Версия для печати

По рекомендации Дзержинского

Карих Мария
После гибели Соломона Могилевского в загадочной авиакатастрофе на должность начальника Иностранного отдела (ИНО) ГПУ был назначен Меер Трилиссер, один из первых профессиональных чекистов и третий по счету руководитель разведки, проработавший на этом ответственном высоком посту почти восемь лет.

Меер Трилиссер
Фото пресс-бюро СВР


МЕЕР ТРИЛИССЕР ВОЗГЛАВЛЯЛ РАЗВЕДКУ В ТРУДНЫЕ ДЛЯ МОЛОДОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ГОДЫ


После гибели Соломона Могилевского в загадочной авиакатастрофе на должность начальника Иностранного отдела (ИНО) ГПУ был назначен Меер Трилиссер, один из первых профессиональных чекистов и третий по счету руководитель разведки, проработавший на этом ответственном высоком посту почти восемь лет.
{{direct_hor}}
Меер (Михаил) Абрамович Трилиссер родился 1 апреля 1883 г. в семье бедного астраханского сапожника. В десять лет мальчика отдали в городское реальное училище, после окончания которого он уехал в Одессу, чтобы сдать экстерном экзамены за восемь классов гимназии и поступить в университет. Там же в 1901 г. присоединился к социал-демократам; после первой русской революции был арестован царской полицией. Два года продолжалось следствие, в ходе которого было установлено, что в конце 1906 г. Трилиссер руководил побегом с гауптвахты города Выборга приблизительно сотни матросов и солдат, арестованных за участие в вооруженном восстании.

По приговору суда Трилиссер был направлен на бессрочную каторгу в Сибирь. Однако февральская революция 1917 г. дала свободу многим политическим заключенным. Он был амнистирован, переехал в Иркутск, где его избрали секретарем иркутского совета. Весной 1919 г. он председатель Амурского областного ревкома.

В 1921 г. в связи с образованием Дальневосточной республики Меера Трилиссера назначают правительственным эмиссаром ДВР по Амурской области. Здесь он создает первую на Дальнем Востоке специальную шифровальную службу для связи с Центром, а также формирует агентурный разведывательный аппарат. Результаты умелой организации не заставили себя долго ждать, и вскоре в Москву стали поступать зашифрованные телеграммы о служебных переговорах Трилиссера с командованием Красной Армии, ведущей борьбу против белогвардейских подпольных центров на Дальнем Востоке, о планах Японии.

Поступавшая информация интересовала не только ВЧК, должное внимание ей также уделяли и в Народном комиссариате по иностранным делам. "Ваша энергичная деятельность и принятые меры всецело находят одобрение и решительную поддержку центрального правительства", - пишет в телеграмме Г.В. Чичерин в адрес Трилиссера.

После участия в феврале 1921 г. в работе Х съезда РКП(б) Трилиссеру предложили остаться в Москве и занять должность заведующего Дальневосточным отделом Исполкома Коминтерна. Меер Абрамович согласился.

Спустя полгода Дзержинский настоял на переходе Трилиссера на работу в ВЧК для организации в ней закордонной разведывательной службы. Они знали друг друга еще с поры первой русской революции, когда работали в военных организациях партии. Дзержинский ценил прежнюю чекистскую деятельность Меера Абрамовича на Дальнем Востоке.

10 августа 1921 г. Меер Трилиссер стал начальником закордонной части Иностранного отдела. В его обязанности входила организация разведывательной работы в странах Западной и Восточной Европы.

В декабре того же года его назначают заместителем начальника Иностранного отдела С.Г. Могилевского, и он становится вторым лицом в Иностранном отделе. 6 февраля 1922 г. ВЧК декретом ВЦИК РСФСР преобразовали в Государственное политическое управление (ГПУ) при Наркомате внутренних дел РСФСР.

А 13 марта 1922 г. Меера Абрамовича Трилиссера ставят на пост начальника Иностранного отдела - вместо погибшего в авиакатастрофе С.Г. Могилевского. Он становится третьим по счету руководителем Иностранного отдела.

Трилиссер возглавил разведку в трудный для молодой советской власти период - борьба с внутренней и внешней контрреволюцией приняла более утонченную форму, из различных ведомств постоянно поступали сведения о подрывных акциях иностранных спецслужб против Советов.

Многие службы в ГПУ, между тем, находились еще в стадии становления. Остро ощущалась нехватка профессиональных, опытных кадров. Внешняя разведка была плохо организована, особенно ее нелегальная работа.

Не теряя ни минуты времени, Трилиссер по заданию Дзержинского приступает к исполнению своих обязанностей. В его архивном деле хранится записка, датированная маем 1922 г., в которой Меер Абрамович изложил свои мысли о задачах и целях его подразделения. "Вся разведывательная работа в иностранных государствах должна проводиться с целью:
- установления на территории каждого государства контрреволюционных групп, ведущих деятельность против РСФСР;
- тщательного разведывания всех организаций, занимающихся шпионажем против нашей страны;
- освещения политической линии каждого государства и его экономического положения;
- добывания документальных материалов по всем указанным направлениям работы".


Трилиссер понимал, что для выполнения поставленных им задач необходимо создать надежный закордонный аппарат ГПУ, возглавляемый опытными руководителями-резидентами.

Он также определил функции (обязанности) резидента: "Резидент должен оказывать полное содействие полпреду в работе... Одновременно резидент вправе требовать от полпреда такого же содействия в работе, особенно в целях обеспечения конспирации, использования средств связи и передачи поступающих из ИНО ГПУ денежных средств".

Для решения стоящих перед разведкой задач М.А. Трилиссер использовал все возможности. В кратчайшие сроки за границей создавались агентурные позиции. Одновременно с установлением дипломатических и торговых отношений в странах Западной и Восточной Европы при каждом посольстве, представительстве или торгпредстве организовывались резидентуры.

При Трилиссере штаты Иностранного отдела были расширены до 70 человек. В закордонной части стало шесть географических отделов. Работникам резидентур ИНО была предоставлена свобода в вербовке агентов, а резиденты имели право включать их в агентурную сеть без согласования с Центром.

Во многие европейские столицы, включая такие, как Лондон, Париж, Берлин, Вена, отправились резиденты. Начали активно действовать и нелегальные оперативные подразделения в Пекине, Харбине, Сеуле и Токио.

Однако, наряду с созданием заграничного аппарата, важной задачей для Иностранного отдела и ГПУ в целом была борьба с вооруженной эмиграцией. В связи с этим 11 января 1923 г. решением Политбюро ЦК РКП(б) было создано межведомственное Особое бюро ГПУ по дезинформации " в целях систематизации работы по введению в заблуждение иностранных государств о внутренней и внешней политике СССР, а также о состоянии его Вооруженных Сил и мероприятиях по обороне Республики". В состав бюро входили представители ГПУ, Разведотдела штаба РККА и НКИД. Основной задачей ставились разработка и обеспечение информацией тайного влияния, направленного на политическую и военно-стратегическую дезинформацию правительств и командования вооруженных сил иностранных государств. В дальнейшем бюро сыграло важнейшую роль в подготовке и проведении знаменитых операций "Трест", "Синдикат" и многих других.

Еще одним важным направлением деятельности разведки под руководством Трилиссера было получение научно-технической и экономической информации за рубежом.

26 октября 1925 г. Дзержинский отправил в Иностранный отдел записку о создании при ИНО "органа информации о достижениях заграничной техники". Руководствуясь данной запиской, Трилиссер уже в начале 1926 г. создает в ИНО самостоятельное отделение научно-технической разведки, сотрудники которого спустя несколько лет добыли ценную информацию об испытаниях новейшей авиационной техники, военной радиоаппаратуры, о переработке нефти. Вся добытая информация нашла практическое применение в оборонной промышленности и народном хозяйстве нашей страны.

Экономическая разведка была создана для защиты интересов страны от недобросовестных коммерсантов, которые пытались получить в концессию советские предприятия и нажиться на них, не вложив при этом в развитие производства ни копейки. Сотрудники ИНО, находившиеся за границей, внимательно изучали иностранные фирмы, желавшие заключить с советской стороной различные коммерческие сделки. Тщательно изучались проекты договоров, финансовое состояние, а также владельцы предприятий. В Москве, на основе поступавших сведений, принимались решения по предложениям иностранных партнеров.

Меер Абрамович Трилиссер сам неоднократно принимал непосредственное участие в оперативной работе за рубежом. Так, разведке необходимо было восстановить связь с одним из своих агентов в Германии. Длительная подготовительная работа была почти завершена, легенда придумана (Трилиссер под видом специалиста по готике должен был выехать в Берлин), как вдруг выяснилось, что у начальника разведки всего лишь один костюм - тот, в котором он ходит на работу, и любимая косоворотка. Пришлось срочно шить костюм, а рубашки и галстуки европейского производства купили в московском "Пассаже".

В Берлине Трилиссер конспиративно встретился с агентом, который сообщил ценную документальную информацию о положении в Германии, о своих доверительных связях в Европе. Результатом встречи Трилиссер был доволен, основная цель достигнута - контакт восстановлен. В годы Великой Отечественной войны этот агент сыграл значительную роль в подпольном антифашистском движении.

Дзержинский высоко ценил и уважал Меера Абрамовича, и в 1926 г. вышел в ЦК с предложением о повышении его в должности. 26 марта Трилиссера назначают заместителем председателя ОГПУ, а в феврале 1928 г. - уполномоченным ОГПУ при СНК СССР. Однако он не оставил поста начальника ИНО и продолжал заниматься делами внешней разведки. В 1929 г. кадровый состав Иностранного отдела вновь увеличился. Теперь в отделе работало 122 человека, 62 из которых находилось в зарубежных резидентурах.

В декабре 1930 г. неожиданно Трилиссера вызвал к себе Сталин. "Товарищ Трилиссер, мы решили дать вам новое поручение. Необходимо усилить работу органов нашей рабоче-крестьянской партии. Как вы знаете, мне далеко не безразлична эта работа. Вы, конечно, помните, что с марта 1919 г. до апреля 1922 г. наркомом РКИ РСФСР был товарищ Сталин. Если не возражаете, то я сейчас расскажу вам, что именно необходимо сделать в первую очередь".

Конечно, Трилиссер не возражал.

Спустя восемь лет, в 1938 г., Сталину доложили список работников внешнеполитических ведомств, якобы связанных с подпольной террористической деятельностью, среди прочих имен был и сотрудник Коминтерна Трилиссер. Ознакомившись со списком, Сталин синим карандашом поставил свою визу и окончательно решил судьбу бывшего начальника Иностранного отдела. 2 февраля Меер Абрамович Трилиссер был расстрелян.

В 1956 г. М.А. Трилиссер был посмертно реабилитирован по всем статьям обвинения.

Мария КАРИХ

Опубликовано в выпуске № 12 (79) за 6 апреля 2005 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...