Версия для печати

Бой Макгрегора–Нурмагомедова как конфликт цивилизаций

Разграбление Константинополя продолжается
Ходаков Игорь

Какое, спрашивается, отношение к геополитике имеет устроенная Хабибом Нурмагомедовым и спровоцированная Конором Макгрегором драка после прошедшего 7 октября боя за титул чемпиона мира в легком весе UFC. На мой взгляд – самое прямое. Перед нами, если угодно, – конфликт цивилизаций в миниатюре.

Да, подобного рода состязания давно превратились в шоу, причем не только в ММА, но и в боксе. Достаточно вспомнить постоянные оскорбления, в том числе за гранью дозволенного, со стороны легендарного Мохаммеда Али в адрес столь же прославленного Джо Фрейзера, накануне жуткого – без преувеличения – боя: «триллера» в Маниле 1 октября 1975 года. Напомню, что незадолго до поединка Али даже целился в соперника из пистолета (позже выяснилось – игрушечного), и как потом признался сам боксер – ради рекламы. Однако Фрейзер долго не мог простить обиды. 

 

В прошедшем состязании, слава Богу, обошлось без оружия, но еще до боя Конор набросился… на автобус с Хабибом и его командой, какой-то тележкой разбил стекло, ранив двух человек. В общем-то, подобное поведение – часть шоу. И во многом благодаря эпатажному поведению ирландца дагестанский боец стал известен далеко за пределами мира единоборств. 

 

Но не все так просто; точнее – дело не только в рекламе и устроенном на поединке шоу. Проблема в том, что Макгрегор – человек секулярной западной постхристианской культуры, в которой не существует понятия священного, следовательно – нет табуированных тем. Нурмагомедов, по его собственным словам, исповедует ислам суннитского толка; миросозерцание принципиально иное и подразумевает сакральное пространство, которого касаться нельзя, даже в формате мероприятия, приносящего миллионный доход. Речь, в первую очередь, о религии, национальности и родителях. 

 

Однако именно здесь Конор отметился, что называется, по полной. Он позволил себе оскорбления в адрес отца Хабиба – Абдулманала; публично делал хамские высказывания в отношение дагестанцев, культура которых носит ярко выраженный мужской характер и основана на богатой воинской традиции. Достаточно сказать, что представители этого народа составляли элитные подразделения российской Императорской армии. Вспомним, к примеру, Дагестанский конный полк, укомплектованный исключительно добровольцами (горцы официально не призывались на службу). 2 и 3-й Дагестанский конно-иррегулярные полки отлично зарекомендовали себя в Русско-турецкой войне 1877 – 1878 годов, а в Русско-японскую 2-й Дагестанский полк прославился храброй атакой у деревни Линдангау. Поэтому, без сомнения, реакцию дагестанцев – и Хабиба лично – на публичное их унижение со стороны ирландца предугадать было нетрудно. Наконец, Конор унизил религиозные чувства Нурмагомедова, предложив на пресс-конференции выпить виски. 

 

Кстати, в одном из интервью Конор заявил об уважении им всех религий, включая ислам. Да и сами ирландцы традиционно исповедуют католичество и представляют собой, быть может, одну из самых набожных наций в Европе. Вероятно, причиной столь, мягко говоря, некорректных выпадов Макгрегора по отношению к сопернику стала личная ненависть. Сам ирландец прямо об этом говорит. Тем не менее, действия Конора, даже откровенно провокационные, думаю, во многом скоординированы его штабом, в том числе имиджмейкерами. Ведь скандальная репутация – один из источников прибыли. В том числе для команды Макгрегора, а не только для него одного.

 

Что примечательно: в западных СМИ претензии – в основном к дагестанцу. Похоже, там попросту не понимают причины столь нестандартного поведения со стороны обычно сдержанного и спокойного Хабиба. Исключений немного, одним из них стал другой чемпион UFC – Дэниел Кормье, выразившийся незамысловато, но вполне доходчиво для европейского обывателя: «Это просто другая культура, чуваки». 

 

Правда, проблема как раз в том, что «чуваки» в Старом Свете, пожалуй, со времен позднего Средневековья признают только свою культуру, а во всем остальном видят нечто примитивное, не заслуживающее ни внимания, ни уважения. Вряд ли ошибусь, если скажу, что начало подобному отношению положили крестоносцы, разграбившие, в 1204-м, Константинополь. Именно с этого момента и нужно говорить о подлинном разделении католиков и православных, а не привязывать раскол Церквей к очередному и далеко не первому конфликту римского папы и константинопольского патриарха в 1054 году.

Объединение Ирана и России жизнеспособно, если наша страна вернется к традиционным ценностям

 

 

Далее «отметились» испанские конкистадоры, варварски уничтожавшие культурные ценности ацтекской и перуанской империй. Хотя, бесспорно, с точки зрения монотеиста, первая была сатанинской державой с ее чудовищными, по масштабам и жестокости, человеческими жертвоприношениями. Но, повторю, это не оправдывает варварского уничтожение индейской культуры, которую испанцы таковой и не считали.

 

 В XVIII веке британцы завоевали Индию, то есть стали хозяевами древнейшей цивилизации. И что? Знаменитый религиозный деятель Шрила Прабхупада не без оснований как-то заметил: «Их (британцев – И.Х.) политика была направлена на убийство индийской культуры». В следующем столетии Опиумные войны привели «цивилизованных» и «высококультурных» англичан и французов в Пекин. 1860 год. Дальнейшее хорошо известно – разграбление летнего императорского дворца.

 

 Десятилетиями раньше Александр I сделал все от него возможное, чтобы спровоцировать Наполеона на войну, и в результате европейцы явили себя «во все красе» на улицах древней русской столицы, особенно в храмах московского кремля, что, к слову, весьма контрастировало с поведением наших войск в Париже. 

 

Ушедшее столетие продемонстрировало не только крайнюю жесткость западного мира, но и его варварское отношение к религиозным и культурным памятникам иных цивилизаций. Это и бомбардировки американцами и их сателлитами сербских древних храмов и монастырей, с кощунственными надписями на бомбах «Счастливой Пасхи», уничтожение мародерами музеев в Ираке, причиной чего стала агрессия США. Хотя только ли мародеры топтались по бесценным артефактам древности, перемешанным с битыми стеклами музеев? По словам бывшего сотрудника Госдепа Питера ван Бюрена, американцы также уничтожали древнейшие памятники культуры Месопотамии. 

 

А рядом с покоренным Ираком находится Иран – также родина древнейшей цивилизации. Достаточно вспомнить возникший в горах Загроса еще в III тысячелетии до Рождества Христова Элам. Иран самим своим существованием, думаю, не дает спокойно спать некоторым американским «ястребам», мечтающим его демократизировать по примеру Ирака и Ливии. Если Соединенным Штатам это удастся, судьба древнейших памятников уникальной персидской культуры, равно как и шиитской, окажется весьма печальной. 

 

Замечу, что уже не раз писал о необходимости объединения усилий России и Ирана в деле противостояния секулярному постхристианскому миру, пытающемуся, под эгидой США, утвердить свое господство на Ближнем Востоке. Но это объединение может быть, в долгосрочной перспективе, жизнеспособно, если наша страна вернется к традиционным ценностям, некогда определявшим ее цивилизационный код, в основе которого православная и исламская парадигмы мышления, бывшие фундаментом как Московской Руси, так и Золотой Орды, а с XV века – государств, возникших на ее обломках. Причем это касается и людей, к религии индифферентных, но получивших воспитание в определенной системе нравственных ориентиров – скажем, о советском кинематографе нередко говорили, что он подспудно пропагандирует христианские ценности. 

 

Разумеется, говоря о возможной перспективе более тесного сближения Москвы и Тегерана, я также принимаю во внимание тот факт, что у обеих стран общие, в том числе, экономические интересы, равно как и в значительной степени идентичные стратегические цели на Ближнем Востоке. 

 

Еще нюанс: Хабиб публично извинился за свое поведение; Конор же этого делать не собирается, что вполне в европейском духе. Западный мир не сожалеет о совершенных им преступлениях – ни в Югославии, ни в Ливии, ни в Ираке, ни в Сирии. Вспоминается, как американцы сбили иранский лайнер в 1988-м. Тогда среди погибших оказалось 65 детей. За совершенное преступление Вашингтон не только отказался покаяться, но и наградил командира крейсера Vincennes, сбившего гражданский самолет, орденом «Легион почета». А Буш старший прямо завил: «Я никогда не буду извиняться за Соединенные Штаты, несмотря ни на какие факты». 

 

Возможно, кто-то увидит в сравнении катастрофы 30-летней давности в небе над Персидским заливом и поведением ирландца натяжку. Готов с этим согласиться, но все же в этих двух случаях выражено отношение евро-атлантического мира к иным культурам, да и к жизням – тоже. 

 

В завершение – о помянутом бое Али и Фрейзера. Только в 2002-м первый нашел в себе силы извиниться. Произойдет ли примирение между Конором и Хабибом – покажет время; во всяком случае ирландец недвусмысленно заявил: «Война продолжается». Но вот вопрос: врагом Макгрегора остается лично Хабиб или, в том числе, и исповедуемая им система ценностей? Возьму на себя смелость предположить, что от ответа на этот вопрос зависит сама возможность, в перспективе, мирного сосуществования между двумя цивилизациями. Ведь они состоят из людей, таких как Конор Макгрегор и Хабиб Нурмагомедов, которые, к тому же, являются примером для тысяч соотечественников, а дагестанский боец – и для единоверцев.

 

Игорь Ходаков, кандидат исторических наук

 

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц