Версия для печати

В интересах ядерных испытаний

Василец Витольд
Материал воскрешает в памяти героические страницы отечественной истории 50-60-х годов прошлого столетия, связанной с проведением испытаний в атмосфере опытных образцов ядерных зарядов в составе авиабомб и ракет (далее в тексте - объекты испытаний). Воздушная радиационная разведка - одна из важнейших составных частей указанных испытаний.


КАК ВЕЛАСЬ ВОЗДУШНАЯ РАДИАЦИОННАЯ РАЗВЕДКА


Материал воскрешает в памяти героические страницы отечественной истории 50-60-х годов прошлого столетия, связанной с проведением испытаний в атмосфере опытных образцов ядерных зарядов в составе авиабомб и ракет (далее в тексте - объекты испытаний). Воздушная радиационная разведка - одна из важнейших составных частей указанных испытаний.
{{direct_hor}}

В зависимости от мощности взрыва объекта испытаний радиоактивное облако поднимается на высоту десять и более километров.
Фото с сайта kvazar.net
Под воздушной радиационной разведкой (ВРР) подразумевается техническая разведка, осуществляемая в полете экипажами самолетов с помощью установленных на них специальных фильтргондол для отбора радиоактивных проб из облака, образующегося при взрыве объектов испытаний и высокочувствительной аппаратуры для измерения уровней радиоактивного заражения местности по следу движения облака взрыва.

Радиоактивное облако ядерного взрыва - это клубящаяся масса воздуха, перемешанная с продуктами взрыва, окислами азота воздуха и частицами пыли (при наземном взрыве). В зависимости от мощности взрыва объекта испытаний радиоактивное облако поднимается на высоту десять и более километров. Радиоактивные пробы продуктов ядерного взрыва необходимы для определения коэффициента полезного использования расщепляющихся компонентов ядерного заряда.

Воздушная радиационная разведка, производившаяся при натурных ядерных испытаниях в атмосфере, предусматривала выполнение следующего комплекса работ:

- отбор и анализ радиоактивных проб при проведении воздушных ядерных взрывов объектов испытаний на УП-2 МО (в обиходе именуется Семипалатинским ядерным полигоном);

- отбор и анализ радиоактивных проб при проведении высотных ядерных взрывов объектов испытаний на полигоне Войск ПВО страны (Сары-Шаган);

- исследование радиоактивного заражения местности, связанного с ядерными испытаниями на УП-2 МО.

Работы выполнялись по программам, утвержденным на каждый этап испытаний научным руководством ЛИП АН (И.В. Курчатов и др.) по согласованию с уполномоченными учреждениями Минобороны СССР. Для осуществления авиационного обеспечения ВРР поэтапно привлекались:

- от 71-го полигона ВВС - по два самолета Ли-2 (командиры экипажей А.С. Дьяченко, А.А. Кузнецов и др.), один самолет Ту-4 (В.Я. Кутырчев), два самолета Ил-28 (А.А. Брыксин, И.А. Бердников и др.), три самолета Як-25ИД (А.И. Козятинский, В.Г. Костюченко, А.Н. Кочнев);

- от 4-й АДОН - два самолета Ил-12 (И.А. Войцеховский, С.Н. Куция) и по два самолета Ли-2 (Д.С. Баженов и др.);

- от Дальней авиации - два самолета Ту-4 (Л.П. Луцик, М.Л. Бондаренко).

Техническое руководство работами, связанными с авиационным обеспечением ВРР, поэтапно осуществляли инженеры Научно-испытательной части 71-го полигона ВВС: лауреат Государственной премии И.К. Бутко, А.Н. Балабанов, В.И. Василец, Л.М. Мезелев, А.П. Смирнов.

Практическая реализация задач, предусмотренных упомянутыми выше программами, была сопряжена с большим риском для здоровья экипажей самолетов, осуществлявших отбор проб радиоактивных продуктов непосредственно из облака ядерного взрыва и его шлейфа, а также производивших облет облака при контроле его перемещения относительно земной поверхности. Реальная угроза причинения вреда здоровью существовала и для остальных участников работ, выполнявших технологические операции по расснаряжению фильтргондол и определению активности отобранных радиоактивных проб, а также производивших дезактивацию зараженных самолетов при подготовке их к повторным вылетам на задание.

Будучи непосредственно сопричастным с авиационным обеспечением ВРР в период с 1954 по 1958 год, имею основания утверждать, что опасные и вредные условия труда никого не обескураживали. Осознание важности и необходимости безусловного выполнения задач, стоящих перед авиагруппой 71-го полигона ВВС, отодвигало все остальные проблемы на второй план. Каждый авиатор считал для себя за честь внести посильный вклад в укрепление обороноспособности Родины.

Отбор радиоактивных проб продуктов взрыва объектов испытаний производился с помощью фильтргондол, снаряженных фильтром Петрянова (ацетил-целлюлоза), который улавливал аэрозоли, содержащиеся в облаке взрыва, при продувке фильтра потоком воздуха из атмосферы.

Согласно первоначальному замыслу фильтргондолы предполагалось использовать по назначению на беспилотных самолетах-истребителях Як-9В. Однако на практике реализация указанного проекта оказалась неосуществимой, поскольку установленные на самолетах средства автоматики не обеспечивали безаварийную посадку самолетов. В создавшейся ситуации оставался единственный выход из положения - дооборудовать фильтргондолами, разработанными ЦАГИ и ЛИП АН, пилотируемые самолеты, возложив контроль за соблюдением установленных доз радиоактивного облучения экипажей самолетов на должностных лиц, утверждающих задание на полет.

В 1951-1952 годах фильтргондолами были дооборудованы четыре самолета 71-го полигона ВВС: два - типа Ли-2 (практический потолок - полета 5000 м) и два - типа Ил-28 (практический потолок полета - 11 000 м). При этом на самолетах Ил-28 в дополнение к штатной была установлена автономная система наддува кабин воздухом от размещенных в бомбоотсеке баллонов со сжатым воздухом. Указанная система наддува предотвращала попадание в кабины самолета радиоактивных продуктов взрыва при пролете через облако взрыва и его шлейф. Вскоре фильтргондолы ЦАГИ были установлены на одном из самолетов Ту-4 из числа имевшихся на 71-м полигоне ВВС, а также на шести самолетах Ту-4 Дальней авиации. В течение 1957-1959 годов на 71-м полигоне ВВС были введены в строй шесть самолетов Як-25ИД с фильтргондолой нового типа и автономной системой наддува кабин воздухом. Практический потолок полета указанных самолетов достигал 12 500 метров.

Что касается защиты органов дыхания членов экипажей самолетов Ли-2 и Ту-4 от попадания в них радиоактивных продуктов взрыва, то обеспечивалась она с помощью противогазов ИП-46. Указанный противогаз допускал ограниченное время использования его по назначению, что создавало большие неудобства в полете и привело к гибели одного из членов экипажа самолета Ту-4 Дальней авиации.

Всего во время проведения натурных ядерных испытаний в атмосфере (1949-1962 гг.) отбор радиоактивных проб непосредственно из облака взрыва осуществляли 22 экипажа самолетов Ил-28 (из них восемь прикомандированных к 71-му полигону ВВС). На их счету более 90 самолето-вылетов без аварий и катастроф. Первое место по количеству выполненных полетов занимает экипаж Шафиева В.М. (10 вылетов в течение 1955-1961 гг.). По восемь вылетов выполнили экипажи А.А. Брыксина (1954-1958 гг.), А.А. Лаптева и В.И. Публицкова (1961-1962 гг.). Семь вылетов на счету И.А. Бердникова (1955-1958 гг.), шесть - у В.И. Шаповалова (1953-1956 гг.). По пять вылетов выполнили экипажи М.И. Лошакова (1953-1957 гг.) и В.П. Морозова (1962 г.), по четыре - Г.В. Бабкина (1954-1961 гг.) и М.Д. Жукова (1962 г.), по три - В.В. Воеводина и Е.П. Ламанова (1956-1957 гг.), В.И. Малого и Ю.И. Скворцова (1961 г.). На счету остальных экипажей Ил-28 - от одного до двух вылетов.

Что испытывали экипажи самолетов Ил-28 при пролете через радиоактивное облако взрыва? Вспоминает штурман самолета В.М. Сабуров, 1964 г.: "Издалека, когда подлетаешь к облаку, оно кажется розовым, ярко-оранжевым. Но когда самолет влетает внутрь облака, то становится темно. Самое главное - слышно, хотя мы находились в шлемофонах и с кислородными масками, как по обшивке самолета шелестит поднятая взрывом распыленная земля вместе с мелкими камешками. При подходе к облаку начинает отщелкивать установленный в кабине дозиметр "Чинара". В первых полетах, пока наберешь пробы заданной активности, приходилось пересекать облако несколько раз. Пока летим до аэродрома, дозиметр все щелкает и щелкает. Вместо положенной дозы радиации, равной 50 рентгенам, завершаем полет при значительно больших показаниях".

Самолеты Ли-2 с фильтргондолами ЦАГИ, учитывая их ограниченные летно-технические возможности, привлекались для отбора радиоактивных проб только из шлейфа облака на высотах от 2500 до 5000 м. Существенно отметить, что из всех 15 полетов самолетов Ли-2 для отбора проб практическую ценность для определения коэффициента полезного использования компонентов ядерного заряда имели только пробы, отобранные из шлейфа облака взрыва 18.10.1951 г. и 12.08.1953 г., т.е. при впервые осуществленных в СССР воздушном взрыве авиабомбы РДС-3 (мощность взрыва 41,2 Кт в тротиловом эквиваленте - ТЭ) и наземном взрыве авиабомбы РДС-6с (мощность взрыва - около 400 Кт в ТЭ).

Лабораторный радиохимический анализ радиоактивных проб, отобранных из облака взрыва и его шлейфа, проводился специалистами ЛИП АН при участии представителей УП-2 МО. Активность проб, передаваемых для анализа, оценивалась специалистами 71-го полигона ВВС.

В период с 1949 по 1954 год контроль доз облучения в полете осуществлялся с помощью полевой дозиметрической аппаратуры (основана на ионизационном принципе действия). В 1955 г. самолеты Ил-28, а в последующие годы и другие типы (Ту-4 и Як-25ИД) были укомплектованы рентгенометром с самописцем ИПГ-55 (основан на сцинтилляционном принципе действия), что существенно повысило достоверность измерений.

В ходе проведения работ на УП-2 МО была определена также степень ослабления в полете ионизирующего излучения облака ядерного взрыва элементами конструкции самолета Ил-28 на рабочих местах членов экипажа, а также получены объективные оценки степени занижения полевой дозиметрической аппаратурой фактических доз облучения экипажей самолета при полетах на больших высотах (В.И. Василец, Д.А. Гнилорыбов).

ОТБОР И АНАЛИЗ РАДИОАКТИВНЫХ ПРОБ

Отбор проб радиоактивных продуктов из атмосферы при проведении в 1961 г. высотных ядерных испытаний на полигоне Сары-Шаган выполняли экипажи самолетов Як-25ИД при полетах на высоте 12 000 м.

Вспоминает непосредственный участник авиационного обеспечения указанных работ Л.М. Мезелев: "27 октября 1961 г., находясь на аэродроме, мы стали свидетелями проведения высотного ядерного испытания. Почти над нашей головой высоко в небе произошла небольшая кратковременная вспышка, которая озарила близлежащее окружающее пространство. Ни ударной волны, ни даже каких-либо звуковых эффектов мы не ощутили".

Авиационное обеспечение высотных ядерных испытаний было осложнено непредвиденными трудностями - отсутствовали какие-либо данные о возможных сроках выпадения радиоактивных веществ из облака высотного ядерного взрыва и о характере их распространения под воздействием струйных течений на предельно допустимых для самолетов высотах полета. В результате оценки создавшейся ситуации по согласованию с командованием полигона было принято решение об организации систематических полетов для отбора радиоактивных проб. Выполнив в течение полумесяца 18 самолетовылетов, авиагруппа решила поставленную задачу. Радиоактивные пробы продуктов взрыва были переданы уполномоченному представителю полигона для проведения лабораторного анализа, а авиагруппе вручена выписка из приказа начальника полигона Войск ПВО страны с объявлением благодарности всем участникам работ.

ИССЛЕДОВАНИЕ РАДИОАКТИВНОГО ЗАРАЖЕНИЯ МЕСТНОСТИ

Работы по исследованию радиоактивного заражения местности при ядерных испытаниях в атмосфере были начаты на УП-2 МО в 1949 г. и достигли своего апогея в 1955-1956 гг. после подключения к работам Института прикладной геофизики во главе с Е.К. Федоровым и специалистов 71-го полигона ВВС.

Программа исследований, проведенных в 1955-1956 гг., предусматривала выполнение следующего комплекса работ:

- фотографирование с борта самолета Ли-2, находящегося на безопасном расстоянии от места взрыва объекта испытаний, стадий развития облака его взрыва;

- контроль экипажем самолета Ту-4 в полете динамики изменения формы облака взрыва и оценка его геометрических размеров по мере перемещения и рассеивания в атмосфере;

- контроль с помощью рентгенометра с самописцем ИПГ-55, установленного на самолетах Ли-2 и Ил-12, уровней радиации на следе облака взрыва, образующемся на местности в широком секторе по направлению ветра за счет выпадения из облака радиоактивных веществ по пути его движения;

- контроль с помощью установленного на самолете Ил-12 пробоотборника ИПГ-106 дисперсионного состава радиоактивной пыли над эпицентром ядерного взрыва и по следу движения его облака.

Всего на радиационную разведку местности каждым экипажем самолетов Ил-12 и Ли-2 выполнено по 10-12 полетов с налетом около 50 часов. Выявленный при полетах след облака взрыва объектов испытаний наносился на карту местности в приведенных к поверхности величинах.

ЭПИЛОГ

5 августа 1963 года состоялось подписание межгосударственного "Договора о запрещении ядерных испытаний в атмосфере, космическом пространстве и под водой". Гарантом соблюдения требований указанного договора стали технические средства контроля за проведением ядерных испытаний.

Авиационные средства ВРР 71-го полигона ВВС получили новое практическое применение - контроль за воздушной радиационной обстановкой при проведении подземных ядерных испытаний на отечественных полигонах.

Витольд ВАСИЛЕЦ
ветеран подразделений особого риска, полковник в отставке

Опубликовано в выпуске № 2 (268) за 21 января 2009 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц