Версия для печати

Скрытое оружие Эр-Рияда

Саудиты не боятся санкций за покупку С-400
Леонов Артем
Фото: РИА «Новости»

Саудовская Аравия выступает за территориальную целостность Сирии, памятуя об опасности своего раздела. Подтверждение такому предположению можно найти в словах чрезвычайного и полномочного посла КСА в Российской Федерации Раида Кримли.

Саудиты поддержат создание в Сирии коалиционного правительства, но не согласны признать доминирование там какой-либо великой державы или соседней страны, отметил дипломат на пресс-конференции в Москве. Территориальная целостность САР должна быть сохранена, здесь, подчеркнул посол, у нас общая позиция с Россией.

Что касается Ирана и Катара, в Эр-Рияде считают: Тегеран и Доха пока не отказались от поддержки экстремизма. То есть в отношении Исламской Республики и эмирата жесткая позиция королевства сохраняется, однако, похоже, в ней появились прагматичные аспекты.

По мнению саудовского посла, «Иран продолжает навязывать другим странам, особенно соседним, свою идеологию, пытаясь изменить там государственное устройство и поощряя раскол между ветвями ислама. Что особенно проявляется в Сирии, Ливане, Йемене, ряде стран Арабского (Персидского) залива». Это же, по оценке Кримли, привносит раздор в освободительное движение в Палестине, позволяя Тель-Авиву использовать политику Тегерана для ужесточения репрессий против мусульманского населения. Действия ИРИ, считает дипломат, на руку Израилю, усложняют мирное урегулирование палестинской проблемы.

Дипломат упоминал внешний фактор передела границ на Ближнем Востоке

Более того, саудовский посол обвинил Тегеран в подготовке взрывов и других терактов в королевстве и соседних странах. Прекращение подобной деятельности позволит перейти к нормализации отношений. Что тем более актуально, поскольку Саудовская Аравия и Иран являются важнейшими игроками в регионе и в ОПЕК.

Схожая позиция у Эр-Рияда по Катару. Дипломат подчеркнул, что эмират не выполняет обязательств по борьбе с экстремизмом, а на это «не могут не реагировать его партнеры по Совету сотрудничества арабских стран Залива». Ведь все еще имеются «факты катарской поддержки экстремистских групп». Если же Доха окончательно перейдет к эффективному противодействию экстремистам, полная нормализация отношений с Катаром не задержится.

На вопрос о взаимоотношениях Дохи и Тегерана саудовский посол не ответил. Хотя именно у Катара в сравнении с другими арабскими странами Залива наиболее тесные связи с Ираном. Вдобавок Исламская Республика и эмират все активнее осваивают сопредельное морское газовое месторождение «Норд Филд-Южный Парс», одно из крупнейших в мире.

Тегеран с Дохой, по всей видимости, сплачиваются, дабы поколебать решающую роль Эр-Рияда на Аравийском полуострове. Что и понуждает саудовцев быть прагматичными в отношении этого альянса. В КСА всерьез опасаются «содружества» Катара с Ираном, если прессинг на Доху будет усилен. Кстати, ее смычка с Анкарой уже произошла: в эмирате с 2016 года размещается турецкая военная база, действует договор (заключенный в 2014-м) об укреплении экономического и военно-политического сотрудничества.

Вместе с тем газопроводный проект Катар – КСА – Ирак – Сирия – Турция – Европа (с вариантом КСА – Иордания – Сирия) с повестки дня не снят.

Тем временем саудовский посол на Бахрейне Абдалла Аль Шейх заявил, что в 2021 году завершится строительство моста Дамам – Манама длиной 25 километров. Он свяжет КСА с островным государством. Ранее это сооружение планировалось направить через Катар, но напряженность, возникшая в отношениях Эр-Рияда с Дохой, вынудила изменить проект.

Отвечая на вопрос о возможной продаже Саудовской Аравии российских зенитных ракетных комплексов С-400, Кримли уверенно заявил, что США не введут санкций против королевства. Видимо, такая убежденность обусловлена тесными военно-политическими связями Эр-Рияда с Вашингтоном. И тем, что такие поставки, если они состоятся, не будут решающим фактором обороноспособности.

Дипломат не единожды упоминал внешний фактор передела границ ближне- и средневосточных государств по образцу британско-французского соглашения Сайкс-Пико (1916) о разделе Османской империи. Причем посол дал понять, что не исключена реинкарнация такого плана в отношении КСА.

Насчет Палестины Кримли был предельно конкретен: «Восточный Иерусалим должен стать столицей полноценного арабского государства в Палестине (АГП) с возвращением туда беженцев и их потомков». Но предпочел не уточнять: идет ли речь о границах АГП, оказавшихся таковыми в ходе шестидневной войны в 1967 году, о его первоначальных рубежах, определенных ООН 29 ноября 1947-го, или о кордоне по демаркационным линиям Израиля 1949–1950-го с его арабскими соседями. Ничего не сказал дипломат и о возможности повторного арабского нефтяного эмбарго против стран, потворствующих политике Тель-Авива.

В общем, Эр-Рияд, сохраняя союзнические контакты с Вашингтоном, стремится проводить более прагматичную политику в регионе. А конфронтация с Катаром объясняется еще и нефтегазоэкспортным фактором. В кулуарах пресс-конференции некоторые Саудовские представители отмечали, что Эр-Рияд заинтересован в возобновлении работы трансаравийского нефтепровода к портам Ливана (Сайда, Триполи) через юг Сирии. Но есть конкурирующий проект – планируемая катарская труба через центральную часть САР, а далее в Турцию и Грецию-ЕС. И Эр-Рияд едва ли потерпит соперника своему сирийскому транзиту.

Опубликовано в выпуске № 39 (752) за 9 октября 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц