Версия для печати

Спаситель Кракова – школьный учитель — часть II

Советские разведчики вербовали даже сотрудников абвера
Кондрашов Вячеслав

Советский учитель и подпольщик Яков Березняк, ставший прообразом майора Вихря в книге Юлиана Семенова, возглавил заброшенную в Краков разведгруппу «Голос». Летчики сбросили парашютистов за 100 километров от намеченной точки, и это стало лишь началом цепочки проблем, которые пришлось решать советскому разведчику.

Окончание. Начало читайте в предыдущем номере.

Евгений Степанович понимал, что он потерял много времени, преодолевая сложности и препятствия, возникшие на его пути, а руководству фронта, планирующему и ведущему боевые действия, нужна была разведывательная информация. Поэтому он сразу же включился в оперативную работу. Ему удалось быстро установить связь с польскими патриотами, которые стали передавать ему добытые сведения. Лично, несмотря на риск быть задержанным, так как немцы по-прежнему искали сбежавшего от них разведчика, вел визуальную разведку, посещая близлежащие к Кракову районы.

Дайте больше

Радиостанция группы «Голос» практически ежедневно стала выходить в эфир, передавая подготовленные Березняком радиограммы: «1 сентября. Личным наблюдением установил – в селах Беляны, Крисников, Катов и Лишки расквартированы моточасти. Около двух полков. Нарукавные знаки солдат: ромб и квадрат, внутри каждого пять желтых кружков. 2 сентября. Через Краков на восток прошли 24 эшелона. Из них 101 вагон – солдаты пехоты. Один эшелон – танки, три эшелона – лошади, остальное – автомашины и боеприпасы».

В конечном итоге задержанной радистке группы «Голос» удалось заставить сотрудника абвера принять устраивающее военную разведку решение

Штаб фронта эта информация не удовлетворила. Боевые действия приближались к Кракову и от фронтовых разведчиков ждали полные и точные данные о противнике, который усиленно готовился к обороне города, надеясь удержать на этом рубеже наступающие советские войска. Поэтому Голосу поступили следующие указания: «Вашей информацией недовольны. Завербуйте агентов на наиболее важных объектах. Усильте сбор сведений о гарнизоне города Краков. Необходимы точные сведения о дислокации и передвижении войск противника. Перенесите свою станцию в Краков. Доложите, где точно находитесь, у кого живете, как расставлены силы».

Вскоре после этого разведывательной группе пришли дополнительные задачи: «Примите все меры по разведке танковых частей противника в районе Краков, Тарнув, Буск. Установите их нумерацию и места дислокации. Сообщите места расположения штабов этих частей».

Березняк стал активизировать агентурно-разведывательную работу группы, хорошо понимая, какие сведения необходимы командованию фронта. При помощи польских патриотов и партизан он создал в Кракове надежную агентурную сеть, лично привлек к сотрудничеству более десяти ценных источников. Одна из них работала в штабе группы армий «Центр», который находился недалеко от Кракова, и могла получать документальную информацию. У Голоса появились агенты-наблюдатели на железнодорожных магистралях. Его люди перемещались по городу, собирая сведения о местоположении всех военных объектов немцев, в том числе штабов, узлов связи и крупных складов.

В Краков наконец прибыл третий член группы «Голос» – лейтенант Шаповалов (Гроза), который повредил ногу при выброске с парашютом и некоторое время скрывался на небольшом хуторе, лечась с помощью местных жителей. У него были надежные документы, и Березняку удалось устроить Грозу рабочим в бригаду, которая занималась строительством немецких оборонительных сооружений вдоль реки Вислы. Разведчик обладал хорошей памятью и запоминал все, что видел во время строительных работ. Гроза передавал Голосу конкретные сведения о местоположении долговременных оборонительных точек, противотанковых рвов и других инженерных заграждений, о создании минных полей и их расположении на местности.

Радиостанция группы стала выходить в эфир по два-три раза в сутки, передавая добытые разведчиками и их источниками сведения. Теперь они стали получать высокую оценку штаба фронта. Неоднократно они докладывались маршалу Коневу, который отмечал их с лучшей стороны. Однако частая работа передатчика была засечена военной контрразведкой немцев, которые стали принимать меры к захвату радиста и ликвидации советской разведывательной сети. В Краков было направлено несколько радиопеленгаторных машин, которые последовательно сужали район поиска, чтобы точно определить место, откуда велись передачи.

Комар вербует на допросе

Березняк находился в доме, где Вологодская (Комар) передавала его очередную радиограмму, когда туда ворвались абверовцы. Он успел быстро спрятаться в заранее подготовленном им тайнике, оборудованном между крышей и одной из стен комнаты второго этажа. Места там было немного, и оно было плотно забито сеном. Голос, едва уместившись в небольшой проделанной им норе, слышал все, что происходило в доме. Немцы тщательно обыскали все помещения, один из солдат несколько раз проткнул нишу с сеном, где скрывался Березняк, штыком винтовки, но не задел его. Группа захвата забрала с собой Вологодскую с радиостанцией и ушла. Выждав некоторое время, Голос осторожно покинул опасное место.

У Голоса появились агенты-наблюдатели, которые перемещались по городу, собирая сведения о местоположении всех военных объектов немцев, в том числе штабов, узлов связи и крупных складов

Он принял срочные меры, чтобы локализовать последствия провала. Голос, Гроза и Груша перебрались в польский партизанский отряд, действовавший неподалеку от Кракова. Их источники из города через хорошо отлаженную систему связных передавали полученные ими сведения руководителю разведгруппы, который готовил на их основе радиограммы с важной информацией. В штаб фронта их передавала радистка Жукова. Интенсивность агентурно-разведывательной работы группы «Голос» не снижалась. Березняк немедленно проинформировал разведотдел об аресте Вологодской, но там об этом уже знали. Она начала передавать радиограммы с дезинформацией противника, но подписывала их псевдонимом Омар. Пропущенная первая буква означала, что она работает под контролем контрразведки противника.

Ее история получила неожиданное для Березняка продолжение. Вологодская через десять дней прибыла в партизанский отряд и рассказала Голосу, что ей удалось привлечь на свою сторону и практически завербовать сотрудника абвера, который вел расследование дела задержанной советской радистки. Фельдфебель Гартман организовал ее побег и просил связать его с представителем советской разведки, которому он был готов передавать секретные сведения о немецком гарнизоне в Кракове и созданном вокруг него оборонительном районе.

Березняк знал, что Вологодская прошла обучение не только как радистка, но и в качестве агентурного разведчика. В ее характеристике отмечались такие качества, как общительность и способность располагать к себе незнакомых людей. Но проведение в качестве арестованной, которую ожидал смертный приговор, в короткие сроки такой уникальной вербовки первоначально вызвало сомнения. Однако откровенно проговорив много раз с Лизой и изучив все обстоятельства ее работы с абверовцем, Голос изменил свое мнение.

Гартман хорошо знал русских людей, их стойкость и твердый в условиях опасности характер, так как родился и вырос в Прибалтике, откуда в 30-е годы эмигрировал в Германию. Он понимал, что Гитлер совершил ошибку, напав на СССР, а развитие событий на фронте в последнее время неумолимо свидетельствовало о приближающемся крахе Третьего рейха. Вологодская почувствовала в своем следователе внутренние сомнения и стала воздействовать на абверовца, призывая его проявить благоразумие и подумать о своем будущем. Красная армия приближалась к Кракову и помощь советской военной разведке поможет Гартману избежать ареста и уголовного преследования как представителя одной из гитлеровских спецслужб. В конечном итоге задержанной радистке группы «Голос» удалось заставить сотрудника абвера принять устраивающее военную разведку решение.

Березняк все же решил подстраховаться и послал на встречу с немцем своего заместителя Шапошникова в сопровождении нескольких хорошо вооруженных польских партизан. В ходе беседы выяснилось, что Гартман действительно согласился помогать группе «Голос» и даже сообщил: сбором сведений для русской разведки будет заниматься вместе с ним его помощник – бывший военнослужащий Красной армии Романов, попавший в плен в ходе начального этапа войны. Так в разведывательной группе Березняка появилось два новых ценных агента. В штаб фронта стало поступать еще больше важной информации о противнике.

Спасение Кракова

На основе проведенной группой «Голос» агентурно-разведывательной работы была полностью вскрыта краковская группировка немецких войск, в состав которой входило, как следовало из донесений, семь пехотных дивизий (78, 96, 208, 359, 544 и 545-я), 20-я танковая и 344-я гренадерская дивизии. Были установлены также места расположения 59-го армейского корпуса, дислокация входящих в него соединений и частей. Кроме того, были получены подробные данные о системе обороны и оборонительных сооружениях немцев по рубежу реки Вислы. Эти сведения имели важное значение при подготовке операций войск 1-го Украинского фронта по освобождению города Кракова.

Силами боевого отряда, созданного Березняком из польских партизан и бежавших из плена советских военнослужащих, были организованы и проведены диверсии на железнодорожных и шоссейных коммуникациях противника в этом районе. Группе «Голос» удалось также получить информацию о начавшемся минировании немцами Кракова. Первые сведения по этому вопросу принес польский подпольщик, который увидел, как недалеко от его дома в одном из пригородов города немецкие саперы рыли траншею, которая явно не была предназначена для пехоты. После угощения немцев самогоном они рассказали, что в этом сооружении будет проложен кабель, предназначенный для дистанционного подрыва Кракова.

Другой источник сообщил, что в город в огромном количестве немцами завозится взрывчатка, которую оккупанты закладывают под различные здания. Когда отряду Березняка удалось захватить в плен военного инженера Краковского укрепрайона, он подтвердил, что древняя столица Польши готовится к уничтожению путем одновременного подрыва заложенных в разных местах города мощных зарядов взрывчатки. Березняк поставил задачу Гартману, чтобы он уточнил эту информацию. Агент быстро подготовил подробный чертеж, где были указаны заминированные в Кракове места и проложенные между ними кабели. Он также узнал, где находится центральный пункт управления, откуда должен быть послан сигнал на подрыв.

Эти сведения были срочно переправлены в штаб 1-го Украинского фронта, который внес коррективы в план операции по установлению контроля над Краковом, чтобы передовые подразделения Красной армии сумели заблаговременно захватить центральный рубильник немецких саперов, ожидавших команды на подрыв. Так был спасен старинный Краков.

Когда советские войска стали приближаться к городу, Голос получил из разведотдела фронта указание отходить вместе с немцами на запад в район горной Силезии. Там группа должна была легализоваться и продолжить ведение разведки в интересах фронта. Голос, Гроза, Груша и Комар с середины января 1945 года начали перемещение в указанном направлении. Они шли по лесным дорогам в отдалении от главных коммуникаций, по которым непрерывным потоком двигались отступавшие немецкие войска. Березняк организовал наблюдение за противником и захват пленных, чтобы получать необходимые разведывательные сведения. Выйти в назначенный район группе не удалось, так как их скоро догнали советские танкисты, и 23 января разведчики оказались в расположении войск 1-го Украинского фронта.

Абверовцы долг вернули

Прибыв в разведывательный отдел, все члены группы «Голос», как это было заведено, написали подробные отчеты о своей работе в тылу противника, в которых подробно отразили все ситуации, в которые они попадали во время выполнения задания. Березняк вначале написал отчет за всю группу, в котором, в частности, указал: «В тылу врага резидентура находилась и работала с 19 августа 1944 года по 23 января 1945 года. 23 января резидентура в полном составе вышла из вражеского тыла. Считаю, что несмотря на исключительные трудности и сложные условия нашей работы, группа поставленные перед ней задачи выполнила. В связи с этим прошу представить к правительственным наградам радиста Вологодскую Е. Я., разведчика Шаповалова А. Т. и радиста Жукову А. Ф».

После этого он подготовил отчет о своей личной работе, где указал, что был задержан немцами и несколько дней находился в руках контрразведки противника, после чего сбежал. Вологодская в своем докладе также описала задержание и последующий побег при содействии сотрудника абвера. Эти два необычных документа вызвали неоднозначную реакцию. Опытные офицеры разведотдела не могли припомнить другого подобного случая, когда сотрудники абвера, который считался одной из сильнейших спецслужб Третьего рейха, совершали такие ошибки и так легко шли на вербовки. Возникло предположение, что абверовцы сумели перехитрить молодых разведчиков, стараясь войти им в доверие и проникнуть в органы советской военной разведки.

Березняка и Вологодскую передали в Смерш для проведения детального расследования их дел. В мае 1945 года Голос и Комар были направлены в проверочно-фильтрационный лагерь НКВД, расположенный в Подольске. Там они стали давать подробные показания следователям, пытаясь доказать, что не являются завербованными абвером агентами, в чем их подозревали. Расследование завершилось во второй половине 1945 года, командир группы и его радистка были освобождены. В конечном итоге задержанной радистке группы «Голос» удалось заставить сотрудника абвера принять устраивающее военную разведку решение.

Этому способствовали два довольно необычных для того времени обстоятельства. Гартман в последние месяцы войны был заброшен абвером в тыл советских войск, но не стал выполнять поставленное ему задание, а сдался сотрудникам Смерша. В своих показаниях он описал всю свою службу в военной разведке Германии, а также упомянул эпизод, когда он помог советской радистке сбежать из тюрьмы, а затем стал агентом Березняка и выполнял его задания. После окончания войны был задержан и подполковник Христианзен, который, давая показания о работе в абвере, рассказал о своей деятельности в Кракове, в том числе о побеге русского разведчика на городском рынке, которого так и не удалось найти.

Эти материалы оказались у следователей, занимавшихся делами Березняка и Вологодской. Их еще раз тщательно допросили и установили, сравнив с показаниями задержанных сотрудников абвера, что эти два необычных в условиях военного времени события действительно имели место. При этом все происходило так, как командир группы «Голос» и его радистка указали в своих отчетах.

Евгений Степанович был уволен из рядов Вооруженных Сил и вернулся к гражданской жизни. С 1945 по 1954 год он работал во Львове, возглавлял городской отдел народного образования, был депутатом горсовета. В последующие 30 лет Березняк занимал высокие посты в Министерстве просвещения Украины – являлся начальником главного управления школ, членом коллегии министерства. Получилось так, что орден, к которому представляли в 1945 году командира разведывательной группы «Голос», он не получил. Представление не было реализовано из-за его нахождения под следствием Смерша.

В 1965 году командование ГРУ обратилось к руководству Министерства обороны СССР с просьбой наградить военного разведчика, успешно выполнявшего задания Родины в тылу фашистских войск. Указом Президиума Верховного Совета СССР Березняк Е. С. был награжден орденом Отечественной войны I степени. 9 мая 2007 года Указом президента России Евгений Степанович был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

Опыт боевой деятельности Е. С. Березняка показывает, что он неоднократно оказывался на краю гибели, но будучи человеком мужественным, смелым и решительным, обладая незаурядным умом и талантом разведчика, всегда выходил победителем из самых безнадежных ситуаций.

Опубликовано в выпуске № 36 (749) за 18 сентября 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...