Версия для печати

Лошадиные силы саперов

При нехватке наганов воевали лопатами
Чуприн Константин

Действительно тяжелый и самоотверженный, зачастую под вражеским огнем ручной труд саперов был реальностью страшной войны. Нехватку или почти полное отсутствие техники компенсировали массовостью использования живой силы.

Недаром в конце 1941-го были созданы несколько саперных армий, задачей которых стало строительство полевых укреплений на подступах к городам. Минимальную оснащенность входивших в состав таких армий бригад машинами и механизмами поступившая по мобилизации строительная техника не восполняла. Ее имелось крайне мало, из-за чего так и не состоялось развертывание первоначально предусмотренных по штату отрядов механизации работ. А с собственно оружием и вовсе была беда. Обеспеченность им составляла пять процентов, не хватало даже наганов для командиров, а уж о винтовках и говорить не приходится. У солдат саперных армий попадался такой антиквариат, как японские «Арисака» периода Первой мировой и даже совершенно музейные однозарядные экземпляры системы Крнка, применявшиеся еще во время Русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Это понятно: саперные армии использовались все-таки не на передовой, а в прифронтовом тылу, хотя одна из них – 8-я была задействована и в оборонительных сражениях на южном фланге советско-германского фронта.

Саперные танки СТ-26 с мостом грузоподъемностью 14 тонн участвовали в войне с Финляндией 

Во время войны Красная армия потеряла примерно 10 тысяч единиц инженерной техники, и значительная часть приходится на 1941 год. Может показаться парадоксальным, но это говорит и о степени механизации советских инженерных войск в предвоенный период.

Изыскания в области совершенствования военно-инженерной техники начались еще в 1919-м, когда приказом Реввоенсовета РСФСР № 1598/329 от 6 октября при Главном военно-инженерном управлении был создан Военно-инженерный полигон (впоследствии – НИИ инженерной техники РККА, затем 15-й ЦНИИ им. Д. М. Карбышева Министерства обороны СССР). Здесь и были сосредоточены основные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по этой части. Поскольку соответствующая техническая база, доставшаяся от царской армии, оставляла желать лучшего, на первом этапе для нужд полигона закупили немало зарубежных образцов – от лесопильных рам до дорожно-землеройных машин.

Для механизации инженерных войск начали использоваться первые отечественные колесные тракторы «Фордзон-Путиловец» (копии американских «Фордзон-F»). Они служили тягачами разных прицепных устройств. Хорошим подспорьем для создания инженерных механизмов на самоходной тяге стало поступление от Челябинского тракторного завода с начала 30-х годов карбюраторных гусеничных тракторов типа С-60 («Сталинец-60»), являвшихся аналогом американского «Катерпиллера-60», а затем дизельных С-65. Цифровые индексы в их обозначениях указывали на мощность в лошадиных силах – приличную по тем временам.

На базе челябинских «Сталинцев» и в сцепе с ними были созданы бульдозеры, войсковые кусторезы, снегоочистители, прицепные тракторные корчеватели, рипперы (зубчатые бороны), тракторные лопаты, буксируемые лотковые канавокопатели, плужные траншеекопатели КВ-2 и КВ-3, универсальные плуги-окопокопатели, грейдеры (легкие ГЛ, средние ГС и тяжелые ГТ), дорожные утюги и катки. Имелись также катки, буксируемые трехтонкой ЗиС-5, и на этом же шасси – автомобильные снегоочистители и оригинальные укладчики дорожной ленты.

О производительности новой техники говорит тот факт, что траншеекопатель, за час прокладывавший полуторакилометровую траншею, заменял 600 бойцов. А это пара батальонов.

В то же время часть инженерной техники имела конную тягу, в частности деревянные канавокопатели (они применялись для очистки, а не для отрывки канав), одноконные лопаты-волокуши и пароконные ползунковые лопаты.

Перед самой войной на вооружение были приняты специальный грейдер СПГ и большегрузный скрепер СБ. Кроме того, началось поступление в войска экскаваторов – многоковшового траншейного МК-1 и одноковшового М-1-ДВ «Комсомолец», но их успели поставить очень мало.

Мостостроительные части РККА, кроме ручных копров (при команде 25–30 саперов они обеспечивали забивку одной сваи в час), располагали металлическими разборными копрами с пневмомолотами. Такие копры, превосходившие ручные по производительности в 10 раз, собирались двумя саперными отделениями за час и устанавливались на двух надувных лодках. Довольно широкое распространение получил различный пневмоинструмент – лопаты, бурильные молоты, отбойные и клепальные молотки, сверлильные машины. Сжатый воздух подавался от прицепных (КСТ-6) и самоходных компрессоров, установленных на автомобилях ЗиС-5 (СКС-36) и ЗиС-6 (АКС-6). Самоходные грузоподъемные машины были представлены трехтонными АКМ «Январец» (на шасси ЗиС-6) и двухтонными тракторными кранами.

Для облегчения, а главное – для ускорения лесозаготовительных работ саперные части получили мотопилы МП, цепные и дисковые ручные электропилы и электрорубанки. Да что там – в РККА в 30-е годы появились даже электрические торцевые ключи-отвертки.

Для приведения в действие этого имущества и обеспечения освещения в полевых условиях электротехнические части инженерных войск оснащались мобильными электростанциями, например АЭС-3 на двух автомобилях ЗиС-5. При мощности 15 киловатт она генерировала переменный ток напряжением 133/230 вольт. Наиболее мощной (30 кВт) была АЭС-4 корпусного и армейского звена. В распоряжение саперов поступила даже такая экзотика, как АЭ-1: прицепная колесная поражающая электростанция высокого напряжения (до 1500 В) для инженерных заграждений. В походе она транспортировалась в кузове трехосного грузовика ЗиС-6.

Понтонные части располагали автомобильными тяжелыми парками Н2П, позволявшими формировать понтонно-мостовые переправы грузоподъемностью до 60 тонн, и легкими НЛП (до 16 т), основными транспортными машинами для которых служили ЗиС-5. Н2П и НЛП к началу войны (а их имелось 45 и 27 комплектов соответственно) по грузоподъемности превосходили любые зарубежные понтонные парки аналогичных классов. Кроме того, на снабжении РККА имелись понтонные парки МдПА-3 на надувных лодках А-3. Они тоже могли перевозиться на автомобилях, но чаще для этого использовалась конная тяга. Наконец в 1939 году создали железнодорожный спецпарк СП-19.

Чего у довоенной РККА не было, так это инженерных транспортеров для форсирования рек и озер при многочисленности легких плавающих танков Т-37А и Т-38.

Попытки широко оснастить РККА танковыми мостоукладчиками к успеху не привели. Первыми из них, поступившими в войска в количестве 64 машин в составе опытной партии, стали саперные танки СТ-26 с мостом грузоподъемностью 14 тонн (на базе Т-26). Испытания сочли в целом неудачными, хотя несколько СТ-26 даже участвовали в войне с Финляндией. Там же, на Карельском перешейке прошел боевые испытания и мостовой танк СБТ на базе легкого БТ-2. На вооружение, однако, он так и не поступил. Более совершенным оказался мостоукладчик (инженерный танк) ИТ-28 на базе Т-28, способный обеспечить пропуск через рвы и овраги тяжелых Т-35 и КВ-1. Его даже приняли на вооружение в 1940-м, но запланированный на следующий год серийный выпуск так и не состоялся.

Должное внимание уделялось разработке для войск средств полевого водоснабжения. В 30-е годы армия получила самоходные буровые установки АБВ-1-100 и РА-100 (на шасси ЗиС-6), водоочистные станции АФС-5000 (ЗиС-5), фильтры ТУФ-200 и УНФ-30, а также пневмоклапанные установки для водоснабжения долговременных оборонительных сооружений.

К началу Великой Отечественной инженерные войска РККА по общей технической оснащенности как минимум не уступали вермахту, а уж остальным зарубежным армиям тем более. Однако в результате огромных потерь 1941 года главными штатными средствами наших саперов для полевой фортификации и мостостроительства (не путать с наведением понтонных переправ) стали принадлежности обычного шанцевого инструмента.

Однако промышленность продолжила, даже в условиях огромной потребности прежде всего в военной технике и боеприпасах, производство средств инженерного вооружения и внедрение в серию новых его образцов (например понтонных парков ДМП-41, ДМП-42 и ТМП).

Опубликовано в выпуске № 40 (753) за 16 октября 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...