Версия для печати

Посулы натовских "миротворцев"

Круглов Кирилл
Разрыв между признанными нормами международного права и конъюнктурными подходами США и ряда стран Запада приобретает все более определенный и жесткий характер. Надо полагать, что уже в ближайшее время последствия такого шага ангажированных и недальновидных политиков ощутят на себе Азия, Ближний Восток, Европа, а также страны американского континента. Так, на признание независимости Косово достаточно быстро отреагировали Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия, обратившись к ООН и России за помощью в определении своего будущего статуса.


КАК СКАЖЕТСЯ НА ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТАБИЛЬНОСТИ ПРИДНЕСТРОВЬЯ ПРИЗНАНИЕ НЕЗАВИСИМОСТИ КОСОВО?


Разрыв между признанными нормами международного права и конъюнктурными подходами США и ряда стран Запада приобретает все более определенный и жесткий характер. Надо полагать, что уже в ближайшее время последствия такого шага ангажированных и недальновидных политиков ощутят на себе Азия, Ближний Восток, Европа, а также страны американского континента. Так, на признание независимости Косово достаточно быстро отреагировали Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия, обратившись к ООН и России за помощью в определении своего будущего статуса.
{{direct_hor}}

Президент ПМР Игорь Смирнов
Фото Алексея МАТВЕЕВА
Вполне объяснимо, что Россия оказывает всевозможную правовую, материальную и моральную поддержку народам этих территорий. И прежде всего потому, что значительная часть населения Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии - российские граждане. Президент Российской Федерации и российское внешнеполитическое ведомство четко выразили свою позицию по проблемам Молдавии и Грузии, заявив, что территориальные споры можно и необходимо решать на принципах территориальной целостности этих стран при условии определения статуса непризнанных территорий.

Однако оппоненты России и апологеты двойственной политики США, некоторых стран Евросоюза словно не замечают российской позиции по решению конфликтных ситуаций в Приднестровье. Она основана на том, что Приднестровье должно обрести надежно гарантированный статус в рамках единой Молдавии. Решая судьбу народов, населяющих эти территории, не менее важно учитывать их мнение: с кем и как они желают жить. Россия неоднократно заявляла и о том, что никакие иллюзии о силовом варианте решения спорных вопросов не могут быть альтернативой равноправному диалогу между Кишиневом и Тирасполем при условии выполнения ранее подписанных соглашений. Только лидеры Кишинева и Тирасполя В. Воронин и И. Смирнов добровольно могут найти взаимоприемлемую модель всеобъемлющего и окончательного урегулирования, опираясь при этом на поддержку всего населения Молдавии и Приднестровья.

К сожалению, некоторые политики находят оправдание ситуации с затягиванием конфликта на берегах Днестра. Это, говорят они, следствие необратимых глобальных процессов, возникших в результате распада прежней биполярной мировой системы и становления нового мирового порядка. Какова сегодня динамика переговорного процесса?

Урегулирование молдавско-приднестровского конфликта в формате "5+2" остановилось в июле 2004 года, когда Кишинев приостановил участие в пятистороннем переговорном процессе. Именно тогда в совместных поисках всеобъемлющей и устойчивой модели политического решения приднестровской проблемы возникла затянувшаяся пауза. И до сих пор ее перспективы весьма призрачны. Молдавская сторона, посредники и наблюдатели систематически заявляют о необходимости возобновления переговорного процесса в формате "5+2" (Молдавия, Приднестровье - стороны конфликта, Россия, Украина, ОБСЕ - посредники, Евросоюз и США - наблюдатели), однако фактически диалога нет.

Дело в том, что расширение формата посредников, подключение Евросоюза и США в качестве наблюдателей не ускорило, а, скорее, приостановило этот процесс. Хотя посредники в приднестровском урегулировании от России, Украины и ОБСЕ предпринимают настойчивые шаги для возвращения сторон за стол переговоров. Как ни странно, президент Молдавии В. Воронин и его ближайшее окружение также говорят о возобновлении переговоров, но фактически уклоняются от встреч с лидерами Тирасполя. В. Воронин при этом, видимо, надеется на определяющую роль посредников: ОБСЕ, Евросоюза и США. А также делает ставку на экономическую блокаду непризнанного образования, которая заставит непокорных приднестровцев прийти к нему на поклон. Для этого чинятся всевозможные препятствия свободной торговле, перемещению грузов и товаров.

"Обнадеживают" кишиневских лидеров и всевозможные прожекты западных и натовских представителей. Например, в ходе встречи В. Воронина с помощником заместителя генсека НАТО Робертом Симмонсом 31 января с.г. натовский "миротворец" предложил новый универсальный план, который, по мнению Запада, сможет положить конец "общественно-политической неразберихе и российской экспансии в Приднестровье". По мнению Р. Симмонса, "приднестровский конфликт может быть решен посредством взаимодействия всех миротворческих структур, поддерживающих региональную стабильность". Но, предлагая В. Воронину "особый юридический статус" непризнанной ПМР, Р. Симмонс имел в виду право Кишинева обратиться к мировому сообществу с просьбой заменить российских миротворцев в Приднестровье международным миротворческим контингентом. Он высказал Воронину явную заинтересованность Брюсселя в укреплении своих позиций в регионе и непрозрачно намекнул, что альянс намерен направить в Кишинев если не миротворцев, то по меньшей мере своих военных советников.

Увы, "успешный" опыт миротворчества США и стран НАТО на Балканах, в Ираке и Афганистане не оставляет сомнения в том, что натовские военные советники могут предложить лишь метод ковровых бомбардировок Приднестровья. А повод для авиационных ударов можно найти всегда. Пример тому - надуманный американцами для войны в Ираке предлог о наличии там химического оружия. Или "геноцид" в отношении косовских албанцев со стороны Милошевича, завершившийся натовскими бомбардировками и в конечном итоге - отделением Косово.Тем более что противостоять авиационным ударам Приднестровье не может, а ограниченный российский воинский и миротворческий контингент, временно дислоцирующийся на территории Приднестровья, не имеет каких-либо средств противовоздушной обороны и не предназначен для отражения воздушных ударов третьих стран.

Но есть еще одна причина подобных предложений со стороны НАТО - успех миротворческой операции России в Приднестровском регионе с участием воинских контингентов конфликтующих сторон. Именно это очень сильно раздражает американскую администрацию. Ведь Брюсселю, ведомому США, сейчас крайне необходимо перехватить миротворческую инициативу у России. Что касается бомбардировок Приднестровья, то технически их выполнить не составит труда, поскольку натовские базы находятся поблизости, а Россия значительно удалена от этого региона.


НАТО стремится заменить российский миротворческий контингент в Приднестровье на свои войска.
Фото Алексея МАТВЕЕВА
Это обстоятельство может позволить повторить косовский сценарий. Так что есть большой соблазн решить задачу одним махом. И тут очень бы пригодились классические военные методы, такие, как проведение совместных с молдавской армией учений, создание временных военных баз, а затем и закрепление их на территории Молдавии.

Не удивительно, что политика двойных стандартов и поддержка молдавским президентом предложений Брюсселя вызвала недовольство даже среди соратников В. Воронина по партии. Ведь иначе как двуличием нельзя назвать призыв В. Воронина к сотрудничеству с Россией при одновременном содействии реализации двусторонних проектов с НАТО. 9 февраля 2008 года на конференции в Мюнхене он достаточно самодовольно заявил, "что именно Молдова сегодня находится в фокусе серьезных системных противоречий между различными подходами к европейской безопасности. С другой стороны, появляется все больше оснований полагать, что именно Молдова может оказаться страной, способной преодолеть эти противоречия". Каким образом? По мнению Воронина, повод для такого оптимизма дает замысловатая фраза о том, что лекала и трафареты, используемые в других конфликтных зонах, абсолютно бесполезны в Молдове. Молдова по самой природе, мол, не приемлет асимметричных и "обкатанных" решений, это не зона конкуренции, не арена столкновения амбиций, это территория сотрудничества и компромисса. А кто, собственно говоря, против?

Только не надо тянуть на себя одеяло и приписывать себе несуществующие заслуги. На той же конференции В. Воронин не без самолюбования заявил, что в Молдове десятки национальностей и языков гармонично уживаются и ни разу регион в последние годы не потрясали межэтнические конфликты. Но господин Воронин забыл упомянуть, что важнейшую роль в этом играет не Кишинев, а миротворческий механизм, который был своевременно запущен по инициативе России, Украины и лидеров конфликтующих сторон с участием ОБСЕ.

Хотелось бы верить утверждению Воронина и о том, "что все едины во мнении, что Приднестровье должно обрести надежно гарантированный статус в рамках единой страны". Но официальный Кишинев, увы, не следует этому на деле. Как справедливо заметил директор гагаузского правозащитного центра Иван Бургуджи, "В. Воронин фактически лишает Приднестровье статуса равноправного участника переговорного процесса в формате "5+2", оставляя ему роль молчаливого и бесправного наблюдателя".

А как, скажите, можно расценить обещание В. Воронина посланнику НАТО Р. Симмонсу, что сразу после принятия парламентом Молдавии пронатовской концепции национальной безопасности, призванной обеспечить начало переговоров между Кишиневом и Тирасполем, отношения Североатлантического альянса и Молдавии "выйдут на новый уровень"? Разве это не открытое приглашение войскам НАТО войти в ПМР?

Исходя из данных сентенций, можно сделать вывод: перспективы приднестровского урегулирования отодвигаются именно молдавскими политиками, не желающими идти на какие-либо компромиссы, учитывать существующие реалии, мнение народов Приднестровья и их законно избранных лидеров.

Кирилл КРУГЛОВ

Опубликовано в выпуске № 12 (228) за 26 марта 2008 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...