Версия для печати

Африканский экспресс

Контрабандное оружие из Европы стреляет в Африке и на Ближнем Востоке
Сатановский Евгений
Фото: terraanalytica.ru

В начале сентября МИД РФ организовал двухдневную конференцию, посвященную незаконным поставкам оружия на Ближний Восток и в Северную Африку. Тема острая и в связи с высоким конфликтным потенциалом региона и непосредственной вовлеченностью в региональные проблемы внешних игроков затрагивающая основные международные блоки, включая НАТО. При этом из прозвучавших на конференции докладов можно было сделать неожиданные выводы.

Констатируем: в нелегальных и незаконных поставках оружия принимают участие в качестве клиентов исключительно государственные структуры. Сделки ведутся как часть материально-технического снабжения лояльных им сил в ходе локальных конфликтов. Применительно к текущей региональной ситуации основными покупателями условно «советского» оружия, занимающего эксклюзивную нишу на рынке тайных военных поставок, являются Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар, Египет и США. Причем последние в настоящее время такую деятельность сократили, поскольку отказались от закупок «советских» образцов оружия в ходе попыток создать альтернативную исламистам силу сопротивления в Сирии.

Условно концом такой американской программы стали отказ в 2017 году президента США Дональда Трампа от соответствующей программы ЦРУ и ориентирование американцев в Сирии на поддержку исключительно курдских отрядов. Говорить сегодня применительно к США о масштабных незаконных операциях по торговле оружием нельзя. Курды по объему поставок здесь не являются основными получателями. Синхронно резко снизилось количество рейсов грузовых самолетов из Болгарии, Украины и Сербии (в данном случае часть оружия идет через хорватские фирмы) в КСА и ОАЭ, а оттуда в Сирию через Турцию в Ливию и Йемен.

Азербайджан играет втемную

Объясняется это просто: «сирийские» рейсы в основном были обусловлены программой США по подготовке сирийской оппозиции. В 2015 году, на который пришелся пик активности американцев, таких рейсов было порядка 68. С каждым годом их число неуклонно снижалось. Вместо Болгарии или Хорватии Саудовская Аравия более активно в последнее время старалась использовать альтернативные площадки, прежде всего азербайджанскую. Ряд данных независимых экспертов, подтвержденных документально, говорит о том, что с 2015-го по первую половину 2017 года Азербайджан начал активные поставки вооружений, которые через военные ведомства и компании Саудовской Аравии и США доставлялись в Йемен и Сирию.

Интересантами контрабанды часто являются страны Запада, ведущие острую борьбу за зоны контроля и ресурсы, опираясь на местные группировки, включая обвиненных в геноциде, и радикальных исламистов

При этом Баку только наращивал экспорт. Если в 2016 году Азербайджан перепродавал скорее всего в КСА болгарское оружие, то в 2017-м начал поставки в зоны конфликтов на Ближнем Востоке вооружения собственного производства. При этом не так уж много в Азербайджане своего «советского» оружия для того, чтобы наращивать его экспорт. Более правдоподобной выглядит версия о том, что азербайджанская площадка используется для переброски закупаемого саудовцами оружия в Болгарии, на Украине и в Белоруссии, из других балканских стран и Израиля. Можно предположить также, что Израиль торгует с Саудовской Аравией и технологиями в области производства беспилотников, систем РЭБ и прослушивания. Два последних направления являются для Эр-Рияда первоочередными, если говорить о сотрудничестве между Израилем и КСА в области безопасности.

В данном случае Азербайджан используется как «прокладка» для сокрытия такого рода операций, несущих для Эр-Рияда серьезные репутационные риски. Одновременно скрываются основные поставщики оружия из стран НАТО. При этом роль Баку сводится исключительно к предоставлению логистических каналов. За три года – с 2015 по 2017-й государственная авиакомпания Азербайджана Silk Way Airlines совершила 350 доставок вооружений. Каждый раз под дипломатическим прикрытием в Саудовскую Аравию доставлялись десятки тонн оружия, в том числе для радикальных исламистов в Сирии.

Как следует из документальных данных, за 2016 год азербайджанцы осуществили шесть рейсов на саудовскую базу «Принц Султан». Естественно, чаще всего с залетом в болгарскую Варну, где шла основная загрузка зарядами для РПГ. В ряде случаев отправителем было Минобороны АР. Всего за 2016 год из Азербайджана в КСА могли доставить, по оценке экспертов, около 8,5 тысячи противотанковых гранатометов РПГ-7. В 2017-м есть данные только об одном полете к саудитам из Азербайджана: 8-9 февраля Ил-76 ВВС Азербайджана доставил прямым рейсом AZAF005 из Баку на авиабазу в Эр-Рияде 1700 120-мм и 1000 82-мм минометных мин. Отправитель – Cihaz, получатель – Минобороны Саудовской Аравии. На вторую половину прошлого года и начало нынешнего таких данных не поступало.

Повторим, что эта тенденция связывается прежде всего с тем, что США закончили свою программу поставок оружия сирийской оппозиции и сделали основной акцент на курдов. За весь период функционирования этой программы американцы (именно они, а не саудовцы были основными архитекторами этого процесса) переправили через Азербайджан и КСА более 10 тысяч РПГ-7 и 80 тонн зарядов к ним. Акцент был изначально сделан на борьбу против бронетехники сирийских правительственных сил, но расчет не сработал. Вся эта деятельность была обусловлена американской программой, а Эр-Рияд и Баку использовались как партнеры для шифровки участия в этих операциях США.

На этом саудовско-азербайджанское сотрудничество не закончилось, однако приобрело иные акценты. 1 марта в Эр-Рияд без излишнего шума выехала делегация силовиков Азербайджана. Визит был инициирован министром обороны и наследным принцем КСА Мухаммедом бен Салманом для установления более тесного и продуктивного сотрудничества с Баку в ходе проведения совместных антииранских действий (имеется в виду и тема Иранского Азербайджана и стимулирования там сепаратистских настроений). Плюс обмен развединформацией по иранскому досье. Эр-Рияд помимо этого не слишком интересуется ВПК Азербайджана, который и в годы СССР не обладал большим потенциалом.

Другой вопрос, что сейчас в планах Баку построить семь-восемь оборонных заводов, и это еще одна тема для разговора с КСА как потенциальным инвестором и Израилем как поставщиком технологий. Но все эти планы зависли в воздухе с началом нефтяного кризиса и дефицита бюджета АР, оживившись только сейчас. Поэтому визит делегации азербайджанских силовиков надо рассматривать как попытку саудитов возобновить работу этого канала уже в собственных интересах – для снабжения своих союзников как в Йемене, так и в САР. Хотя не исключены и попытки США использовать Саудовскую Аравию для создания параллельного канала наряду с Иракским Курдистаном (ИК) для снабжения курдов и арабов-суннитов в Сирии в попытках создать там альтернативные Дамаску органы государственной и военной власти. Плюс, таким образом, работает канал военной контрабанды израильского оружия в Саудовскую Аравию.

Балканы не успокоились

После недолгого перерыва вновь заработал балканский канал контрабанды «советского» оружия в КСА. В Йемене у тамошних «харакат», находящихся в орбите саудовского влияния, в прошлом месяце появились АК сербского производства. Перерыв в такого рода операциях был обусловлен американскими санкциями в отношении главного сербского контрабандиста оружием – Слободана Тезича с начала нынешнего года. Но сейчас поставки возобновились (пусть и в более мелких объемах), это свидетельствует о том, что сербские посредники нашли обходные пути.

Во всех случаях имеет место тайная поставка оружия в зоны локального конфликта со стороны государств, а не автономных третьих лиц. Такие посылки повстанческим группам носят условный характер незаконной контрабанды оружия, поскольку официально не нарушают никаких международных санкций. Особняком стоит ситуация в Йемене, Ливии, Сомали и Южном Судане. В Йемене существуют два правительства, в Ливии и Сомали – по три (плюс действует международное эмбарго), в Южном Судане речь идет о жестком прессинге американцев на Джубу в этом вопросе, а значит, о консолидированной позиции Запада. При этом туда при содействии Уганды поступает украинское оружие (последняя по времени партия – в июне) в обход правил на запрет реэкспорта.

Поставки оружия в Ливию для Халифы Хафтара, командующего Ливийской национальной армией (ЛНА) палаты представителей в Тобруке, осуществляются при активном финансировании со стороны ОАЭ сербскими и белорусскими посредниками. Вернее, белорусское оружие продавалось Тезичем через его каналы начиная с 2015 года. Именно он вплоть до попадания под санкции был основным организатором таких операций и главным поставщиком оружия для Хафтара. Тезич имеет целую сеть хорошо налаженных контактов в Ливии, поскольку многие ливийские офицеры, особенно из бывшей разведки, прошли в свое время подготовку в военных академиях в бывшей Югославии.

