую диссертацию. В общем-то, это были моменты счастья. Но такие периоды продолжались недолго: потом все равно призывали и снова начиналась работа на все 24 часа в сутки.

– С кем он дружил?

– Проще сказать, с кем не дружил. С Валентином Григорьевичем Распутиным они были большие друзья. У него был друг Владимир Токмань, рано умерший, основатель и главный редактор журнала «Студенческий меридиан». Папа помог вырастить его дочерей – Екатерину и Викторию. Сегодня это известная актриса Екатерина Стриженова и востребованный модельер Виктория Андрианова. Мы с ними ощущаем себя сестрами. Владимир Десятерик, ставший главой издательства «Молодая гвардия» после него. Полярник Артур Чилингаров был очень близким другом. Михаил Ножкин и Альберт Лиханов. Были доверительнейшие отношения с Михаилом Александровичем Шолоховым.

Сергей Карпачев
Сергей Залыгин, Виктор Астафьев и Валерий Ганичев в Кижах

С Юрием Гагариным, я думаю, познакомились и подружились как раз, когда летали в Вешенскую к Шолохову. Я хорошо помню Юрия Алексеевича – рядом с пионерлагерем «Артек» был дом отдыха ЦК комсомола. Гагарин вставал рано, собирал ребятню и ходил с нами ловить крабов. Он очень интересовался русской историей, с большим удовольствием слушал отца.

Другом был писатель Юрий Мелентьев. В нашем доме бывали и Василий Белов, и Виктор Астафьев, и Сергей Залыгин. С Валентином Саввичем Пикулем была общая любовь – XVIII век, они подолгу говорили о серьезных вещах. Сложилась крепкая дружба с художником Ильей Глазуновым, папа не раз задерживался у него в мастерской. Добрые отношения были с Леонидом Максимовичем Леоновым. Помнятся долгие разговоры с писателем Дмитрием Балашовым, споры по поводу теорий происхождения Древнерусского государства. У Балашова была своя точка зрения на это, некая смесь истории и филологии. Папа был в большой дружбе с Сергеем Бондарчуком и композитором Вячеславом Овчинниковым, который писал музыку ко всем фильмам мастера.

– Валентин Распутин и Виктор Астафьев, хотя и сибиряки оба, писатели разные по духу и во взглядах во многом не сходились.

– Это нисколько не мешало папе дружить с ними. Он любил распутинскую прозу так же, как и астафьевскую, и охотно печатал обоих. Так же, как книги вологжанина Василия Белова и краснодарца Виктора Лихоносова. Он привечал все ипостаси русской литературы. Поддерживал молодых – иркутянина Валерия Хайрюзова и красноярца Олега Пащенко.

– Была самая любимая книга?

– Самая любимая – «Война и мир», любимый писатель – Толстой. Он отдавал предпочтение исторической литературе. Ценил прекрасную книгу «Августовские пушки» о Первой мировой войне Барбары Такман, которую выпустили в «Молодой гвардии». Гордился книгой Николая Яковлева «1 августа 1914». До последнего времени прочитывал все, что мы печатали в наших журналах, в «Детской роман-газете». А последняя книга, которую он читал и которая была ему интересна, – воспоминания Станислава Куняева.

– В свое время книга Николая Яковлева оказалась бомбой для читателей. Как Валерий Николаевич находил таких авторов?

– Все знали направление «Молодой гвардии», и люди приходили к нему сами. В одном из интервью отец говорил, что книга Федора Нестерова «Связь времен» тоже в свое время оказалась такой бомбой: автор рассказывал о нитях, которые связывают наши дни с прошлым, и почему история страны стала ареной острой идеологической борьбы.

Это было серьезное, сильное издательство, при Ганичеве утвердившееся в русском направлении. В 1968 году папа зашел в Нью-Йорке в магазин «Русская книга», принадлежавший бывшему участнику Белого движения Виктору Камкину, в свое время воевавшему на Дальнем Востоке. Тот подарил ему несколько книг и сказал, что знает молодогвардейскую серию «Жизнь замечательных людей», спросив при этом, почему в ней нет книг о Суворове, Пушкине, Ушакове. После этого началось продвижение когорты русских писателей, открывших нашей стране ее историю.

– Валерий Николаевич писал в своих книгах об освоении земель Новороссии, адмирале Ушакове, людях славного XVIII столетия. Откуда такой пристальный интерес к истории русского флота и той эпохе?

Всемирный русский народный собор начали строить для того, чтобы соединить гражданское общество и Церковь, чтобы отыскать точку опоры

– После окончания Киевского университета он приехал по распределению в Николаев. Работать должен был в школе, но мест не оказалось, и его направили в профтехучилище. А там предложили позаниматься с группой на стройплощадке. Он вместе с учениками клал кирпичи, а в перерывах рассказывал о русской истории. И о Новороссии, и о том, что на южных землях страны тогда происходило, он впервые узнал именно там. Николаев – город корабелов, стоящий на слиянии большого Южного Буга и реки Ингул. Там прекрасный краеведческий музей, Музей истории флота, перед которым стояли памятники четырем адмиралам, один из них – Ушакову. Именно в николаевский период своей жизни он начал приобщаться к истории российского флота, написал первые очерки, начал изучать историю этого края… И тут пришла фигура адмирала Ушакова, ставшего героем первого романа «Росс непобедимый».

– Валерий Николаевич очень много сделал, чтобы свершилось прославление Ушакова в лике местночтимых святых Православной церкви…

– Более четверти века отец собирал материалы об адмирале Федоре Федоровиче Ушакове и после долгих раздумий написал письмо Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II на случай возможного прославления Православной церковью адмирала, известного христианским благочестием. Это, кстати говоря, было не только его личным делом. Это дело и монахов Санаксарского монастыря в Мордовии, где похоронен Ушаков. Это дело и патриарха Кирилла, который тогда был владыкой. Это стало делом многих людей. Но вдохновлял всех Валерий Николаевич. В Санаксарском монастыре, где покоятся мощи Ушакова, всегда считали Ганичева своим насельником.

Это все знаки милости Божьей, которые приходили к нему за труды. Они с Игорем Рауфовичем Ашурбейли на Корфу нашли в монастыре Пресвятой Богородицы Высокой прижизненный портрет прославленного флотоводца.

– Что их связывало с Игорем Рауфовичем?

– Там такая история вышла. У отца был старинный друг, еще из украинской его молодости. Он умер, но семьи поддерживали отношения, и сын друга – директор Арзамасского приборостроительного завода Олег Лавричев познакомил Ашурбейли и Ганичева. Игорь Рауфович тогда проводил разыскания истории своей семьи, и ему нужен был совет авторитетного специалиста.

Есть такое понятие – химия притяжения. Они сразу понравились друг другу. Игорь Рауфович уважал все деяния папы, а дальше начались и дружба, и сослужение. Папа был очень благодарен ему за поддержку Союза писателей России. Они стали инициаторами премии «Щит и меч Отечества», которую учредили Союз писателей и газета «Военно-промышленный курьер».

У них были общие точки зрения на все происходящее. Оба – хорошие аналитики. Папа по-доброму восхищался способностями Игоря Рауфовича – он очень любил людей дела да и сам был таким же.

Это – соратники. Они трудились в разных сферах, но двигались в одном направлении. Общими оказались и православная тема, и сохранение памяти Ушакова, и дела Всемирного русского народного собора.

Отец мог прекрасно и людей связать, и мысли, и идеи, создать на их основе стройную конструкцию. Он написал статью об океаническом мышлении, которое давало простор развитию Военно-морского флота, экономики, науки, торговли, искусства и литературы. Изложив в ней фактически дальнейшую программу наших действий, Валерий Николаевич потрясающе умел вдохновить, дать направления и наметить цели. По его мнению, нравственная память обладала невероятной силой и с ее помощью в России можно сделать очень многое. Но этим надо заниматься искренне. Отец считал, что мало сегодня обращают внимание на идеологию. Лозунги провозглашают, а никто серьезно не занимается идеологией русской жизни, русским вопросом.

– Всемирный русский народный собор – одно из главных дел жизни Валерия Николаевича.

– Это так. После тяжкого 1993 года, полного раздрая в обществе после расстрела Белого дома возникла идея: русских надо как-то собирать. И несколько человек, в том числе отец как председатель Союза писателей России, решили создать площадку, где все решалось бы сообща. Где соборные мысль и слово будут звучать и направлять общество к выходу из кризиса идей, ценностей. В 1995 году начали строить этот обор для того, чтобы соединить гражданское общество и Церковь, чтобы отыскать точку опоры для дальнейшего движения.

ВРНС виделся и стал трибуной для спокойного обсуждения проблем. Нужно было начинать думать о том, каким следует быть будущему России. Попытка тогдашних властей отстранить от этого общество во многом не удалась благодаря тому, что появился Всемирный русский народный собор. Либеральная точка зрения находила поддержку и деньги, а конструктивная русская, солидаризующая общество – нет… Всегда на соборе участвовали представители других религий, очень важно было, чтобы и эмиграция получила возможность высказывать свою точку зрения. Это было собирательство «по человечку, по камешку». Именно этим всегда отличался Валерий Николаевич, этим отличался будущий патриарх Кирилл. Они совместно такую грандиозную работу осилили. Собор преобразовывался, «раздвигался», расширялся, но самое главное было сделано – концентрировалась интеллектуальная, духовно-нравственная идейная сила.

– Над чем он работал в последнее время?

– У него должна была выйти к 85-летию книга «Песня, родина и душа», в ней собраны несколько его последних работ. Очень дорогой ему очерк о песне и о людях, которые несут ее в жизнь. А вторая работа – очерк к 25-летию Всемирного русского народного собора.

После того, как он прочитал вышедшую в Донбассе книгу о знаменитых людях этого края, написал на нее своего рода рецензию. Отец считал, что это была целая цивилизация и ее надо обязательно сохранить. Из Краснодара ему прислали двухтомник, в котором опубликованы письма фронтовиков. Он был в совершенном восторге, поскольку умел ценить всякие книжные инициативы. Самое знаменательное событие последних месяцев, о котором он постоянно вспоминал, – участие в марше Бессмертного полка. Не знали, как он выдержит, все же возраст, но он собрал все свои силы. И мы поехали. И прошли. Валерий Николаевич потом долго вспоминал этот день – он придал ему много сил и энергии.

– Какой Валерий Николаевич видел Россию?

– Просвещенной, образованной и сильной военной державой.

Справка «ВПК»

Марина Ганичева – главный редактор детского литературно-художественного журнала «О, Русская земля», заместитель главного редактора популярного издания «Роман-журнал ХХI век», один из руководителей молодежного духовно-просветительского «Центра Адмирала Флота Российского Федора Ушакова», член Императорского православного палестинского общества. Героинями книг Марины Ганичевой стали императрица Елизавета Петровна, Наталья Борисовна Долгорукая, Зинаида Александровна Волконская, Наталья Николаевна Гончарова, Варвара Александровна Лопухина, Александра Кирилловна Воронцова-Дашкова, Зинаида Александровна Юсупова-Эльстон и другие знаменитые женщины России.

#Валерий Николаевич Ганичев #Федор Федорович Ушаков #Игорь Рауфович Ашурбейли #Юрий Алексеевич Гагарин #Валентин Григорьевич Распутин #Виктор Петрович Астафьев #Василий Иванович Белов #Михаил Александрович Шолохов #Михаил Иванович Ножкин #Альберт Анатольевич Лиханов #Леонид Максимович Леонов #Сергей Павлович Залыгин #Валентин Саввич Пикуль #Илья Сергеевич Глазунов #Сергей Федорович Бондарчук #Николай Николаевич Яковлев #Дмитрий Михайлович Балашов #Александр Николаевич Яковлев #Станислав Юрьевич Куняев

Опубликовано в выпуске № 31 (744) за 14 августа 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц