Версия для печати

Сердечное согласие панды и топтыгина

Москва и Пекин сближают позиции в военной и экономической областях
Казанин Максим
Фото: ИТАР-ТАСС

Уходящий сентябрь ознаменовался двумя важнейшими событиями: Восточным экономическим форумом, собравшим во Владивостоке практически всех грандов бизнеса АТР, и масштабными маневрами «Восток-2018», проходившими от степей Забайкальского края до Тихого океана. Для России и Китая оба мероприятия знаковые.

Командно-штабные учения «Восток-2018» чрезвычайно высоко оцениваются китайскими военными специалистами и политологами: впервые военнослужащие из Поднебесной в максимальном количестве смогли показать себя на маневрах за рубежом. Опыт, полученный на полигоне Цугол в Бурятии, для военнослужащих, офицеров, органов управления, организации, обеспечения деятельности НОАК поистине бесценен.

Увидев тактические приемы, которые применяют российские военные на КШУ, китайцы осознали, насколько полезно перенять серьезный опыт участников реальных боевых действий: как схемы построения колонн, выдвижения техники и координации взаимодействия могут быть реально грамотными в том случае, когда офицеры обладают опытом проведения военных операций.

Китайские военные очень довольны, что смогли поучаствовать в этих маневрах, привезти свою технику и в гораздо большем масштабе, чем это делается по программе учений стран ШОС «Мирная миссия», проходящих регулярно на одном и том же полигоне в районе южноуральского города Чебаркуля.

Восточный экономический форум во Владивостоке и большие маневры «Восток-2018» высоко оценивают в Китае

Очень важным для китайцев было продемонстрировать российским военным возможности своей техники, протестировать ее в реальных условиях полигона Цугол, отработать логистику.

Немаловажно и то, что КШУ «Восток-2018» проходили практически одновременно с Восточным экономическим форумом во Владивостоке. То, что китайские военнослужащие участвовали в стратегических учениях и практически одновременно представители китайских властей и предприниматели, а это больше тысячи человек, принимали участие в экономическом форуме в столице Приморья, свидетельствует: с обеих сторон прикладываются серьезные усилия к сближению стратегических позиций и в военном, и в экономическом сотрудничестве.

Действия руководства Российской Федерации полностью соответствуют принципу одной из китайских поговорок – действовать и словом, и мечом. С одной стороны – проведение ВЭФ в Приморье и масштабные договоренности, достигнутые между российскими и китайскими компаниями. С другой – учения «Восток-2018», ставшие явной демонстрацией того, что Россия готова защищать свои интересы на восточных рубежах. Естественно, с учетом изменяющихся устремлений военно-политического руководства Японии: в Токио приняли решение провести очень активную, можно сказать, даже агрессивную политику перевооружения и модернизации японских сил самообороны.

Стоит отметить, что глава КНР Си Цзиньпин участвовал в работе Восточного экономического форума. Здесь главное не в том, что руководитель Китая приехал во Владивосток, а в том, что за девять месяцев 2018 года Владимир Путин и Си Цзиньпин уже трижды встречались на переговорах. Обратим внимание: большую часть времени на форуме президент России провел именно в общении с председателем КНР. Это явный сигнал региональным государствам – Южной Корее и Японии: российское и китайское руководство работают в достаточно тесном контакте. Спланировать такое количество совместных мероприятий и переговоров – это очень сложный процесс, если нет взаимного стратегического доверия и партнерства между государствами. Да еще стоит учесть сложности китайского протокола.

Следующий момент: китайское руководство в свете продолжающихся санкций в отношении России и запретов в отношении Китая намерено развивать сотрудничество с Москвой, которая для Пекина является серьезным источником новых и перспективных технологий, может быть, еще не имеющих своего воплощения в реальной продукции. Тем более Россия приобретает особое значение для Поднебесной в свете введенных Вашингтоном санкций против Департамента подготовки войск и снабжения Центрального военного совета КНР. Важно, что решение Вашингтона насквозь политическое, ибо впервые с 1989 года под запрет американцев попала структура, непосредственно участвующая в российско-китайских оружейных сделках, а это попытка разобщить РФ и КНР на высочайшем уровне научно-технического сотрудничества, которое является одним из гарантов боеспособности НОАК.

В целом же оба мероприятия – Восточный экономический форум в Приморье и маневры «Восток-2018» показали и как реально Российская Федерация может сотрудничать с Китаем, и то, что остается свободное место для дальнейшего развития двусторонних отношений. Известно: торговля между Россией и КНР несопоставима с потоком товаров между Пекином и Вашингтоном. Но это не означает, что мы не можем достичь подобного уровня сотрудничества: у нас есть перспектива в развитии, есть куда двигаться сообща. Мы способны идти по многим направлениям. К примеру, Россия может стать серьезным поставщиком экологически чистой сельскохозяйственной продукции. Китайцы хотят сотрудничать с Российской Федерацией в области высоких технологий, в нынешней обстановке она нужна Поднебесной как источник инновационных решений и разработок.

В Японии слова Владимира Путина, сказанные на полигоне Цугол, о том, что долг российского солдата – быть готовым отстоять суверенитет, безопасность страны и, если потребуется, поддержать союзников, в Токио восприняли настороженно. В КНР обратили внимание на обращение президента РФ на ВЭФ-2018, когда он предложил японскому премьеру Синдзо Абэ подписать без всяких предварительных условий мирный договор. Это было очень интересно китайским товарищам, потому что подобный документ, появись под ним подписи глав РФ и Японии, поменял бы всю ситуацию в регионе коренным образом.

Но японцы хотят любыми способами добиться возвращения российских островов Южно-Курильской гряды в состав Японии. Для того, чтобы выполнить это, если, конечно, придется прибегнуть к военному решению проблемы, японское руководство санкционировало программы развития крылатых и противокорабельных ракет, под их реализацию выделено семь миллиардов долларов – значительные деньги для оборонного бюджета Страны восходящего солнца. Осуществляется строительство системы ПРО, ведутся постройка и модернизация вертолетоносцев проекта «Идзумо». Это очень серьезные шаги, за которыми китайцы, естественно, наблюдают. И то, что наш президент предлагает продавать региональным партнерам и союзникам, в том числе КНР, более современное вооружение, для Пекина благая весть. Китай нуждается в развитии систем ПВО, в новых двигателях и ракетах. Да, не во всем китайцы зависят от России, но в некоторых аспектах до сего времени их зависимость и нужда в военных технологиях сохраняется и они готовы платить за них деньги. Конечно же, для Японии подобные слова – мечом по сердцу.

Для Вашингтона Китай и Россия – две равноценные угрозы, поэтому американские военные и политологи говорят о необходимости одновременно противостоять им. Но отметим, в высказываниях многоопытного дипломата Генри Киссинджера, считающего, что американские санкции в отношении КНР, особенно введенные в отношении Департамента подготовки войск и снабжения Центрального военного совета КНР, ведут как раз к объединению РФ и КНР, улучшению взаимодействия между Пекином и Москвой. По его мнению, вводить эти санкции было в принципе неразумно, это навредит самим Штатам.

Максим Казанин,
кандидат политических наук

#Владимир Владимирович Путин #Си Цзиньпин \ XI Jinping \ #Генри Киссинджер \ Henry Kissinger

Опубликовано в выпуске № 37 (750) за 25 сентября 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...