Начиная с 2015 года белорусское агентство оборонного экспорта «Белтехэкспорт» было и остается центральным поставщиком оружия Хафтару и оказывает содействие деятельности Тезича в Ливии. Сам он вел переговоры о продаже оружия от имени «Белтехэкспорта» через зарегистрированную на Кипре компанию Charso, основанную в 2012 году. Оружие тогда перевозили в Ливию, в основном в аэропорт Лабрак, который контролируют войска Хафтара, и в аэропорт Гадамес, подконтрольный его союзникам на тот момент из клана зинтан. Рейсы выполнялись чартерной компанией Ruby Star Airlines, аффилированной с «Белтехэкспортом».

Согласно источникам экспертов ИБВ до последнего времени в схеме часто использовался Ил-76 с регистрационным номером EW-78836. Так как самолет курсирует между Беларусью и Ливией, он часто делал техническую остановку в аэропорту Лейпцига, где расположены объекты НАТО. Косвенная поддержка «Белтехэкспорта» Западом совпадает с отменой ЕС запретов в отношении белорусской компании в начале марта 2015-го. Санкции в отношении тогдашнего его директора Александра Пефтиева были сняты в конце 2014 года.

Отметим, что Тезич тогда перешел на другую сторону в ливийском конфликте: до середины 2013-го он поставлял оружие ливийским исламистам. Во время поездок в Триполи в том году он имел деловые отношения с Халедом аш-Шарифом, тогдашним заместителем министра обороны и «вторым номером» Ливийской исламской боевой группы (LIFG) Абдельхакима Бельхаджа. Запрет ООН на ливийские поездки Tезича был снят в ноябре 2013 года вплоть до новых американских санкций в конце 2017-го.

Сейчас такие поставки продолжаются, в том числе в границах прямых контактов Абу-Даби и Минска на уровне государственных контрактов по линии военных ведомств. Начало прямым контактам положили переговоры в Минске в декабре 2016 года. Отметим, что сейчас ОАЭ при переброске расширили использование оружия различных авиатранспортных компаний из стран бывшего СССР. Среди них, помимо белорусской компании, надо отметить молдавские авиакомпании Sky Prim Air и Oscar Jet, предоставившие для таких операций два самолета: Ил-18 и Ил-76. Казахстанская авиакомпания «Южное небо» также время от времени выполняет подобные полеты.

Катар через суданский коридор по-прежнему поставляет оружие противникам Хафтара из числа исламистов Мисураты и Триполи. Мисуратские и триполитанские кланы долгое время получали вооружение по воздушному мосту из Судана, сейчас такие же потоки идут оттуда сухопутным путем. Катар и Турция (турки в меньшей мере) покупают его в Болгарии, Сербии и Албании. Из Мисураты по воде на турецких судах это оружие попадает частично на Синай, где воюют исламисты и египетские военные. Клан зинтан пока не имеет таких целевых спонсоров, но участвует в контрабанде оружия из стран Африки в Тунис. Правда, это малая часть незаконного бизнеса для клана: в основном он переправляет в Тунис топливо низкого качества. Таким образом, вопрос о дефиците поставок оружия в Ливию не стоит.

Столица черных поставок

Центром контрабанды во всеафриканском масштабе, а также применительно к Йемену является Джибути. Хотя Сомали по-прежнему подпадает под оружейное эмбарго Совбеза ООН на поставки оружия, Могадишо обходит его с помощью джибутийского канала. Так, в ночь с 22 на 23 июня из Джибути вылетел «Боинг-737-4q8» с грузом тысяча автоматов, 500 пистолетов и боеприпасами, приземлившийся утром 23 июня на северной ВПП аэропорта, расположенного рядом с военно-воздушной базой Сомалийской национальной армии в Могадишо. Самолет, с середины 2017-го эксплуатировавшийся сирийской авиакомпанией FlyDamas (как предполагается, она арендует судно у суданской Tarco Aviation Co), ранее неоднократно летал из Джибути в Могадишо, в том числе 14 июня, и из Хартума 12 июня, куда он прибыл из Адена 11 июня.

В данном случае налицо закамуфлированные поставки оружия в Йемен со стороны ОАЭ и КСА. Хотя это не целевые посылки: таким каналом активно пользуются и иранцы, и сами йеменцы из различных лагерей. Владельцем FlyDamas, основанной в 2015 году, является сириец Самир аль-Дхени. Ранее он был директором по продажам компании Cham Wings Airlines, попавшей под санкции США в декабре 2016 года по обвинению в перевозке оружия и солдат сирийской правительственной армии. По итогам расследования Управления по контролю за иностранными активами США пришли к выводу о том, что представитель фирмы в Дубае Чам Винг играет важную роль в отмывании валюты сирийскими разведслужбами.

Когда самолет FlyDamas приземлился 23 июня на базе в Могадишо, командир сомалийского спецназа полковник Ахмед Адан пытался заблокировать его выгрузку, но после вмешательства главы канцелярии президента Фомаджио Хасана Али Хайяре вынужден был отступить. Затем оружие было передано главе Национального агентства разведки и безопасности (НИСА) Сомали в районе Банадира Садику Омару Хусейну «Джону» и позднее переправлено в Йемен и другие страны Африки.

Республика Джибути уже упоминалась в докладах ООН в связи с ее ролью в торговле оружием при участии йеменских контрабандистов. В частности, в документе указывалось, что в феврале и марте 2013-го в порту Джибути были захвачены два контейнера с оружием, принадлежавшие Абдурабуху-Гухаду Сале Абдо (он же Абдо Рабо). По этому факту в городе Порту-Алегри в Бразилии возбудили уголовное дело. Тогда же выяснили, что он осуществлял эти операции совместно с бывшим губернатором йеменской провинции Саада Фаресом Мухаммедом Хасаном Манаи и двумя бывшими директорами бразильской оружейной фирмы «Форджас Таурус» Эдуардо Пеццуола и Леонардо Сперри.

Также выяснили, что «Форджас Таурус» получил сертификат конечного пользователя на 80 тысяч пистолетов от начальника штаба армии Джибути Закарии Шейха Ибрагима. Этого количества было бы достаточно для оснащения каждого военнослужащего армии Джибути пятью пистолетами. При этом экспортный сертификат выдан фирме «Матрикс», которой руководит Абдо Рабо. В качестве конечного получателя груза была указана фирма Mahdouda (Джибути), которая аффилирована с Фаресом Манаи и его сыном Адибом. Фирма формально рыболовная, что позволяет ей держать флотилию шхун для переброски этого оружия в Йемен морем.

Оба они являются сторонниками мятежников-хоуситов в Йемене и самыми известными контрабандистами оружия со времен президента Салеха. Самым крупным их контрагентом в Сомали выступает бывший директор НИСА (с мая 2011-го по март 2013 года) Ахмед Муаллим Фики, который имеет и джибутийский паспорт. В настоящее время он член сомалийского парламента и регулярно посещает Сомали, Джибути, Иран, Турцию и Ливан.

Можно констатировать, что незаконные поставки оружия не имеют конкретного адресата и выгодополучателя: в них участвуют государственные деятели разных стран. Без ликвидации этого обстоятельства говорить об эффективной борьбе с данным явлением бессмысленно. Ситуация осложняется тем, что по сравнению с нелегальным трафиком наркотиков или мигрантов с Ближнего и Среднего Востока и Африки в Европу, значительная часть которых гибнет в дороге, попадает в сексуальное или трудовое рабство или продается на органы, нелегальная торговля оружием представляется малым злом и борьбе с ней уделяется минимальное внимание.

С учетом того, что занимаются этим зачастую одни и те же люди и организации, ситуация становится практически неразрешимой. Тем более что интересантами контрабанды часто являются страны Запада, ведущие острую борьбу за зоны контроля и ресурсы, опираясь на местные группировки, включая обвиненных в геноциде, и радикальных исламистов самого консервативного толка. За перевозкой оружия стоят не просто госструктуры региональных государств или влиятельных внешних игроков, но чиновники и политические деятели высокого ранга, обеспечивающие операции легальными документами и сопровождением.

Как известно, по транссахарским и турецко-балканским коридорам контрабанды в нелегальном бизнесе участвуют местные силовики, для которых эта деятельность является традиционным источником доходов. Силовое пресечение ее возможно только, когда в системе появляются группировки, пытающиеся сорвать налаженные связи, переориентировав доходы на себя. Такова реальность «на земле».

Статья основана на материалах эксперта ИБВ А. Быстрова.

Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

Опубликовано в выпуске № 37 (750) за 25 сентября 2018 года

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц