Версия для печати

Футболизм против глобализма

России неинтересн мир, скроенный по американским лекалам
Шевцов Леонтий
Фото: oboznik.ru

Россия отказывается подчиняться навязываемым извне правилам – что, как и под чьим руководством она должна делать. Подобное поведение любой страны, которая не нравилась соседям, во все времена заканчивалось банальным объявлением войны. Однако ясно, что так просто поступить с нами не получится. И мы должны наглядно видеть весь арсенал, который может быть применен против России. Видеть и знать, как ему противостоять.

Проблема войны и мира, пожалуй, одна из самых важных для человечества. Война – часть борьбы за жизнь. Эта непрекращающаяся форма борьбы сопровождает человечество на всем протяжении его существования. Кое-кто против такой откровенной постановки вопроса, но это исторический факт, который заставляет понимать его именно таким образом.

Расточительная агрессия

Все народы хотят и стараются добиться материальных и прочих благ для себя и своих потомков. На протяжении веков сильные государства, державы и империи под различными предлогами стремились получить земные блага не только своим трудом, но и за счет других, в первую очередь слабых государств и соседей, а с развитием техники и мореходства – эксплуатацией удаленных стран-колоний. Если не хватало своих военных сил, возникали всевозможные альянсы и блоки, но причина была всегда одна – получение богатства и улучшение благосостояния метрополии за счет передела источников дохода и устранения конкурентов путем развязывания всевозможных войн, до мировых включительно. Повод находился всегда – от различий вероисповеданий и несовпадения идеологий до территориальных претензий.

Вопрос глобализации для нас не стандартный, как для других стран: мы сами должны определять, что нам надо

В последние десятилетия поводом для военного вмешательства стало продвижение демократии и свободы в другие страны. Верх цинизма заключается в том, что для установления демократии допустимы уничтожение сотен тысяч и даже миллионов людей, разрушение государственности, лишение страны независимости. Удивительно, что подобный подход продолжает применяться для совершения всевозможных «цветных революций» в странах, имеющих древнюю историю, веру, культуру и менталитет и вовсе не нуждающихся в заемной идеологии.

Реальность такова: кто постоянно и больше всех говорит о демократии, тот меньше способен понимать и терпеть ее у других. Особенно страдают страны, наделенные энергетическими ресурсами и прочими природными богатствами, которые становятся жертвами и попадают в вассальную зависимость после навязывания агрессором угодных ему руководителей.

В прошлые столетия классическая война была обычным, почти рядовым делом, но в XX веке ситуация сильно изменилась. Война с применением ядерного оружия лишает победителей возможности получения прибыли. А поскольку на войне не заработаешь, теряется ее смысл. Но созданный ВПК должен производить оружие, причем не только для себя и союзников, но и для других стран. Это особенно выгодно, когда те вынуждены иметь современное оружие и технологии, применяемые в постоянных конфликтах.

ВПК не должен простаивать. Иными словами, ему нужен не мир, а по меньшей мере угрожаемый или предвоенный период, дающий время подготовиться к очередной войне, создать запасы вооружения, техники и материальных средств. Остановить эту машину чрезвычайно сложно, ибо остановка лишает прибыли. Немаловажно и то, что в производстве военной техники и оружия в крупных странах, не говоря о ядерных державах, задействованы миллионы высококвалифицированных специалистов различных направлений. Они получают высокую зарплату и за ворота заводов, различных НИИ и прочих сопутствующих организаций их не выбросить. Массовая безработица может привести к смене власти, за спиной которой находятся всевозможные миллиардеры и олигархи, так как они эту власть установили и не позволяют стране идти на снижение производства оружия, а тем более на разоружение.

Но классическую войну обосновать и принудить ее вести страны, даже входящие в военно-политические блоки, непросто. Потому что слишком тяжелы политические последствия. К примеру, в Европе первые жертвы войны, даже несколько десятков человек, могут вызвать серьезные внутренние проблемы, привести к смене политической власти.

Однако ВПК, особенно в стране, претендующей на роль гегемона мирового порядка, должен быть постоянно загружен работой, то есть подготовкой к агрессии. Воюющей стране для поддержания внутренней стабильности необходимо решать проблему собственных людских потерь, неминуемых в ходе ведения классической войны. Их можно минимизировать при бесконтактных действиях, использовании частных военных компаний (ЧВК), различных партизанских (повстанческих) сил и несистемной оппозиции государства – жертвы агрессии.

Современные технологии позволяют создавать и иметь робототехнику, вооружение, дающее возможность вести боевые действия с минимальным риском для страны, ими обладающей. Агрессор делает все возможное для формирования нужного общественного мнения и обоснования своих действий. Эта новая модель в настоящее время разработана и довольно успешно внедрена в практику под названием «гибридная война».

«Гибрид» – оружие глобалиста

Термин «гибридная война» зародился в США в конце ХХ века. Он объединяет технологии как классической войны, так и повстанческих действий, информационных, экономических и других операций против конкретной страны. В настоящее время вне зависимости от того, какое определение такой войне дают специалисты, маловероятно, что войны будут вестись только традиционными, классическими действиями и силами.

Впрочем, и Отечественную войну 1812 года, и тем более Великую Отечественную можно в какой-то степени считать гибридными. Разница в том, какую часть от всех участвующих в боевых действиях составляла регулярная армия, а какую партизаны или повстанцы. Особенно ярко это проявилось в войне Китая с Японией, в которой китайская армия на 80 процентов состояла из партизан. Но это еще не современный «гибрид», к которому добавилось много компонентов.

Совет безопасности Российской Федерации должен обладать правами в вопросе противодействия гибридным войнам

Главный вопрос состоит в том, почему подобные действия прочно укоренились в военной и политической практике.

После разрушения Советского Союза осталась одна сверхдержава, но с претензиями на мировую гегемонию – США. В самом конце ХХ и начале XXI века мировой порядок превратился в монополярный. Для закрепления господства США с 1991 года под различными предлогами были проведены военные операции в Ираке, Югославии, Ливии, Афганистане, независимых государствах – членах ООН, и почти всегда без санкций, что по всем международным законам считается вооруженным вмешательством, которое подвергается осуждению мировым сообществом. Нынешние события на Ближнем Востоке, особенно в Сирии, подтверждают сказанное.

Такие военные операции становится все труднее обосновать, ибо они влекут многочисленные жертвы, разрушение государственности, миллионы беженцев, гуманитарные катастрофы. В общественном сознании это воспринимается как агрессия, противоречащая мировому порядку. К тому же военные действия дорого обходятся и агрессорам.

Поэтому был найден более дешевый и вроде бы не нарушающий международных договоренностей способ устранения неугодных правительств стран, не желающих терять идентичность и независимость. Цель достигается не путем агрессии, а организацией государственного переворота в виде «цветной революции». Войну, которая ведется нетрадиционными способами, иногда называют иррегулярной, то есть войной без войны, вернее – без боевых действий.

Алгоритм простой:

  • подготовка общественного мнения при помощи информационной атаки;
  • создание и поддержка несистемной оппозиции;
  • снабжение негосударственных формирований вооружением, финансами, материальными средствами;
  • поддержка (при необходимости) вооруженных групп;
  • использование ЧВК, выполняющих прямые военные задачи;
  • организация провокаций с человеческими жертвами;
  • оказание содействия в осуществлении государственного переворота с захватом власти;
  • организация выборов новых руководителей страны, лояльных к организаторам переворота и выполняющих задачи под демократическими лозунгами.

Получается дешево, без серьезного урона со стороны организаторов (ЧВК сами отвечают за свои потери). Организаторы остаются формально чистыми перед мировым сообществом. Главная цель достигается без больших финансовых затрат и собственных потерь. Предполагаемая же прибыль в десятки и сотни раз превосходит затраты на подготовку и проведение таких гибридных войн и «цветных революций».

В 12 странах это закончились сменой руководителей государственной власти. Схема совершенствуется и применяется уже против довольно развитых государств. А подчинена по сути одной цели – заставить все страны тем или иным образом соответствовать требованиям глобального мира. Россия не только не исключение, она один из главных объектов такого рода воздействий, которые активно ведутся с 2007 года. И в объявленной ей войне даже при наличии сильной армии можно потерпеть поражение. Пример тому – Советский Союз. Армия, флот и другие силовые структуры обязаны выполнить главную свою задачу – обеспечить территориальную целостность страны и ее оборону, но только их действий в современной гибридной войне может оказаться недостаточно. Есть еще информационная, экономическая, внутренняя и другие виды безопасности, можно добавить образовательную, культурную, демографическую, социальную и еще ряд компонентов, за которые Вооруженные Силы страны ответственности не несут. В такой ситуации возрастает роль Совета безопасности Российской Федерации. По моему мнению, он должен не только быть совещательным органом, готовящим решения, но и обладать некоторыми правами в вопросе противодействия гибридным войнам против нашей страны.

Это проблема государства, к которой необходимо готовить все структуры, имеющие отношение к национальной безопасности. Все они должны понимать и четко знать свои роль и место в общей задаче мирного времени, в угрожаемый период и в ходе войны.

Одних юридических и нормативных документов недостаточно. Необходимы тренировки, как в армии, раздельные и совместные. Спланированы ли они в ведомствах? Какие, сроки, под чьим руководством, с кем согласованы?

Нужны тренировки и оперативно-стратегические командно-штабные учения под руководством ВГК хотя бы один раз в два года. Можно подискутировать о периодичности, но других способов обучения и подготовки нет.

Мы не собираемся ни на кого нападать, а тем более завоевывать, но к всесторонней защите своей страны от любой агрессии, в том числе гибридной, необходимо всегда и всем быть готовыми.

Нам надо быть в финале

Наука дает следующее толкование термина «глобализация» – процесс всемирной экономической, политической, культурной и религиозной интеграции и унификации. О роли и месте этого явления идут большие дискуссии и научные споры. Антиглобалисты борются против глобализации вообще. Альтерглобалисты предлагают свою концепцию, направленную на уменьшение власти международного капитала и достижение большей социальной справедливости в мире. Но нас интересует политическая и экономическая составляющие процесса, их влияние на международные отношения и конкретно на обороноспособность страны.

В политике глобализация заключается в ослаблении национальных государств, их суверенитета, с этим почти все согласны. Управление и полномочия передаются частично таким международным организациям, как ООН, ВТО, МВФ, Всемирный банк, то есть транснациональным и региональным, типа Евросоюза, структурам. Задача – добиться невмешательства государства в экономику. Фактически власть передается транснациональным компаниям, для которых интересы даже своих стран становятся второстепенными.

В наше время происходит и процесс регионализации. Пример – Евросоюз, навязывающий свою волю суверенным государствам.

Глобальная ситуация в значительной степени определяется «Большой семеркой» и «Большой двадцаткой», при этом первая решает в основном политические вопросы, а вторая – экономические. Нам дают понять, что «Семерке» Россия не нужна. Для послушной страны создавали «Восьмерку», а самостоятельной, независимой России в этом «клубе» места нет.

Экономисты говорят, что глобализация – закономерность мирового развития. Страны получают доступ к передовым технологиям, экономя ресурсы и тем самым приобщаясь к передовым достижениям человечества. Периферийным и особенно малым странам это, может, и подходит. Некоторые, особенно богатые ресурсами, отдают фундаментальное производство развитым державам, а сами занимаются второстепенным – для своего существования им этого достаточно.

А как быть России? Дело даже не в том, что это территория нескольких евросоюзов. Мы единственная самодостаточная страна в мире. Поэтому вопрос глобализации для нас не стандартный, как для других стран. Мы сами должны определять, что нам надо. Навязывать нам перечень производимой продукции никто не должен. «Периферийное» производство для мировой державы не подходит. Мы должны иметь у себя все, не надеясь ни на кого. Надо быть готовыми к этому в связи с любыми санкциями, конфликтами и войнами.

Ничего не имею против всевозможных договоров и участия в выгодном разделении труда. Но главное – обязательно просчитывать, не подрывает ли это обороноспособность страны. США, к примеру, не заключают ни одного экономического и военного договора, если он не выгоден им не менее чем на 70 процентов или в ближайшей перспективе. Мы же иногда только после сделки обсуждаем в определенных кругах и СМИ, выгодна она нам или нет. А это должно быть критерием.

У нас со времен 90-х продолжают навязывать свои взгляды либералы-экономисты, постоянно оглядывающиеся на Запад как на образец для подражания. Как там делается, так и у нас должно быть без учета условий России и обеспечения ее обороноспособности.

Ссылки на глобализацию и рынок, который сам все определяет, – это уход государства от управления, от вмешательства в экономику. Подобное особенно опасно, когда речь идет об отраслях, определяющих обороноспособность. Плюс такой подход порождает коррупцию и дикую несправедливость в распределении доходов, уровне жизни населения. Нельзя отдавать в частные руки фундаментальные отрасли производства, можно лишь «периферийные» направления, с которыми справится малый и средний бизнес.

Интересно, что страны, которые громче всех говорят о саморегулирующем рынке, централизуют производство и четко управляют им, это видно на примере Евросоюза.

Реально глобализм и рынок скатились к протекционизму, осуществляемому развитыми странами, в виде постоянных санкций против России, Китая и других «изгоев», мешающих достижению политических целей.

Правительство должно вернуться к общегосударственному планированию хотя бы в вопросах, определяющих обороноспособность и выживаемость страны. Нельзя управлять этими сферами через посредников, решающих в силу должности и квалификации локальные задачи.

Положительный пример влияния централизованного управления – подготовка и проведение чемпионата мира по футболу. Государство заставило все структуры работать по единому плану. В итоге мундиаль Россия провела по высшему разряду. Можем! А что, если на базе России через 6–10 лет провести чемпионат мира по экономике? Это сложнее, но в итоге получим другой уровень развития страны, благополучия народа и состояния обороноспособности. Тут, правда, команда нужна, но тренер уже имеет опыт.

Леонтий Шевцов,
вице-президент Клуба военачальников, генерал-полковник

Опубликовано в выпуске № 31 (744) за 14 августа 2018 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц