Версия для печати

Трофейное время

СССР дал ход американским часам
Чуприн Константин
Коллаж Андрея Седых

Первая мировая война вызвала существенные изменения в «часовом хозяйстве» военнослужащих. На смену «кастовости» («Часовые Родины идут») пришла практичность.

Цепочки карманных часов – серебряные и золотые – заменялись прочными кожаными ремешками. Они продевались в специальную петлю левого лацкана мундира. При этом сам хронометр носился в верхнем кармане. Вскоре появились прототипы наручных часов. По существу те же карманные, но без крышки, вставленные в кожаную рамку с ремешком. Стекло, дабы не было разбито, закрывалось металлической решеткой. Впрочем, идя навстречу нуждам армии и флота, страны – участницы войны освоили производство первых действительно наручных часов. Они были меньшего, нежели карманные, диаметра и не только круглой формы, но и прямоугольные, а то и овальные. Встречаются фотографии офицеров русской армии с такими часами на левой руке и компасом на ремешке на правой.

После взятия Берлина несколько тысяч героев штурма получили швейцарские наручные часы

Гражданская война разрушила в том числе и отечественную часовую промышленность. Торговый дом «Павел Буре» бежал в Швейцарию, где уже не смог успешно конкурировать с тамошними фирмами, а национализированное производство быстро исчерпало запасы импортных деталей, поставки которых прекратились, и заглохло. Обеспокоенный сложившейся ситуацией (часовая индустрия еще и важный мобилизационный компонент точной военной механики), Совет труда и обороны принял 21 декабря 1927 года постановление «Об организации в СССР производства часов», которое было направлено на обеспечение работников всех видов транспорта, РККА и уж затем прочего люда соответствующей добротной продукцией. Тут весьма кстати пришлась Великая депрессия в Штатах – пара вконец разорившихся американских фирм продала советской России по принципу all inclusive cвои заводы с заделом производства и материалов. Так была создана основа для развития советской часовой промышленности.

Договоры с американцами были подписаны в 1929 году, а уже в конце 1930-го на полученном оборудовании Московский 1-й часовой завод по технологии компании Dueber Hampden выпустил первую партию советских изделий, правда, оставлявших желать лучшего. То были карманные «Часы 1-го типа» или К-43 (после присвоения в 1935 году заводу имени С. М. Кирова – «Кировские»), а вскоре началось и производство наручного варианта. Поступали они прежде всего в закрытые Военторги. До Великой Отечественной таких карманных и наручных часов выпустили почти три миллиона (последних порядка 300 тысяч). С 1938-го на оборонном заводе имени А. А. Масленникова в Куйбышеве карманные и наручные часы по типу К-43 выпускались под фирменной маркой ЗиМ. Такие имелись у многих кадровых военных, но это вряд ли можно сказать о гражданских – советские люди в массе своей жили скромно.

Дед автора этих строк, в годы Гражданской – молоденький белый офицер, ушел «возрастным» рядовым Красной армии на фронт в 1942-м с часами, вверенными ему супругой, – женскими (других наручных в семье не было), «овальным» прямоугольничком марки «Звезда». Эти часы ей вручили как ударнику труда. То было освоенное в 1935 году Пензенским 3-м часовым заводом изделие по образцу французских часов фирмы LIP. Бабушкины часы так и сгинули на войне – к счастью, не с дедом.

Во время Великой Отечественной одной из задач трофейных команд нашей армии был и сбор часов, доставшихся от противника. Эти прекрасные хронометрические механизмы знаменитых европейских фирм исправно пополняли наградные фонды командования и торжественно вручались офицерам и реже солдатам за совершенные подвиги. Например, после взятия Берлина несколько тысяч героев штурма получили швейцарские наручные часы Selza.

Разумеется, многие бойцы брали такие трофеи самостоятельно.

Константин Чуприн,
ведущий рубрики

Опубликовано в выпуске № 38 (751) за 2 октября 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц