Версия для печати

Испытание митингом

Юнус-Бек Евкуров не должен использовать силу и не может выказать слабость
Шевченко Максим

Происходящие в Ингушетии волнения никоим образом нельзя называть чечено-ингушским конфликтом, как это пытаются сделать некоторые политические силы. Чеченцы и ингуши – братские народы.

Деление административных границ между республиками превращается в формальность, когда все живущие на этой земле знают, каким родам (тейпам) принадлежат те или иные территории. В силу того, что и чеченцы, и ингуши в результате сталинских репрессий потеряли свою землю, у них очень обострено чувство уважения к чужой собственности. И потому все, что сейчас происходит в Магасе, – это чисто внутриингушские события, попытка влиятельных родов отстранить от власти нынешнего президента – Юнус-Бека Евкурова. Родовитые ингушские фамилии, такие как Аушевы, Базоркины, Мальцаговы и другие, воспринимают Евкурова как пришедшего извне. Идут разговоры: он-де из Пригородного района, они свою землю потеряли, почему он нами правит?

Когда в республике было все плохо, личность Евкурова на президентской должности ни у кого вопросов не вызывала. Он решил задачу, поставленную перед ним Путиным: победил в республике терроризм, причем не только силой, но и личной храбростью и готовностью вести переговоры в любых условиях зачастую с реальной угрозой своей жизни. Вел себя как десантник, как разведчик, как человек, не знающий страха, и это импонировало ингушам. Он взял на себя ответственность, и тогда в республике мало кто хотел бы с ним эту ответственность разделить, все было непредсказуемо.

А сегодня, когда фактически терроризма в Ингушетии нет, бандподполья нет, но есть активное строительство и ощущение пришедшего на землю мира, желающие занять президентский пост появились. По сути это восстание влиятельных родов. Свою роль играет и конфликт Евкурова с поддерживающим антипрезидентскую оппозицию муфтием Исой Хамхоевым, человеком весьма статусным и влиятельным в республике. Поводом для митингов стало рассмотрение в Национальном собрании республики договора об административной границе между Ингушетией и Чечней – якобы подобный вопрос нужно было вынести на республиканский референдум. Но истинной причиной я вижу недавние события в Кабардино-Балкарии, где оппозиции формально удалось добиться ухода Юрия Кокова с поста президента республики. Раз получилось там, значит, можно и у нас. Но не будем забывать: ни одна республика Кавказа не похожа на другую, какие-то общие сценарии тут невозможны.

Не думаю, что протесты в Ингушетии приведут к отставке Евкурова. Хотя бы потому, что Александр Матовников, постпред президента в СКФО, имеет такую же серьезную военную биографию, как и Юнус-Бек Евкуров, и у них очень хорошие, дружеские отношения. Да и неправильно было бы уходить в отставку, это в первую очередь не в интересах ингушского народа. Если сейчас победит улица и будет избран новый президент Ингушетии, сразу же появятся следующие претенденты на власть, которые также возьмут на вооружение массовые беспорядки. Я бы предостерег Евкурова от желания решить проблему силовым путем – это станет тяжелейшей ошибкой, поскольку именно такого развития событий ожидает оппозиция. Надо говорить. Может быть, разговоры будут долгими и трудными, но их придется вести, привлекая к ним и президентского полпреда, и старейшин тейпов – как ингушских, так, наверное, и чеченских, обсуждать, убеждать и находить устраивающий всех компромисс.

Это та ситуация, когда нельзя проявить силу и нельзя показать слабость, в которой и Евкуров, и Матовников должны продемонстрировать добрую волю, готовность к демократическому решению проблемы. А лидерам оппозиции, желающим взять ответственность за будущее Ингушетии на себя, надо предложить действительно ответственные посты в руководстве республики.

Максим Шевченко,
политолог, телеведущий

Опубликовано в выпуске № 39 (752) за 9 октября 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц