Версия для печати

Снаряды в отходы?

Арсеналам нужны завхозы, а не ассенизаторы
Шабалин Юрий

Отклик на статью «Микроб-миротворец»

Неудачное название. Впрочем, будь иное, не было бы оснований разбираться с публикацией уважаемых ученых.

Не могу возразить против предлагаемого способа биопереработки снаряженных боеприпасов с помощью микроорганизмов. Для конкретных сорока тысяч тонн, «замурованных» в 1942 году в Инкерманских каменоломнях, он может оказаться целесообразным. (Пишу «боеприпасов», а не ВВ, как в статье, ибо неизвестны изделия и калибры.)

Однако вряд ли это большой источник ресурсов и универсальный способ утилизации боеприпасов. Для тех, что хранятся, как положено, неприменим.

На картинке, предваряющей статью, штабеля ржавых корпусов артиллерийских снарядов, подготовленные к переплавке. Представляю, как их освобождали от содержимого. Уж не из крымской ли «захоронки» взяты? Или со складов Министерства обороны? Неужели остались после «чистки», устроенной Сердюковым? Если верить авторам, то да: «В арсеналах и на складах Минобороны хранится огромное количество боеприпасов, часть которых физически и морально устарела. Их продолжают производить и накапливать как мобилизационный ресурс (надо же, какое безобразие! – Ю. Ш.), они со временем будут стареть и требовать утилизации. Вышедшие за все сроки хранения, они, как чемодан без ручки: и выбросить жалко или нельзя, и держать замучаешься».

Грабин считал, что артиллерийские снаряды при надлежащем уходе могут быть боеспособными два-три срока – до 50 лет

Хочу внести ясность. Надо понимать: способ переработки снаряженных боеприпасов с помощью микроорганизмов годится только для утилизации содержимого таких «забытых» складов, как Инкерманский. В нормальном арсенале боеприпасы хранятся в полном порядке и служат много дольше срока, отпущенного разработчиками.

Корифей Грабин считал, что артиллерийские снаряды при надлежащем уходе могут быть боеспособными два-три срока – до 50 лет. Надо всего лишь время от времени продлять годность, отстреливая определенное число от партии.

Правда, это касается советских боеприпасов, которые проходили стопроцентный контроль. За современные не поручусь, так как подозреваю, что ничего от него не осталось.

По наивности, незнанию или каким-то соображениям многие годы после гибели Советского Союза арсеналы оставались в небрежении. А за снарядами надо ухаживать, иначе они превратятся в проблему, о которой говорят авторы: «Хранение боеприпасов требует значительных затрат, привлечения большого количества обслуживающего персонала и главное – вызывает повышенную социальную напряженность в местах складирования ввиду рисков для населения. Поэтому утилизация снарядов, мин, авиабомб и торпед – крайне актуальная задача».

Особенно восхищает социальная напряженность. И отчего же в мое время ее не было, даже если арсеналы размещались чуть ли не в черте городов? Не оттого ли, что за снарядами ухаживали, а в одночасье бросили на произвол судьбы?

Если их уважать и лелеять, «микроб-миротворец» сгодится лишь для случаев, когда находятся «захоронки» Великой Отечественной войны. Иначе России грозит остаться без традиционных боеприпасов – даже те, что не выслужили срок, переделают в удобрения…

Никакой этот микроб не миротворец, а всего лишь ассенизатор. Настоящим миротворцем, как ни печально, является ядерное оружие, 70 лет предотвращающее третью мировую войну.

Но жизнь вносит поправки. И сегодня, когда им обладает полмира, не заступают ли на его место традиционные боеприпасы, в первую очередь артиллерийские снаряды?

Однако вернусь к статье, где говорится, что склады Министерства обороны переполнены боеприпасами. Разрешите не поверить. Сердюков уничтожил все выслужившее сроки (не в этом ли и была задача «мавра»?). А то, что сегодня производится «оборонкой», с колес идет в войска. Остается ли что-то для хранения?

В заключение надо бы остановиться на цифре 40 тысяч тонн, «замурованных» в крымских каменоломнях. Это совсем не так много, как может показаться иным читателям. Я перевел ее в 152-мм снаряды и получилось всего-то 800 тысяч. А ведь Севастополь оборонялся всего лишь от группировки Манштейна, в то время как Российской армии предстоит «бодаться» едва ли не со всем миром.

Не устану напоминать о том, что России недостает снарядной промышленности, а стало быть, и станкостроения, и много чего еще.

Опубликовано в выпуске № 34 (747) за 4 сентября 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...