Версия для печати

«Архангельск» малоизвестные факты

Кулинченко Вадим
65 лет назад – 30 мая 1944 года был поднят флаг ВМФ СССР на английском линкоре «Ройял Соверин» на базе Розайт (Шотландия). В ВМФ линкор получил название «Архангельск», командовал им опытный моряк контр-адмирал Вадим Иванович Иванов. Одновременно советские военно-морские флаги были подняты на 8 потрепанных эсминцах, один из которых носил громкое ныне имя «Челси» (все они в дальнейшем получили русские имена. – Прим. авт.), и на четырех подводных лодках типа «Урсула», которые получили индекс «Веди»: «В-1, 2, 3, 4».


ФЛОТ САМИМ СВОИМ ПРИСУТСТВИЕМ ОКАЗЫВАЕТ ВЛИЯНИЕ НА ВОЕННЫЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ


65 лет назад – 30 мая 1944 года был поднят флаг ВМФ СССР на английском линкоре «Ройял Соверин» на базе Розайт (Шотландия). В ВМФ линкор получил название «Архангельск», командовал им опытный моряк контр-адмирал Вадим Иванович Иванов. Одновременно советские военно-морские флаги были подняты на 8 потрепанных эсминцах, один из которых носил громкое ныне имя «Челси» (все они в дальнейшем получили русские имена. – Прим. авт.), и на четырех подводных лодках типа «Урсула», которые получили индекс «Веди»: «В-1, 2, 3, 4».
{{direct_hor}}


Все эти корабли готовились к переходу на Северный флот, где их ждали. Союзники считали своим долгом довести эту «эскадру» без потерь по нескольким причинам. Одна из них: после войны и раздела итальянского флота они получали свои корабли обратно. А это немало тонн металла. Корабли были старые, но в руках русских они еще представляли грозную силу. Переход осуществлен в период с 15 по 24 августа 1944 года в составе конвоя JW-59 и вылился в целую операцию по его охране. Во время перехода из Скапа-Флоу в Североморск (Ваенга) одна лодка погибла (командир Израиль Ильич Фисанович, Герой Советского Союза. – Прим. авт.), как и где, неизвестно до сих пор.

В период Второй мировой войны «Архангельск» ничем особо не прославился. Но с его прибытием на СФ была организована эскадра надводных кораблей флота, а у гитлеровцев появилась постоянная головная боль. Фюрер Третьего рейха панически боялся больших надводных боевых кораблей, в количестве которых он так и не смог перещеголять «владычицу морей». Поэтому всему германскому флоту, и в частности подводным силам, было дано указание уничтожить линкор «Архангельск». На переходе линкора в Союз этого сделать не удалось, поэтому разрабатывалась операция по его уничтожению на рейде Ваенга сверхмалыми подводными лодками.

О перипетиях этих неординарных действий любознательный читатель может прочесть подробно в книге писателя-мариниста Виталия Гузанова «Волчий фьорд» (изд. «Терра», 1998 год). А я хочу этим коротким материалом-напоминанием еще раз подтвердить тот факт, что флот самим своим присутствием оказывает влияние на военные и политические решения. Об этом указывал еще Николай Герасимович Кузнецов, адмирал флота Советского Союза, в своем интервью в 1973 году: «…и, пожалуй, самое главное то, что будущую войну, если она, не дай бог, случится, я представляю уже не такой континентальной, какой была Великая Отечественная война. Роль океанов, роль морей, а отсюда и флотов будет иная» (интервью брал Георгий Куманев, профессор, доктор исторических наук. – Прим. авт.). Но эти выводы, к сожалению, как в те времена, так и сегодня, остаются у нас без внимания, зато наши «друзья» в США в полной мере понимают значение флота в наши дни.

В 1944 году перелом в войне был осуществлен в пользу союзников, и в такой обстановке они уже не так «щедро» делились с СССР материальной помощью, тем более военной. По словам Н. Г. Кузнецова, «союзники старались держать свой «табачок» врозь».

Вопрос о передаче части итальянского флота возник в июле 1943 года после капитуляции Италии, но союзники затягивали его решение, и только в феврале 1944 года было получено согласие Рузвельта и Черчилля на передачу нам устаревших кораблей, которые, как было написано в одном американском журнале, «годились только на слом». В английском адмиралтействе знали, в каком плачевном состоянии находились эсминцы, поэтому сразу отказались перегонять их арктической трассой в Мурманск. Только американцы для этой цели передали свой крейсер «Милуоки» нашей приемной команде в Кольском заливе.

Приемку и перегон их в Союз поручили вице-адмиралу Г. И. Левченко. Это был человек надежный, знающий, способный возглавить сложную работу в иностранных портах, а затем переход отряда из Англии в Мурманск: война еще была в разгаре и нападения фашистов на корабли продолжались. Командование отряда при содействии командования СФ и под личным руководством наркома ВМФ адмирала Н. Г. Кузнецова ответственно подошло к приемке кораблей от союзников. Уже 28 апреля 1944 года с очередным конвоем сформированные в Архангельске команды кораблей (одна из причин, почему линкор получил имя «Архангельск». – Прим. авт.) двинулись на запад. 7 мая конвой достиг места назначения. Советские моряки немедленно отправились в английские порты, где предстояло принимать корабли. А уже 30 мая на них были подняты военно-морские флаги ВМФ.

При принятии решения о передаче во временное пользование ВМФ СССР кораблей английское адмиралтейство рассчитывало, что советские моряки не смогут в короткий срок освоить незнакомые крупные корабли, тем более привести их в Мурманск через бурные военные моря. Но… загадочная русская душа! Русские моряки, несмотря на незнание английского языка, быстро освоили иностранную технику. Англичане, как на чудо, смотрели на то, что линкор, самый крупный корабль, насыщенный сложнейшими механизмами, наши моряки приняли и освоили всего за 20 дней. «Русские прислали не матросов, а переодетых инженеров!» – писали английские газеты.

Наши матросы только посмеивались и делали свое дело. Нужно отдать большую дань уважения людям из электромеханических подразделений или, как они именуются на флоте, боевых частей пять (БЧ-5). Они практически отвечают за всю жизнь корабля, дают ему ход и т. д., но почему-то всегда остаются в тени строевых подразделений. А между тем без них не было бы никаких побед…

Современные корабли – это сложнейшие инженерные сооружения. Они несут на себе мощнейшее оружие. Но чтобы использовать это оружие, корабль должен иметь ход и продолжать сражаться, даже если получит серьезные повреждения. Сколько раз было в войну: корабль весь изранен, еле держится на плаву, но побеждает и возвращается на базу. Это всегда была и есть заслуга прежде всего моряков боевой части пять! Низкий им поклон от всех моряков и простых людей! Поэтому и при приемке иностранных кораблей командование больше всего внимания уделяло работе этих подразделений.

До 17 августа, всего 1,5 месяца ушло на тренировки перед ответственным переходом. За это время было проведено 150 разнообразных стрельб и только 7 из них признали неудовлетворительными. Механизмы были освоены полностью, и «Архангельск» свободно развивал самый полный ход, что всегда считалось сложным делом для такого огромного корабля.

От того, что сегодня корабли больше стоят у причалов или живое дело заменяют тренажерами, боеготовность их отнюдь не повышается. Флот тренируется постоянно, а сражается один раз!

Наконец наступил день прощания с Англией для отряда боевых кораблей (ОБК) во главе с линкором «Архангельск». Подводные лодки вышли раньше, еще в начале августа. Первой в конце июля из Розайт вышла «В-1» («Санфиш») под командованием прославленного подводника, Героя Советского Союза (03.04.1942 г.), капитана 2-го ранга Фисановича. Ее личный состав был укомплектован опытными подводниками, закаленными в огне войны. Но до места назначения «В-1» не дошла. Причины и обстоятельства ее гибели не установлены, однако известно, что 27 июля, когда «В-1» совершала переход еще вблизи английского побережья, английский самолет по маршруту ее следования бомбил какую-то неопознанную подводную лодку. Этот случай в Англии расследовала специальная комиссия, но результаты ее работы остаются в секрете до наших дней. Срабатывает старый принцип: «Дружба дружбой, а табачок врозь!».

Перед выходом командование отряда изучило оперативную обстановку по маршруту перехода. Она не внушала оптимизма. В норвежском Альтен-фьорде стоял мощный немецкий линкор «Тирпиц», более 10 эсминцев противника находились в готовности на северных базах Норвегии, а в Норвежском и Баренцевом морях враг мог выставить до 50 подводных лодок, которые представляли основную угрозу для ОБК и конвоя.

О секретности перехода думать не приходилось. Конвой в 34 транспорта, с которым шел отряд советских кораблей во главе с флагманом – линкором «Архангельск», был лакомым объектом для «волчьих стай» Деница, хотя его и охраняли значительные силы прикрытия (одних авианосцев в охранении насчитывалось четыре. – Прим. авт.).

А в это время гросс-адмирал Дениц в своей штаб-квартире в Берлине давал указания начальнику штаба вице-адмиралу Годту: «У нас, слава богу, есть мощный подводный флот. Нельзя упустить редкую добычу. Наши «волчьи стаи» пойдут по следу линкора «Архангельск». Важно все просчитать на десять ходов вперед…»

К утру приказ был готов. В девять ноль-ноль он был подписан Деницем и разослан на подводные лодки боевой группы «Норд».

И вот линкор «Архангельск», отдав морские почести стоявшим на рейде в Скапа-Флоу английским кораблям, вечером 17 августа прошел под мостом без лоцмана и буксиров, не поцарапав бортов и не повредив береговых сооружений, чем еще раз вызвал восхищение англичан, и вышел в сопровождении крейсера «Милуоки» (команда на крейсере была американская) и эсминцев в открытое море. Командир отряда вице-адмирал Гордей Иванович Левченко готовился к худшему: если потребуется, отряд готов принять бой!

В море был 9-балльный шторм, что способствовало скрытности. Отряд советских кораблей шел на восток. Предстоял дальний и нелегкий путь. Основная задача – не допустить к линкору вражеские субмарины. Эсминцы образовали полукольцо вокруг флагмана. Они неотступно следовали рядом, словно были на коротком поводке, писали вокруг линкора кривые линии, принюхивались, как охотничьи псы, в ожидании мига перед рывком, если вдруг появится противник. Чуть шторм поутих, начались атаки немецких подводных лодок.

Корабли отряда сразу перестроились. Долгое время им приходилось идти противолодочным зигзагом. Силы прикрытия не упускали из виду «Архангельск», держась на определенной дистанции. И каждый из кораблей охранения был готов пойти на самопожертвование, лишь бы линкор целым и невредимым пришел и встал на якорь в Кольском заливе.

У капитан-лейтенанта Ланге, командира «У-711», учащенно забилось сердце, когда он увидел в окуляры перископа линкор. Это случилось на рассвете. Ветер стих. Волны уже почти не горбились и явно шли на убыль. Ланге ловко поворачивает перископ в другую сторону и видит: его лодка внутри походного ордера кораблей охранения и прямо на нее надвигается эсминец. Выпущенные торпеды не достигают цели, а «У-711» уходит на предельную глубину. Корабли сделают все, чтобы не допустить лодку к линкору. Выпустив торпеды, она надеялась, что эсминцы бросятся следом за ней, а тем временем другие лодки из «волчьей стаи» расправятся с линкором. Просчитались – нашим морякам знакомы эти штучки. Командир дивизиона эсминцев послал один эсминец преследовать «нахалку», а остальные продолжали выписывать вокруг «Архангельска» противолодочные зигзаги. 22 августа силы охранения потопили две немецкие лодки, одну из них («У-344») уничтожил эсминец «Дерзкий». Авиация Северного флота произвела 60 самолето-вылетов для поиска вражеских подлодок в районе перехода конвоя и 82 самолето-вылета для прикрытия его с воздуха.

«Секретно и лично от премьера И. В. Сталина премьер-министру г-ну У. Черчиллю.

Сегодня, 24 августа, утром благополучно прибыла из Англии в известный вам советский порт эскадра в составе линкора и восьми миноносцев, переданных Советскому Союзу Великобританией».

24 августа корабли, пройдя 1880 миль, отразив не одну атаку фашистских ВМС, вошли в Кольский залив и стали на рейде Ваенга. Вся операция заняла около четырех месяцев. Все наши моряки, от рядового до адмирала, показали высокое мастерство и отличные боевые качества.

СПРАВКА «ВПК»



Линкор – один из основных классов крупных боевых кораблей, предназначенных для уничтожения в бою кораблей всех типов. А также нанесения мощных артиллерийских ударов по береговым объектам.

В ходе Второй мировой войны линкоры использовались главным образом для защиты авианосцев и конвоев от кораблей противника и обеспечения десантных операций. Немцы использовали их в качестве рейдеров (пиратские действия на коммуникациях противника).

Водоизмещение полное – 33 500 т

Турбины Парсонс – 18 котлов

Полная скорость – 22 узла

Вооружение:

8 – 381-мм орудий

12 – 152-мм орудий

8 – 102-мм орудия

4 – 47-мм орудия

16 – 40-мм автоматов

8 пулеметов

Размеры:

длина – 191 метр

ширина – 31,3 метра

осадка – 8,7 метра


Полученные «во временное пользование» английские и американские корабли, отлично освоенные нашими моряками, исправно несли службу до конца войны. А когда 10 февраля 1947 года был подписан мирный договор с Италией, эти корабли возвратили в Англию и США, а 33 итальянских корабля пополнили Черноморский флот, в их числе и печально известный линкор «Джулио Чезаре» («Новороссийск»).

И хотя линкор «Архангельск» не сделал ни одного боевого выхода, он стал флагманом Северного флота, ядром сформированной эскадры. Флот был уже не таким, каким вступил в войну. Тогда здесь было несколько эсминцев, а теперь – уже целая эскадра. Это вызывало беспокойство фашистской Германии, не давало покоя Кригсмарине. Хотя линкор был символом в некотором роде, но эсминцы воевали и топили подлодки Деница: «Берген, 3 декабря. «У-387» из 13-й флотилии имела акустический контакт с русским эсминцем «Живучий» на подходах к Кольскому заливу. Лодка в Нарвик не возвратилась. Командующий ВМС группы «Норд».

Уже к середине 1944 года у Гитлера созрела мысль поссорить русских с томми и янки… Он потребовал от Деница, которому очень доверял, ответа на вопрос: «Столкнутся лбами русские со своими союзниками или нет?». Главнокомандующий ВМС заверил фюрера, что «яблоком раздора может стать гибель линкора «Ройял Соверин». С этого времени началась охота за линкором. На переходе морем не получилось.

В штабе Деница царило уныние: «Ах, Ланге, Ланге! Какую упустил возможность? Нанес удар – и впустую. Он мог стать третьим героем нации после Прина и Тизенхаузена. Линкор!.. Какую упустил возможность! Я рассчитываю, – продолжал Дениц, – что Петерс (командующий группой ВМС «Норд») перейдет к активным действиям. Я не знаю, кто потопит «Архангельск». Мне все равно. Я хочу, чтобы мои подводники сохранили лицо. Надеюсь, Годт, вы меня поняли?». «Да, гросс-адмирал. В ближайшее время я вам доложу план операции «День Х» – уничтожение «Архангельска» в Кольском заливе».

Активность немецких подводных лодок в конце 1944 – начале 1945 года на подходах к Кольскому заливу резко возросла, о чем свидетельствует в своих воспоминаниях адмирал Арсений Григорьевич Головко, командовавший СФ во время войны. Только за январь–апрель 1945 года флот сбросил на вражеские подлодки 6300 глубинных бомб, а самолеты – 250 тонн бомб. Три подлодки были потоплены, не менее 10, получив повреждения, вынуждены возвратиться на свои базы. Хотя подлодкам с «Биберами» (сверхмалые подводные лодки. – Прим. авт.) на борту и запрещалось ввязываться в боевое соприкосновение, они все-таки были обнаружены и атакованы противолодочными силами Северного флота. Три субмарины-носителя были засечены нашими разведчиками, а потом атакованы штурмовиками у мыса Нордкап в 8.30 5 января. Январское утро было холодным. «Вижу три цели. Подводные лодки незнакомой конфигурации. Приготовиться к атаке!» – сообщил комэск своим ведомым. На субмаринах заметили советские штурмовики. Лодки пошли на погружение. Но штурмовики успели атаковать их эрэсами и сбросили бомбы. Хотя атака длилась каких-нибудь 5–7 минут, она принесла свои плоды.

Об этом свидетельствует донесение командира группы «Биберов» капитан-лейтенанта Вердемана в штаб командующего боевой группой ВМС «Норд»: «Покорнейше прошу вас обратить внимание на следующий факт: дальнейшее следование особого отряда к побережью Кольского залива нецелесообразно…»

Подводные взрывы, вибрация лодок-носителей, которую свести до минимума не сумели, прорывы воды в корпусы «Биберов» при погружении, не поддающиеся ликвидации пары бензина и другие причины обрекли на провал тщательно спланированную и подготовленную операцию «День Х». Фашисты были вынуждены затопить «Биберы» (все-таки это было сверхсекретное оружие. – Прим. авт.), а лодки-носители вернуть на базу.

Через несколько лет после окончания Второй мировой войны в журнале «Маринер рундшау» (ФРГ) под рубрикой «20 лет назад» была опубликована хроника боевых действий военно-морских сил Третьего рейха, в которой говорилось: «05.01.45. Три германские подводные лодки, имея на палубе сверхмалые подводные лодки, вышли в море с задачей атаковать в Кольском заливе линкор «Архангельск» и корабли союзников. Задача не была выполнена». Короткая, без комментариев информация с честным признанием: «Задача не была выполнена».

Я привел этот малоизвестный факт из истории нашего флота в напоминание тем, кто принижает роль ВМФ СССР в Победе в Великой Отечественной войне, и тем, кто считает флот для России дорогой и ненужной игрушкой. Флот всегда был стержнем государственности и надежным защитником государственных интересов России.

Вадим КУЛИНЧЕНКО
капитан 1-го ранга, ветеран-подводник

Опубликовано в выпуске № 18 (284) за 13 мая 2009 года

Аватар пользователя Иван
Иван
24 июня 2016
а мой папа служил на линкоре Архангельск его призвали в 1944 году
Аватар пользователя Иван
Иван
24 июня 2016
а мой папа служил на линкоре Архангельск его призвали в 1944 году

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц