Версия для печати

Спаситель Кракова – школьный учитель — часть I

Юлиан Семенов произвел рядового в майоры
Кондрашов Вячеслав

Среди сотрудников фронтовой агентурной разведки было много людей с необычной судьбой и боевой биографией. Один из них – командир разведывательной группы «Голос» рядовой Евгений Березняк. С результатами его работы было разрешено ознакомиться писателю Юлиану Семенову, на этой основе написан роман «Майор Вихрь».

Березняк родился в 1914 году в Екатеринославе (с 1925 года – Днепропетровск) в семье рабочего. Во время Первой мировой отец Евгения, спасаясь от нищеты, переехал с семьей под Елисаветград (в советское время – Кировоград), где получил надел земли. Мальчик с двумя сестрами помогал родителям в поле, но семья жила очень бедно, в Гражданскую село находилось в зоне боевых действий – противостоящие стороны часто забирали у крестьян весь урожай.

В район под Краковом была десантирована разведгруппа «Львов», но задачи не выполнила

Юноше удалось окончить семилетку, после которой он поступил в педагогический техникум. Однако учительская карьера поначалу не задалась, и Березняк устроился горняком. Но всего через год вернулся в школу, посчитав обучение детей своим призванием. Преподавал чуть ли не все предметы, включая немецкий язык. Набирался педагогического опыта.

В 1934 году в Днепропетровской области был образован новый Петропавловский район, и молодого старательного учителя назначили в районный отдел народного образования на должность инспектора. Так Березняк приобщился к административной деятельности, где также проявил свои лучшие качества: исполнительность и высокую ответственность за порученное дело. Это было замечено руководством, и через год Березняк удостоился первой награды – медали «За трудовую доблесть». Для ее получения был вызван в Москву. Медаль вручал Председатель ЦИК СССР Михаил Иванович Калинин.

Для продолжения карьеры Березняк в 1938 году окончил педагогический институт в городе Осипенко. Став членом партии, занимал преимущественно административные должности: заведующий районо в Днепропетровской и Львовской областях, депутат Львовского горсовета, заведующий Львовским городским отделом народного образования. Для 25-летнего человека это была высокая ступень. Работа во Львове, где проживали много выходцев из Польши, помогла Березняку хорошо изучить их язык.

Немцы подпольщика ценили

Великая Отечественная застала Березняка во Львове, который сразу же подвергся налетам фашистской авиации. Рядом с городом стали высаживаться немецкие десанты, на борьбу с которыми бросили все имеющиеся силы. Евгения зачислили в коммунистический истребительный отряд, но начавшийся отход советских войск не позволил ему принять участие в боевых действиях. Он успел перебраться в Днепропетровск, где раньше работал. По заданию партийных органов Березняка оставили в тылу немецких войск для участия в подпольной работе. Его легализовали в одной из сельских школ как учителя начальных классов с задачей слушать сводки советского радио, печатать листовки, написанные на основе сообщений из Москвы, и распространять их среди населения.

Молодой коммунист находился на оккупированной территории более двух лет. За это время он неоднократно сталкивался с опасностями, подвергался задержаниям полиции, но всегда находил выход. В начале 1942-го Березняк успел скрыться из села, где работал, хотя немцы задержали там почти всех подпольщиков. Днепропетровский обком устроил его на железную дорогу ремонтником, а затем помог получить работу в немецкой фирме «Украинель». Там бывшего педагога с учетом его высшего образования назначили счетоводом.

Будучи очень коммуникабельным, Березняк перезнакомился с персоналом фирмы, установил хорошие контакты с немецкими специалистами. Все, что ему поручалось, он делал быстро и безошибочно, за что руководство «Украинеля» ставило его в пример и поощряло продуктовыми пайками. Но свое партийное поручение выполнял еще лучше. Секретарша директора по заданию Березняка ежедневно печатала сводки Совинформбюро. Он сам корректировал тексты листовок, которые члены его группы расклеивали на улицах оккупированного Днепропетровска.

Хочу в разведку

Когда в октябре 1943-го город был освобожден советскими войсками, работа коммуниста Березняка в подполье получила высокую оценку областного комитета партии. Его назначили на высокую должность заведующего сектором информации обкома и обеспечили положенными льготами как участника борьбы с оккупантами. Началась гражданская жизнь, но… Он хорошо помнил злодеяния немцев на оккупированных территориях, массовые казни мирных жителей, уничтожение всех недовольных «новым порядком» на Украине. В период подпольной работы Березняка не привлекали к боевым операциям, но он хотел принять участие в вооруженной борьбе против врага.

Поэтому когда сотрудники разведки 3-го Украинского фронта предложили выполнять задачи в тылу противника, Березняк сразу согласился. Первый секретарь Днепропетровского обкома не хотел отпускать на фронт перспективного партработника, но тот добился своего. Его призвали в армию, присвоив первичное звание рядового, и зачислили в штат фронтового разведотдела. Для подготовки к работе в особых условиях Березняка направили в спецшколу РУ Генштаба.

Березняк подчеркивал, что готов сотрудничать и помочь задержать «важную птицу» советской разведки

Учеба проходила с января по июль 1944 года. Березняк относился к этому очень серьезно, так как хорошо знал по личному подпольному опыту, с чем столкнется при выполнении задания в тылу врага. Добиться успеха и сохранить жизнь, а курсантам прямо говорили, что с задания возвращаются не более трети фронтовых разведчиков, можно только путем овладения всеми необходимыми профессиональными знаниями. Поэтому по всем предметам подпольщик был одним из лучших в отделении: отлично освоил прыжки с парашютом, научился без промаха стрелять из различных видов оружия, изучил основы агентурной работы, передачу информации через тайники, выявление наружного наблюдения и отрыв от него.

В июле 1944-го Березняка направили в распоряжение разведотдела штаба 1-го Украинского фронта. Готовилась Львовско-Сандомирская наступательная операция. Предполагалось, что выпускника спецшколы забросят в хорошо известный ему Львов. Офицеры разведотдела организовали ускоренную доподготовку, после прохождения которой Березняк получил право на самостоятельную работу во вражеском тылу и назначение командиром разведгруппы. Начавшаяся наступательная операция развивалась успешно, и комфронта маршал Конев потребовал больше внимания уделять работе в глубоком тылу противника, включая территорию Польши, куда отступали германские армии и где ими создавались новые рубежи обороны. В связи с этим начальник разведотдела изменил и задачи, и район выброски разведгруппы Березняка.

Теперь она должна была действовать в окрестностях Кракова, который немцы усиленно готовили к обороне. Туда некоторое время назад была десантирована разведывательная группа «Львов», но задачи не выполнила. Командир – этнический поляк Петрушек вместо организации разведывательной работы стал встречаться с сомнительными знакомыми, рассказывая, что заброшен сюда Советами. В группу «Львов» входили две девушки – Анна Богуславская (Крона) и Елизавета Вологодская (Комар). Крона была уроженкой Варшавы и хорошо знала местные условия. Радистка Комар была хорошо подготовленной разведчицей. Она окончила школу радиотелеграфистов и спецшколу РУ, могла решать агентурно-разведывательные задачи.

Вологодская пыталась воздействовать на Петрушека, а когда поняла, что бесполезно, обратилась через Богуславскую к местным польским патриотам, оказывавшим помощь советской военной разведке. Их решение было суровым – уничтожить Петрушека, так как из-за него могли попасть в гестапо все члены группы. Приговор привели в исполнение, но, видимо, казненный уже установил контакты с немцами, потому что вскоре гестаповцы арестовали Крону. Вологодская успела скрыться.

Польские патриоты спрятали ее на конспиративной квартире и стали передавать единственному оставшемуся члену группы информацию о немецких войсках в Кракове. Елизавета периодически направляла в штаб фронта подготовленные ею радиограммы, но этого было мало.

От Березняка требовалось заново организовать в Кракове добывание военных сведений. Разведотдел фронта создал группу, получившую кодовое обозначение «Голос», по оперативному псевдониму, присвоенному Березняку. В ее состав был включен лейтенант Алексей Шаповалов, который воевал в партизанском отряде, а после прихода советских войск возглавлял райком комсомола в Кировоградской области. Как и Березняка, Алексея с этого высокого поста привлекли к сотрудничеству с военной разведкой. С учетом боевого опыта, полученного Шаповаловым в тылу врага, ему был присвоен псевдоним Гроза.

Третьим членом группы «Голос» стала радистка ефрейтор Ася Жукова, прошедшая хорошую подготовку в радиотелеграфной школе, но впервые забрасываемая на вражескую территорию. Ей определили псевдоним Груша. Несмотря на то, что Березняк был в группе самым младшим по званию – рядовым, он благодаря подпольному опыту и отличной подготовке пользовался безоговорочным авторитетом.

Летчики промахнулись, жандармы – нет

Разведотдел штаба 1-го Украинского фронта считал, что группа «Голос» хорошо подготовлена и сможет успешно решить поставленные задачи, которые предусматривали определение численности и дислокации немецких соединений и частей, расположенных в Кракове и окрестностях, выявление и установление точного местоположения штабов, узлов связи и складов противника, ведение непрерывной разведки всех воинских перевозок, проходящих через Краковский узел, вскрытие системы оборонительных позиций и сосредоточения гитлеровских войск на западном берегу Вислы. Березняк также должен был установить связь с разведчицей Комар и включить ее в свою группу.

В ночь с 18 на 19 августа 1944-го разведгруппа «Голос» была десантирована в тыл противника. Первым самолет покинул Березняк. После приземления он установленными сигналами стал собирать членов группы, но никто не откликнулся. Прождав некоторое время, Голос, ориентируясь по компасу, начал движение на юго-восток, где должен был находиться Краков. У встретившегося местного жителя разведчик узнал, что находится более чем в ста километрах от города. Это означало, что из-за ошибки летчиков выброска произошла не в назначенном месте, а сильный ветер, видимо, разбросал членов его группы на большой площади.

Березняк решил не искать их, на что могло уйти слишком много времени, а постараться поскорее добраться до Кракова, где у него должна была в ближайшее время состояться встреча с Комаром, и вместе с ней приступить к выполнению поставленного задания. Гроза и Груша, если их приземление прошло благополучно, догадаются самостоятельно выйти к Кракову, где он постарается найти их. С этими тревожными мыслями Березняк укрылся в рощице, где решил передохнуть. Разбудил его патруль немецкой жандармерии, который совершал профилактический обход территории. Сопротивляться было бесполезно. Вместе с ним был портфель, в котором лежали предметы, изобличавшие владельца как советского разведчика.

Оказавшись в подвале жандармского отделения, Березняк стал думать, что делать дальше. Говорить, что нашел портфель в лесу, бессмысленно. Хотя Голос имел польский паспорт, подготовленный специалистами разведотдела, немцы могли быстро установить, что документ фальшивый.

У захваченных с поличным разведчиков было два пути – военно-полевой суд и смертная казнь через повешение или согласие работать на противника и передавать подготовленную немцами дезинформацию для введения в заблуждение советского командования. Голос выбрал третий – обмануть жандармов и попытаться совершить побег, создав для этого соответствующие условия. Проведя в подвале бессонную ночь, Березняк тщательно продумал свои действия и спокойно прибыл на допрос к местному начальнику жандармерии. Он «чистосердечно» рассказал ему, что является советским разведчиком, сброшенным прошлой ночью на парашюте. В соответствии с полученным заданием он должен прибыть в Краков и встретиться в обусловленном месте с резидентом, передать деньги и питание для рации (они находились в портфеле). После этого получить пакет с секретными документами и перейти с ним линию фронта. При этом Березняк подчеркивал, что готов, чтобы спасти себе жизнь, сотрудничать с немцами и помочь задержать «важную птицу» советской разведки, который уже давно нелегально работает в Польше.

Невидимый голос

Жандармский начальник немедленно проинформировал свое руководство и по его указанию под усиленной охраной отправил задержанного в Краков. Вначале Березняк оказался в гестапо, затем переведен в отделение военной контрразведки абвера. Его начальник подполковник Христианзен добился этого, так как был самым опытным в городе специалистом по борьбе с советским шпионажем, ему уже приходилось задерживать и «раскалывать» пойманных советских парашютистов. Он надеялся захватить русского резидента, чтобы получить поощрение в Берлине и продвинуться по службе. С июля 1944-го адмирал Канарис был отстранен от дел, и абвером стал руководить начальник Главного управления имперской безопасности генерал войск СС Кальтенбруннер. В связи с этим многих абверовцев увольняли или отправляли на фронт.

Березняк тщательно обдумывал свой план. Он уже сообщил на первом допросе о месте встречи с резидентом – на крупном городском рынке Кракова. Он должен находиться там с 14 до 18 часов у одного из входов в течение трех дней под легендой продажи ручных часов. Разведчик знал, что такое местные рынки с толчеей и большим количеством продавцов и покупателей. У него был план оторваться от абверовцев, улучив подходящий момент. Подполковник Христианзен несколько раз допрашивал Березняка и поверил его легенде. Он знал, что именно такие условия явки часто использовали советские разведчики. Он приставил к арестованному многочисленную вооруженную охрану и надеялся, что резидент скоро будет в его руках.

Первый выход на рынок прошел по плану, разработанному Христианзеном. Березняк был одет в синий костюм (это условие было предусмотрено для встречи с Вологодской, и разведчик решил его использовать, так как костюм лежал в его портфеле) и стоял в обусловленном месте, держа в правой руке несколько ручных часов. Рядом с ним находилось несколько крепких мужчин, которые не спускали с него глаз. Голос вел себя спокойно, не проявлял никакой нервозности, что заметно успокоило сопровождавших его контрразведчиков. В действительности он изучал рынок, входы и выходы с него, оценивал своих охранников – некоторые, как он понял, были не вполне опытными.

На следующий день незадолго до закрытия рынка у одного из его входов два подвыпивших поляка устроили драку, вокруг них собралась толпа зевак. Жандармы, патрулировавшие рынок, стали наводить порядок, чтобы прекратить инцидент, сделали несколько выстрелов вверх. Это вызвало панику, народ повалил на улицу, начались давка и толкотня. Березняк воспользовался ситуацией и в считаные секунды растворился в толпе. Абверовцы бросились за ним, стреляя из пистолетов, что еще больше усилило беспорядок и давку. Разведчик сразу избавился от приметного пиджака, сняв и бросив его в ближайшую подворотню, чтобы затруднить свой поиск.

Голос хорошо изучил Краков по карте, когда готовился в разведотделе к выполнению задания. Поэтому ему не составило труда добраться до окраин. Там за часы, которые он «продавал» на рынке, местный житель предоставил ему комнату в своей квартире на недельный срок. Несколько дней Березняк не появлялся в городе, а 31 августа вышел на явку для встречи с Вологодской. Несмотря на отсутствие обусловленного синего костюма, Комар убедилась, что на встречу с ней прибыл нужный человек, назвавший правильный пароль и предъявивший главный опознавательный знак – носовой платок розового цвета. За неделю до этого на Вологодскую вышла радистка Березняка Жукова, которая была размещена на конспиративной квартире.

В тот же день руководитель группы направил первую радиограмму в штаб фронта: «31.8 прибыл в Рымба. Вступил в контакт с Комар. Груша есть, Грозы нет. Парашют с грузом не раскрылся. Груз погиб. Рация оставлена возле Бендзика».

Окончание читайте в следующем номере.

Опубликовано в выпуске № 35 (748) за 11 сентября 2018 года

Аватар пользователя ifikl
ifikl
11 сентября 2018
Автор публикации повторяет ошибку целого ряда советских журналистов, подробно рассказывая о Березняке и умалчивая об Алексее Ботяне https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BE%D1%82%D1%8F%D0%BD,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%B9_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87, который, в отличие от Березняка был профессиональным зафронтовым разведчиком и работал нелегалом еще много лет после ВОВ.
Аватар пользователя ifikl
ifikl
11 сентября 2018
Автор публикации повторяет ошибку целого ряда советских журналистов, подробно рассказывая о Березняке и умалчивая об Алексее Ботяне https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BE%D1%82%D1%8F%D0%BD,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%B9_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87, который, в отличие от Березняка был профессиональным зафронтовым разведчиком и работал нелегалом еще много лет после ВОВ.

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц