Версия для печати

Справедливость как оружие

В психологическом противоборстве важны экономические тылы
Сивков Константин

Осмысление результатов конференции «Психологическая оборона» и формулировка выводов еще предстоит сделать. Ведь на ней затронуты самые «болевые точки» современной российской действительности.

В предыдущей статье («ВПК», № 35, 2018), посвященной конференции «Психологическая оборона», прошедшей 23 августа в рамках форума «Армия-2018», были раскрыты основные, наиболее интересные выступления и мнения, высказанные в рамках первой и второй секций. Эта статья посвящается третьей секции и пленарному заседанию. 

Третья секция называлась «СМИ как технологии воздействия на массовое сознание и противодействие такому влиянию». Ее модератором стал председатель президиума хорошо известной НПО «Совет по внешней и оборонной политике» (в просторечии СВОП), главный редактор журнала «Россия в глобальном мире» Федор Лукьянов. Всего в рамках этой секции выступили шесть докладчиков. Советник министра обороны России, действительный государственный советник Российской Федерации 3-го класса Андрей Ильницкий подготовил выступление на тему «Прорыв в будущее. Социальные технологии обеспечения технологического прорыва». Василий Кашин, старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, свой доклад назвал «Методы противодействия информационной войне: китайский опыт». Член СВОП, директор по развитию Российского совета по международным делам, в недалеком прошлом (с 2011 по 2017 год) советник-посланник в ранге посла России в Великобритании Александр Крамаренко темой выбрал «Особенности информационного противостояния между Россией и Западом». Александр Лосев, генеральный директор АО «УК «Спутник – управление капиталом», выступил по теме «Взаимосвязь экономического, политического и информационного пространства государства и методы контроля этих пространств». Доклад руководителя отдела цифровой дипломатии в Департаменте информации и печати МИДа Сергей Налобин назывался «Фейковые новости как угроза цифровой дипломатии», а Григория Прутцкова, доцента факультета журналистики МГУ, – «Профессиональная и корпоративная этика в работе журналиста».

Армия в авангарде

Андрей Ильницкий высказал ряд очень важных положений. Прежде всего он отметил, что информационная безопасность является важнейшей составной частью суверенитета, и нашим ВС надо найти свое место и роль в общей системе обеспечения информационной безопасности государства, подчеркнув, что время для России очень сжато. История дает нам всего около 10 лет на то, чтобы «превратить Россию в мировой интеллектуально-технологический центр, мощь которого обеспечит суверенитет и безопасность страны в XXI веке. Ключевой проблемой нашего ОПК является колоссальный дефицит квалифицированных работников на предприятиях, и эта проблема, по его мнению, имеет национальный масштаб. В качестве основных причин такого положения дел он выделил три. Во-первых, отрыв содержания вузовских и среднеспециальных учебных программ, их преподавателей от реальных научно-технических задач. Во-вторых, стремительное развитие наукоемких мультидисциплинарных технологий. Они появляются, изменяются и развиваются гораздо быстрее, чем длится традиционный цикл подготовки инженера. В-третьих, слабый уровень вузовской науки, отсутствие связей с наукоемкими, интеллектуальноемкими, мультидисциплинарными производствами.

Не кровь, не язык, не даже история и границы, а идея как образ общего будущего, объединяет и формирует народ

От себя должен добавить еще об одной проблеме социального характера, которая почему-то не была озвучена в выступлении, – низкие уровни доходов молодых ученых, конструкторов и инженеров, работающих на ряде предприятий ОПК или технологически связанных с ним, демонстративная социальная несправедливость, выражающаяся в том, что на руководящих постах оказываются не реальные специалисты с опытом и знаниями, признанные коллективом предприятия, а родственники или друзья высокопоставленных чиновников или крупных бизнесменов, в абсолютном большинстве не имеющие ни опыта, ни необходимой подготовки, ни просто достаточного уровня интеллектуального развития. Важной проблемой остается некомпетентность некоторых топ-менеджеров предприятий ОПК, имеющих, быть может, экономическую подготовку, но не представляющих себе существа производственных процессов, которыми они управляют. Значительные проблемы на ряде предприятий ОПК создает частная собственность – владельцам зачастую выгоднее перепрофилировать предприятия или даже, обанкротив, распродать их по частям. Причем такая судьба может ждать и уникальные производства. Таким образом Россия уже потеряла целые отрасли, и нельзя сказать, что процесс закончился – вспомним недавние проблемы с Уралвагонзаводом.

Важнейшим положением стала констатация значимости идеологического обеспечения технологического прорыва. Вообще об исключительном значении государственной идеологии говорили и другие выступающие, в частности разведчик Андрей Безруков. Так что это, наверное, была первая публичная конференция такого высокого уровня, на которой представители высшего руководства страны и такой консервативной структуры, как ВС РФ, открыто заявили о необходимости иметь в стране государственную идеологию, которая «обеспечивает консолидацию военнослужащих и общества в целом ценностным единым каркасом». Сославшись на президента РФ, определившего российскую государственную идеологию как патриотизм, докладчик отметил, что в основе этой идеологии идея служения Отечеству, готовность положить ради него свою жизнь, свою судьбу, идея, строго противоположная потребительской идеологии из 90-х. Идеология служения Отечеству, которую генерирует армия, – это то, что позволит России обеспечить свою независимость и свое спокойное и поступательное развитие.

В этом контексте становится очевидной идея воссоздания в наших ВС военно-политических органов во главе с Главным военно-политическим управлением МО. Нельзя не заметить, что без идеологии не может быть политического воспитания, поэтому сам факт создания этого органа требует выработки, принятия и конституционного закрепления государственной идеологии России.

Китай не дремлет

Василий Кашин, оценивая китайский опыт ведения информационного противоборства в части обороны, подчеркнул, что в КНР основу общегосударственной системы информационного противоборства составляет армия под общим руководством Политического управления Центрального военного совета (ПУ ЦВС) НОАК. Непосредственно организует и проводит информационные операции специальная служба – Управление внешних связей (УВС) ПУ ЦВС. Информационное воздействие ведется как на внешнюю аудиторию, так и на собственное население. В основе информационных операций Китая положена концепция «трех войн». Первая – «война за общественное мнение», под чем понимается ведение психологических операций, направленных как на свое население, так и на население другого государства. Вторая – «психологическая война», объектом воздействия которой являются военно-политические руководители и отдельные группы элит иных государств. Третья – «юридическая война» представляет собой весьма специфические вид противоборства в мировом правовом поле. Она направлена на обеспечение легализации с точки зрения международного права действий Китая на международной арене, а также затруднения действий противника путем сковывания его с использованием международно-правовых инструментов. В целом из выступления можно сделать вывод, что в Китае создана и эффективно функционирует целостная общегосударственная система информационной войны, главной составной частью которой является НОАК. Вероятно, этот фактор является одним из важнейших, обеспечивающих внутриполитическую стабильность Китая и его высочайшие темпы экономического и научно-технического развития.

Русские СМИ атакуют

Чрезвычайно интересным было выступление Александра Крамаренко, в недавнее время находившегося в эпицентре информационной войны Запада против России. Прежде всего он отметил, что современное информационное противостояние России и Запада имеет буквально фундаментальные отличия от противоборства времен СССР. Если в советское время наступающей стороной был Запад, вещавший на нашу территорию, а СССР отвечал «глушилками» и ограничением доступа к радиотехническим устройствам, то сегодня наши СМИ оказались в положении наступающей стороны. Находясь в интегрированном информационном пространстве, они имеют фактически глобальный доступ и при этом не могут быть запрещены и подвергнуты цензуре в силу действия законов, гарантирующих свободу слова и прессы. Наши СМИ, можно сказать, американизировались в плане стиля работы и контента, тогда как традиционные западные СМИ, являясь частью истеблишмента, оказались не готовы противостоять такому противнику. Утрачены или потеряли актуальность методики эффективного информационного противоборства, в значительной мере утрачен кадровый состав, способный формировать конкурентоспособный контент.

Другой важной особенностью является то, что наиболее активное вторжение наших СМИ в медиапространство Запада пришлось на острую фазу системного кризиса западного общества, характеризующегося выхолащиванием политического процесса и подрывом доверия электората к элитам, включая экспертное сообщество и традиционные СМИ. В итоге наши издания оказались важным фактором политической борьбы между протестным электоратом стран Запада и истеблишментом, став не только источниками информации о России, но и информационными площадками для представления альтернативных точек зрения по вопросам внутреннего развития стран Запада. То есть наши СМИ обеспечивают свободу слова для того сегмента общественного мнения и электората стран Запада, который в условиях абсолютного контроля элит над традиционным информационным пространством не имеет возможности публично высказаться.

Еще одна важная особенность – Интернет и развернутые в нем социальные сети создали параллельное традиционным СМИ медиапространство, в значительной мере снизив влияние их на общество, особенно на молодежь, ушедшую в неподконтрольную истеблишменту медиасреду. Западные элиты вынуждены обороняться, выдвигая лозунги «фейковых новостей», «дезинформационных кампаний России» и «недобросовестного использования социальных сетей». При этом если таковые были бы обнаружены, то наши СМИ оказались бы закрыты. Однако за исключением незначительных порицаний никаких серьезных репрессий против наших СМИ не вводится, что является доказательством корректности подаваемой информации. Успешно противостоять информационному наступлению в социальных сетях западный истеблишмент не имеет никаких шансов. Ситуация может измениться только вследствие коренного политического перелома, который потребует смены элит и правительственной политики в соответствии с интересами подавляющего большинства населения, прежде всего тех, кто оказался за бортом глобализации. Здесь я не могу не заметить: а к России эта формулировка разве не имеет отношения?

Лжи никто не верит

Лейтмотивом выступления Григория Прутцкова стала мысль о том, что корпоративная этика не должна противоречить профессиональной. Он отмечал, что систематические нарушения профессиональной этики – экономическая и политическая ангажированность, публикация непроверенных фактов, искусственные сенсации, заказные статьи, нарушение элементарных правил приличия и языковых норм – главная причина кризиса доверия граждан России к отечественным СМИ. Тем не менее, по данным соцопросов, нашим СМИ доверяет большая часть наших граждан – 57 процентов. Однако 29 процентов к их информации относятся недоверчиво, 25 процентов считают, что СМИ сообщают не всю доступную информацию. То есть не только западные традиционные СМИ теряют авторитет у населения своих стран, но и у нас с этим далеко не все в порядке.

Левый марш

Из числа выступавших на пленарном заседании стоит еще раз отметить Андрея Безрукова. Он указал, что в мире наблюдается явная и достаточно сильная тенденция к полевению – ренессанс идей Маркса, Энгельса, Ленина и их последователей захлестнул западные университеты. Запрос на справедливость приобретает глобальный характер, и Россия вполне могла бы возглавить эту волну. Так же он заметил, что сегодня западные элиты переживают тяжелый мировоззренческий кризис, возникает проблема пересмотра их собственного мировоззрения, что неизбежно сопряжено со сменой значительной части действующих элит. От себя замечу – неудивительно, ведь Запад потерпел тяжелое поражение: геополитическая операция, начавшаяся в 2001-м вторжением в Афганистан после провокации 11 сентября 2001 года и помимо военных вторжений включавшая применение «мягкой силы» в рамках «арабской весны», закончилась полным провалом.

Плюс четвертый признак

Чрезвычайно интересным оказалось выступление Валерия Федорова, который отметил, что к трем главным признакам революционной ситуации надо добавить еще и четвертый – осознание основной частью населения недопустимой несправедливости существующего социального устройства общества. По его мнению, нарратив справедливости сегодня доминирует в инициировании социальных трансформаций, в том числе и в самых острых формах революционного типа. Он назвал основные наиболее опасные направления информационных атак на наше общество: права человека, социальные отношения, прежде всего акцент на коррупцию, социальное неравенство, неправый суд и крайнюю несправедливость, экономика, которая стагнирует на фоне запроса общества на ее интенсивный рост, экология. При этом он подчеркнул, что национальный вопрос на фоне этих проблем отходит на второй план.

Интересным показалось мнение относительно того, что объединяет народ, делает его единым. Он считает, что это не кровь, не язык, не даже история и границы, а идея как образ общего будущего, как объект – каким будет наша страна в ближайшем и отделенном будущем. Это проект, который должен отвечать определенным требованиям: быть амбициозным и прорывным, что привлечет наиболее пассионарные слои, обеспечивать справедливость и стабильное положение с устойчивым положительным трендом для всех граждан, гарантировать уязвимым слоям населения защиту и поддержку. Это фактически ключевые требования к будущей национальной идеологии нашей страны, чтобы она была принята основной частью населения страны.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Опубликовано в выпуске № 36 (749) за 18 сентября 2018 года

Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
18 сентября 2018
В статье положительно упоминается Китай, как эффективное государство разработавшее методологию психологической войны! К этому можно добавить и взятие власти китайских ученых в области Всемирных конгрессов по психологии и в организационном плане, и руководстве, и месте их проведения в Пекине с привлечением ведущих ученых мира в данной науке через сепарирование докладов для своих интересов. Здесь Россия далеко позади. Особенно следует вспомнить жестокое убийство, последовательно, заместителя и директора института психологии Российской Академии Наук, нераскрытое до сих пор. Другому доктору психологических наук в области политической психологии из Санкт-Петербурга выжгли глаза кислотой и опять не нашли преступника. Это важные симптомы и без политических выводов и решений руководства страны о значимости данной науки в укреплении государства! Константин Сивков сказал свое веское слово, теперь нужен глубинный анализ спецами-управленцами в области психологии. Похоже, что психологи от науки, после запрета КПСС, сильно отошли от политики и погубили себя, считая, что политика и психологическая наука несовместимы. Совершенно ясно, что им помогли из-за рубежа путем приглашения на чтение лекций за хорошие гонорары. Это, как ранее в имперской России, развилась мода на библиотеки для усадеб помещиков, которые покупали книги сотнями, не читая, а другие приобретали в виде изображенных библиотечных полок с сотнями корешков книг на обоях. Так и в советское время, многие члены партии, по особому списку, приобретали полные собрания сочинений Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, Брежнева и расставляли на полках из красного дерева, считая, что это и есть истинный прогресс общества и авторитет их владельца в народе! Таким образом марксизм-ленинизм превратился в вульгарный, так и военная психология может потерпеть фиаско без качественной научной работы!
Аватар пользователя Твердислав
Твердислав
18 сентября 2018
В статье положительно упоминается Китай, как эффективное государство разработавшее методологию психологической войны! К этому можно добавить и взятие власти китайских ученых в области Всемирных конгрессов по психологии и в организационном плане, и руководстве, и месте их проведения в Пекине с привлечением ведущих ученых мира в данной науке через сепарирование докладов для своих интересов. Здесь Россия далеко позади. Особенно следует вспомнить жестокое убийство, последовательно, заместителя и директора института психологии Российской Академии Наук, нераскрытое до сих пор. Другому доктору психологических наук в области политической психологии из Санкт-Петербурга выжгли глаза кислотой и опять не нашли преступника. Это важные симптомы и без политических выводов и решений руководства страны о значимости данной науки в укреплении государства! Константин Сивков сказал свое веское слово, теперь нужен глубинный анализ спецами-управленцами в области психологии. Похоже, что психологи от науки, после запрета КПСС, сильно отошли от политики и погубили себя, считая, что политика и психологическая наука несовместимы. Совершенно ясно, что им помогли из-за рубежа путем приглашения на чтение лекций за хорошие гонорары. Это, как ранее в имперской России, развилась мода на библиотеки для усадеб помещиков, которые покупали книги сотнями, не читая, а другие приобретали в виде изображенных библиотечных полок с сотнями корешков книг на обоях. Так и в советское время, многие члены партии, по особому списку, приобретали полные собрания сочинений Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, Брежнева и расставляли на полках из красного дерева, считая, что это и есть истинный прогресс общества и авторитет их владельца в народе! Таким образом марксизм-ленинизм превратился в вульгарный, так и военная психология может потерпеть фиаско без качественной научной работы!

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц