Версия для печати

Захват будущего в теории и на практике

На форуме «Армия-2018» обсуждены проблемы психологической обороны
Сивков Константин
Фото: twitter.com

Важнейшей составной частью международного форума «Армия-2018» стали «круглые столы» и конференции, на которых обсуждались важнейшие проблемы обеспечения военной безопасности России и снижения глобальной напряженности. Одним из знаковых мероприятий такого рода стала военно-научная конференция «Психологическая оборона».

В открытии обсуждения и на завершающем заседании принял участие первый заместитель министра обороны Руслан Цаликов. Непосредственный организатор конференции – советник главы военного ведомства Андрей Ильницкий. Приглашения распространялись адресно, что также говорит о важности рассматриваемых проблем и вопросов.

Основная цель конференции состояла в том, чтобы продемонстрировать серьезную озабоченность руководства страны и Министерства обороны проблемой информационно-психологической стабильности общества, а также обсудить возможные пути ее укрепления, заинтересовать научное и журналистское сообщество, сориентировать на приоритетные направления работы.

Недоученные уроки

В современных условиях работают четыре основных механизма воздействия на личность: заражение, внушение, подражание и убеждение

Целью секции «Уроки истории» было проанализировать опыт информационного противоборства. Модератором стал известный телеведущий Дмитрий Куликов. В секции «Психологические технологии информационного воздействия» рассматривались соответствующие теоретические разработки и практический опыт. На этой основе формулировались предложения о целесообразных путях защиты населения страны от разрушительных воздействий извне. Вел ее Андрей Безруков, полковник СВР в отставке, ныне советник президента компании «Роснефть». Личность примечательная – судя по открытым данным, он более 20 лет находился в США в качестве разведчика-нелегала, окончил элитные западные Йоркский университет в Канаде и Школу управления имени Джона Кеннеди при Гарвардском университете со степенью магистра по государственному и общественному управлению, руководил консалтинговой компанией Future Map, специализирующейся на правительственных и корпоративных системах прогнозирования и планирования. Кроме того, был членом World Future Society, характеризуемого американскими СМИ как «фабрика мысли по новым технологиям». Так что этот незаурядный человек об информационном противоборстве знает не понаслышке и его оценки чрезвычайно весомы. Третья секция – «СМИ как технологии воздействия на массовое сознание и противодействие такому влиянию». Ее модератором был председатель президиума хорошо известной НПО «Совет по внешней и оборонной политике» (в просторечии СВОП), главный редактор журнала «Россия в глобальном мире» Федор Лукьянов. Завершилась конференция пленарным заседанием, на котором выступили ведущие всех трех секций с подведением итогов.

На заседании первой секции выступили семь докладчиков. Это Дмитрий Андреев, заместитель декана исторического факультета МГУ им. Ломоносова («Политическое поведение российской элиты: уроки истории»), экс-депутат Госдумы, директор Центра изучения Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров («Опыт ведения психологической войны в конфликтах на Ближнем Востоке и Центральной Азии»), профессор кафедры новой и новейшей истории исторического факультета МГУ Александр Ватлин («Образы наступления и обороны в пропаганде на советско-германском фронте в Великой Отечественной войне»), преподаватель кафедры истории России XX–XXI веков истфака МГУ Александр Вершинин («Подготовка «морального фронта»: формирование массового сознания в СССР накануне Великой Отечественной войны»), Армен Гаспарян, писатель и радиоведущий, член Центрального совета Российского военно-исторического общества («Современные информационные кампании: кто автор концепции»), профессор школы интегрированных технологий НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев («Трансформация информационных войн: от классической пропаганды к информационно-социальной деструкции на базе интегрированных технологий»), политолог и правозащитник, член Международного экспертного центра электоральных систем, директор НПО «Международный институт новейших государств» Алексей Мартынов. Были представлены чрезвычайно интересные материалы, каждый из которых заслуживает отдельного анализа: приведенные названия докладов говорят о многом.

Дмитрий Андреев проанализировал положение российской элиты за 300 лет и пришел к неожиданным выводам. Прежде всего просматривается значительный разрыв в полномочиях между верхушечным слоем и собственно властью, группой лиц, принимающих решения и их реализующих. Этот узкий круг фактически оторван от основной элитарной массы и противопоставлен ей. Тем самым с учетом мотива последней обеспечить гарантированное достижение должного статусного положения порождается мода на скрытую оппозиционность, которая воспринимается как признак принадлежности к элитарным слоям. Их характерной чертой, производной от указанных особенностей, становится неприятие мобилизационных начинаний власти, которые воспринимаются как наступление на права, за чем часто следует пассивное и даже активное противодействие. Вывод: именно элиты в прошедшие три столетия были главным и во многих случаях единственным источником кризисов российского общества.

Дмитрий Евстафьев указывает, что информационное общество ставит вопрос о государственном суверенитете в этом отношении. А ключевым вопросом становятся технологии, оттесняя контент на второй план. Современная пропаганда неотделима от социального конструирования. Это основа всех «цветных революций». Евстафьев указывает на «диалогичность» современной пропаганды, предполагающей втягивание объекта в общение с модератором. В целом делается вывод о том, что поскольку потенциал революционных технологических изменений в основном исчерпан, на первый план выйдут социально-конструктивистские аспекты.

Доклад Алексея Мартынова произвел впечатление статистическими данными о количестве иностранных НПО, действующих на территории бывших советских республик. Только на Украине несколько сот таких организаций. Именно они стали инициаторами дерусификационных законов, внесли значимый вклад в организацию майдана. В Казахстане действуют около 27 тысяч таких НПО. Не это ли причина его западного дрейфа? Еще хуже ситуация в Киргизии. Здесь самая высокая плотность таких организаций, приходящаяся на одного жителя. Результат – пережитые социальные потрясения. В маленькой Армении действуют 350 западных НКО, итог – свержение власти. Автор констатирует, что мы не отвечаем должным образом на такую форму агрессии, и «если пророссийские «фабрики мысли» не смогут составить достойную интеллектуальную конкуренцию западным, то подобные украинскому евромайдану мощные выступления будут повторяться во всех странах, лидеры которых решатся выполнить волю избирателей и наладить сотрудничество с Москвой».

Перешли на личности

Вторая секция имела более теоретико-прикладной характер. Молодой журналист Антон Анисимов, заместитель главного редактора международного информационного агентства «Спутник», сделал доклад «Социальные сети и управление массовым сознанием – методы противодействия информационной агрессии». Выступление депутата Одесского городского совета Игоря Димитриева «Украинский кризис как пример технологии ведения информационных войн» было особенно интересно тем, что рассказывал непосредственный участник событий. Сергей Ениколопов, ученый с мировым именем в области криминальной психологии, член Международного общества по изучению агрессии, поднял тему «Распространение фрустрации и агрессии в сетевых дискуссиях». В докладе декана факультета психологии МГУ Юрия Зинченко «Психологические механизмы влияния на массовое сознание» были раскрыты самые современные технологии воздействия на личность, проанализированы особенности возникновения, развития и функционирования социальных движений, черты личности, необходимые для ее превращения в лидера. Андрей Медведев в выступлении «Информационные атаки на Россию: можно ли их предотвратить» основное внимание обратил на особенности противника, под которым он определил англо-саксонский мир, раскрыл определяющую роль его идеологии и экономики на формирование направленности и характера такого противоборства. Алексей Мухин, генеральный директор Центра политической информации, в докладе «Тенденции, особенности и перспективы «захвата будущего» в современном информационном противоборстве по оси «Восток – Запад» обратил внимание слушателей на то, что историческое мифотворчество является одним из важнейших инструментов формирования сознания людей. «Захват будущего» осуществляется через «захват прошлого». В заключение выступила Юлия Шойгу, директор Центра экстренной психологической помощи МЧС России, с докладом «Психологические технологии минимизации рисков массовых негативных реакций в чрезвычайных ситуациях».

Антон Анисимов привел такие данные: организация «Молодые юристы России» обследовала «ВКонтакте» потенциально опасные для детей и подростков социальные группы с числом более 100 тысяч подписчиков и выявила, что в 36 процентах публикаций в них содержится «призыв к применению насилия». По этим данным только на федеральном уровне было рассмотрено 181 дело. Журналист представил список самых опасных сообществ: «Черные приколы» (более 8,5 млн подписчиков), «MDK» (8 млн), «Убойный юмор» (свыше 6 млн), «БОРЩ» (почти 6 млн), «Орленок» (2,5 млн), «Институт благородных девиц» (3,3 млн). Есть и другие, почти столь же влиятельные.

Игорь Димитриев указывает, что успех в информационном противоборстве может быть достигнут, если работа строится на основе долгосрочной стратегии. Одиночные мероприятия или кампании ничего не дают. Сеть сторонников не должна опираться на действующую власть или оппозицию. Только на активистов или автономные структуры. Иначе она принимает на себя весь негатив политиков (в ДНР и ЛНР, в других местах в критические моменты контроль над массами захватывали не лидеры мирного времени, а «выходцы из народа»). Главное в успехе информационной кампании, отмечает Димитриев, – это захват и удержание инициативы. Публикации не сопровождают мероприятия, а предваряют их. Любые резонансные темы, даже опасные, должны вноситься в информационное пространство собственными ресурсами в соответствующей упреждающей интерпретации, пока они не использованы противником. К сожалению, приходится констатировать, что наши политики и СМИ в этом отношении действуют самым неэффективным образом. Очевидно по этой причине, а не в силу недостатка ресурсов российская власть не имеет инициативы и успеха в информационном противоборстве с внешним противником (да и внутренним тоже, компенсируя это силовым подавлением, которое все чаще оказывает нежелательное для власти влияние на общество).

Юрий Зинченко констатировал, что в современных условиях работают четыре основных механизма воздействия на личность: заражение, внушение, подражание и убеждение. Они же лежат в основе возникновения коллективного поведения людей. Охарактеризовав основные отличительные черты современных социальных движений (базирование на определенном общественном мнении, наличие цели изменения ситуации от страны в целом до отдельного района, существование программы, четкое понимание допустимых средств достижения, реализация в различных массовых акциях), он указал, что исходным пунктом возникновения является проблемная ситуация, дающая импульс к объединению людей. Важнейшие черты лидера такого движения – способность наиболее четко выражать и отстаивать цели, принятые основной частью его участников, и внешняя импозантность личности.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 35 (748) за 11 сентября 2018 года

Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
11 сентября 2018
Сколь надо потерять, чтобы осознать реализацию Плана Аллена Даллеса. «Окончится война, все как-то утрясется и устроится. ... (с) А. Даллес. «Размышления о реализации американской послевоенной доктрины против СССР. Забыли, что-то раннего Брежнева Л.И., ответственного за науку СССР от ЦК КПСС, конечно не забыли, но стыдятся своих партийных и комсомольских билетов те, кто сейчас у руля. Брежнев Л.И. организовал психологические факультеты в 3-х университетах в 1964 году (Москва, Ленинград и Киев), где на спецфакультетах ковали военных психологов за 9-ть месяцев, а от науки, по поручению ЦК КПСС, был назначен ответственным - психолог Борис Федорович Ломов. Но ветераны партии сильно сопротивлялись тому, что в оборонных НИИ создавались сектора и отделы по прикладной психологии, также и в военных академиях. Часто, на партсобранииях подавали реплику "Что у нас все нормальные, зачем нам психологи", а научный термин словосочетание "половой диморфизм" вызывал дикий хохот тысячных залов с участием полит-информаторов, - ветеранов партии, вот такой был уровень научного общественного сознания коммунистов-руководителей среднего звена. Естественно, идеологическая машина партии подавляла все, что логично. Возникла межотраслевая военная программа "Авангард" по прикладной психологии (инженерной психологии), которую 20 лет, по пятилеткам выполняли. Но, сверху предали - и с развалом государства, развалилась и научная психология во всех её конкретных приложениях. Поэтому, как ни прискорбно, наш "Калашников", это универсальная дубина, которая колет, ещё и стреляет, в отличие от израильского автомата "УЗИ", последней модификации, который реально высокоэргономичен, но дорог! Поэтому на базе данной научной конференции «Психологическая оборона», следует возродить вновь, во всей полноте, и теоретическое и прикладное развитие военное применение, как любит повторять один буйный политик "Однозначно"!
Аватар пользователя Читатель
Читатель
12 сентября 2018
Разные они, потери эти. Бывает-не знаешь, где потеряешь, а где найдёшь. Есть и другие, когда заново ходить и говорить учиться. Но главное, в любом случае, терять нельзя на протяжении всего отпущенного тебе времени.
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
11 сентября 2018
Сколь надо потерять, чтобы осознать реализацию Плана Аллена Даллеса. «Окончится война, все как-то утрясется и устроится. ... (с) А. Даллес. «Размышления о реализации американской послевоенной доктрины против СССР. Забыли, что-то раннего Брежнева Л.И., ответственного за науку СССР от ЦК КПСС, конечно не забыли, но стыдятся своих партийных и комсомольских билетов те, кто сейчас у руля. Брежнев Л.И. организовал психологические факультеты в 3-х университетах в 1964 году (Москва, Ленинград и Киев), где на спецфакультетах ковали военных психологов за 9-ть месяцев, а от науки, по поручению ЦК КПСС, был назначен ответственным - психолог Борис Федорович Ломов. Но ветераны партии сильно сопротивлялись тому, что в оборонных НИИ создавались сектора и отделы по прикладной психологии, также и в военных академиях. Часто, на партсобранииях подавали реплику "Что у нас все нормальные, зачем нам психологи", а научный термин словосочетание "половой диморфизм" вызывал дикий хохот тысячных залов с участием полит-информаторов, - ветеранов партии, вот такой был уровень научного общественного сознания коммунистов-руководителей среднего звена. Естественно, идеологическая машина партии подавляла все, что логично. Возникла межотраслевая военная программа "Авангард" по прикладной психологии (инженерной психологии), которую 20 лет, по пятилеткам выполняли. Но, сверху предали - и с развалом государства, развалилась и научная психология во всех её конкретных приложениях. Поэтому, как ни прискорбно, наш "Калашников", это универсальная дубина, которая колет, ещё и стреляет, в отличие от израильского автомата "УЗИ", последней модификации, который реально высокоэргономичен, но дорог! Поэтому на базе данной научной конференции «Психологическая оборона», следует возродить вновь, во всей полноте, и теоретическое и прикладное развитие военное применение, как любит повторять один буйный политик "Однозначно"!
Аватар пользователя Читатель
Читатель
12 сентября 2018
Разные они, потери эти. Бывает-не знаешь, где потеряешь, а где найдёшь. Есть и другие, когда заново ходить и говорить учиться. Но главное, в любом случае, терять нельзя на протяжении всего отпущенного тебе времени.

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц