Версия для печати

Он не проклинал своей судьбы

Гончаров Александр
11 сентября исполнилось 130 лет со дня рождения Феликса Эдмундовича Дзержинского. Многим нашим согражданам он больше известен как создатель и председатель ВЧК-ОГПУ. Но нельзя забывать, что он был еще и профессиональным революционером, неоднократно арестовывался, в общей сложности провел 11 лет в ссылке, тюрьмах и на каторге, заболев туберкулезом и надорвав свое сердце.


ЛЮБУЮ СТРАНИЦУ В БИОГРАФИИ Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКОГО МОЖНО СЧИТАТЬ ГЕРОИЧЕСКОЙ


11 сентября исполнилось 130 лет со дня рождения Феликса Эдмундовича Дзержинского. Многим нашим согражданам он больше известен как создатель и председатель ВЧК-ОГПУ. Но нельзя забывать, что он был еще и профессиональным революционером, неоднократно арестовывался, в общей сложности провел 11 лет в ссылке, тюрьмах и на каторге, заболев туберкулезом и надорвав свое сердце.
{{direct_hor}}

Ф.Э. Дзержинский.
Фотоархив "ВПК"
В Советской России Дзержинский, оставаясь бессменным председателем ВЧК-ОГПУ, возглавлял наркоматы внутренних дел, путей сообщения, был председателем Высшего совета народного хозяйства, возглавлял многие партийные и правительственные комиссии, являлся членом ВЦИК РСФСР и ЦИК СССР, занимал высокие посты в компартии. Кроме этого, с 1921 г. он был председателем Комиссии по улучшению жизни детей при Всероссийском Центральном исполнительном комитете, а фактически боролся с детской беспризорностью. Высокие личные качества Дзержинского, неподкупность, бескорыстное служение "красной идее" признавали даже непримиримые враги новой власти.

"НА ВЕЧНОЕ ПОСЕЛЕНИЕ"

Он родился в имении Дзержиново Ошмянского уезда Виленской губернии (ныне Столбцовский район Минской обл.). Был четвертым из восьми детей польского мелкопоместного дворянина Эдмунда-Руфина Иосифовича Дзержинского и Елены Игнатьевны Янушевской (дочери профессора Петербургского университета). Богатыми помещиками Дзержинские не были - к рождению Феликса у них осталась лишь усадьба да 92 десятины земли. В этой семье дети воспитывались не только в католическом духе, но и в духе борьбы за независимость Польши. В 1922 г., когда Дзержинский был уже главой ВЧК, он так писал о своих детских патриотических чувствах: "Еще мальчиком я мечтал о шапке-невидимке и уничтожении всех москалей".

"В 1894 г., будучи в 7-м классе гимназии, вхожу в социал-демократический кружок саморазвития; в 1895 г. вступаю в литовскую социал-демократию и, учась сам марксизму, веду кружки ремесленных и фабричных учеников. Там меня в 1895 г. и окрестили Яцеком", - писал он в автобиографии. Чтобы посвятить себя партийной работе, он ушел из последнего класса гимназии, закончив его с двумя двойками - по греческому и русскому языку. В начале 1897 г. Дзержинского направляют как агитатора и организатора в Ковно (ныне Каунас). Уже во второй половине 1897 г. его арестовывают и высылают в Вятскую губернию. В 1899 г. он бежит оттуда и возвращается в Вильно.

В 1900 г. Дзержинский вошел в организационный центр СДКПиЛ (Социал-демократия Королевства Польского и Литвы), но следует новый арест в этом же году, ссылка в Сибирь, побег, встреча с Лениным за границей, избрание членом ЦК РСДРП. В годы первой русской революции Юзеф (новое подпольное имя, которое он взял себе) организовывал забастовки рабочих, вел агитационную работу в войсках. В партии о 25-летнем Юзефе с самого начала ходили легенды, говорилось о его аскетизме, непреклонности. "Не смей ему напоминать об отдыхе, еде, не заикайся о том, чтоб отказался от выступления, обругает, не послушает", - писал о нем современник.

По его инициативе в 1906 г. СДКПиЛ объединилась с РСДРП, сохранив организационную самостоятельность. В этом же году новый арест и новый побег. Затем снова арест в апреле 1908 г. и в конце 1909 г. - суд, лишение всех прав состояния и ссылка "на вечное поселение" в Сибирь. Однако Дзержинский опять бежит, едет за границу, поселяется в Кракове и продолжает революционную деятельность.

В 1907-1912 гг. Дзержинский работает в составе ЦК РСДРП. В 1912 г. переезжает в Варшаву, но 1 сентября его арестовывают, судят за побег с поселения и присуждают к трем годам каторги. В 1916 г. еще раз судят за партийную работу периода 1910-1912 гг. и прибавляют шесть лет каторги. В своих дневниках Дзержинский пишет как-то спокойно и даже отрешенно: "Тюрьма лишила меня очень многого... Но я не проклинаю ни своей судьбы, ни многих лет тюрьмы, так как знаю, что это нужно для того, чтобы разрушить другую тюрьму, которая находится за стенами этого ужасного павильона".

"ЭТО БЫЛ ФАНАТИК"

Из Бутырской каторжной тюрьмы в Москве Дзержинского освобождает Февральская революция 1917 г. На VI съезде партии в июле-августе он входит в ЦК, становится одним из руководителей организационной и военной работы. В октябре доказывает необходимость скорейшего свержения Временного правительства и передачи власти Советам. Избирается членом Военно-революционного партийного центра по руководству восстанием.

24 октября по поручению ЦК партии осуществляет контроль за почтой и телеграфом. Вечером того же дня руководит операцией по захвату Главного телеграфа. "В Октябрьской революции, - писал он в автобиографии, - принимаю участие как член Военно-революционного комитета, а затем, после его роспуска, мне поручают сорганизовать орган борьбы с контрреволюцией - ВЧК".

Начался сложнейший период в жизни Дзержинского. В России царили полный хаос и безвластие. Кроме того что со всех концов страны поступали сообщения о контрреволюционных заговорах и убийствах представителей новой власти, фактах саботажа и диверсий, жизнь городов и сел оказалась во власти бандитских шаек, уголовников, анархистов. Они устраивали пьяные дебоши в общественных местах, грабили квартиры, магазины, банки, среди белого дня убивали людей. Только в Москве банды завладели 26 особняками. Чекисты обратились к москвичам с просьбой помочь в наведении порядка в городе. И народ откликнулся. 12 апреля 1918 г. "черная гвардия", засевшая в особняках, была разоружена. Дольше всех сопротивлялся "дом анархии" (ныне это здание известного театра "Ленком").

Дзержинский, возглавляя ВЧК, добивался преобразования ее из гражданского учреждения в централизованную военную организацию, основанную на единоначалии, системе боевых приказов. (В сентябре 1920 г. сотрудники ВЧК были приравнены в своих правах к военнослужащим Красной Армии.)

Николай Бердяев, которого допрашивал Дзержинский, оставил его портрет: "Он произвел на меня впечатление человека вполне убежденного и искреннего. Думаю, что он не был плохим человеком и даже по природе не был человеком жестоким. Это был фанатик. По его глазам он производил впечатление человека одержимого. В нем было что-то жуткое... В прошлом он хотел стать католическим монахом, и свою фанатическую веру он перенес на коммунизм".

6 июля 1918 г. в ходе мятежа левых эсеров председатель ВЧК лично пошел на переговоры с мятежниками и был ими арестован. Но таковы были магия личности и авторитет этого человека, что вскоре он был отпущен из "революционной солидарности". В то же время Дзержинский считал себя лично ответственным за то, что ВЧК не смогла предотвратить мятеж и своевременно подавить его. Поэтому 8 июля он по собственной просьбе был освобожден от должности председателя ВЧК, но уже 22 августа 1918 г. восстановлен.

Когда страна погибала от голода, Дзержинский стал "главным маршалом хлебного корпуса". С отрядом чекистов, насчитывающим всего 40 человек, он отправился в урожайную в тот (1919-й) год Сибирь на заготовку продуктов, и через три месяца голодающие Центра и Поволжья получили 23 млн. пудов хлеба и 1,5 млн. пудов мяса. Когда страна погибала от сыпняка, Дзержинский возглавил комиссию по борьбе со страшной эпидемией, "способной погубить Республику Советов". Он организовал снабжение медикаментами, помогал и содействовал в работе медперсоналу, развернул антитифозную профилактику.

С августа 1919 г. Дзержинский одновременно возглавлял Особый отдел ВЧК (военная контрразведка), а с ноября 1920 г. - и охрану границ. С октября 1919 г. он председатель Военного совета войск ВОХР, с ноября 1920 г. - войск ВНУС (внутренней службы). Во время войны с Польшей, в 1920 г., Дзержинский как член Польского ревкома был направлен на Западный фронт.

После Гражданской войны страна лежала в полной разрухе. Железнодорожный транспорт, эта кровеносная система страны, парализован, железные дороги зарастали травой. Отсутствовали самые необходимые товары и продовольствие, в стране начался голод. Хозяйственная разруха привела к тяжелым политическим последствиям. По ряду мест Тамбовской губернии, Украины, Дона, Сибири прокатились мятежи и восстания. Создалась угроза самому существованию Советской власти. Новая обстановка требовала иных форм и методов работы ВЧК.

"Внешних фронтов нет, - писал Дзержинский в приказе ВЧК от 8 января 1921 г. - Острый период Гражданской войны закончился, но он оставил тяжелое наследие - переполненные тюрьмы... Надо разгрузить тюрьмы и зорко смотреть, чтобы в них попадали только те, кто действительно опасен Советской власти...". В 1922 г. он заявил: "Закончилась война, теперь нам нужно особенно зорко присматриваться к антисоветским течениям и группировкам, сокрушить внутреннюю контрреволюцию, раскрыть все заговоры низверженных помещиков, капиталистов и их прихвостней". Именно тогда родилась его ставшая крылатой фраза - "чекистом может быть человек с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками".

В 1922 г. Дзержинский получил директиву Ленина "продолжить неуклонно высылку активной антисоветской интеллигенции (и меньшевиков в первую очередь) за границу". Но вчитаемся внимательно в строки документов: "Надо помнить, что задачей нашего отдела должна быть не только высылка, а содействие выпрямлению линии по отношению к спецам, т.е. внесение в их ряды разложения и выдвижение тех, кто готов без оговорок поддерживать Совет[скую] власть". А вот выписка из протокола №1 заседания Комиссии под председательством Дзержинского "по пересмотру ходатайств об отмене высылки лиц, о которых соответствующими учреждениями делались заявления об оставлении на местах" от 31 августа 1922 г.: "На основании его личного письма к тов. Дзержинскому, в котором он уверяет в своей лояльности к Сов. власти, и ходатайства тов. Богданова от высылки освобожден"; "Юровского, как крупного спеца-финансиста, решено оставить для работы в Москве. Высылка за границу отменена"; "Ввиду тяжелой болезни, угрожающей смертью (последняя стадия туберкулеза), высылка за границу отменена". За всем этим стоит не прекраснодушное отношение к тем, кто не принял Советскую власть, но трезвый расчет - стремление по возможности удержать высококвалифицированных специалистов и поставить их знания и опыт на службу новой России.

Дзержинский сохранился в народной памяти как организатор борьбы с беспризорностью, возглавляя "Деткомиссию ВЦИК". За первые два года ее деятельности (1921-1922 гг.) только в Поволжье получили питание и одежду 5 млн. детей, 150 тыс. были эвакуированы, 200 тыс. приняты на содержание Красной Армии, профсоюзных и крестьянских организаций, в детских домах воспитывалось около 540 тыс. детей.

Теперь мало известно о Дзержинском как организаторе народного хозяйства. Он работал наркомом путей сообщения, а позже - председателем Высшего совета народного хозяйства СССР. И это при сохранении за ним постов наркома внутренних дел, председателя ВЧК-ГПУ-ОГПУ. Трудиться приходилось в крайне сложных условиях. А Дзержинский справедливо считал, что "пока у нас не будет стальных машин по последнему слову науки, нам придется перебиваться с капусты на квас", и постоянно искал источники накопления средств для роста промышленного производства, прежде всего за счет ликвидации "чудовищной" бесхозяйственности в сфере производства. Настаивал на проведении политики удешевления всех изделий, что привело бы к поднятию покупательной способности рубля. Требовал продуманной налоговой политики, реализации неликвидных оборотных средств, введения строжайшего режима экономии. Он критиковал политику "вздутия цен", проводившуюся топливными и некоторыми другими хозяйственными органами. Он считал это "величайшим надувательством", потому что даже "сокращение цен на 10% вызовет увеличение спроса на 20-30-40%". Не в увеличении цен, а в борьбе с бесхозяйственностью, в улучшении организации производства Дзержинский видел источник увеличения "средств на производство".

Он считал целесообразным наряду с подъемом государственной промышленности обеспечивать развитие кустарного производства, особенно кооперативного. По инициативе Дзержинского организовывались акционерные общества и смешанные предприятия с привлечением иностранного капитала, создавались условия для деятельности частных торгово-промышленных предприятий.

Наряду с "изысканием внутренних резервов" Дзержинский не исключал возможности получения внешних займов, но связывал это с развитием отечественной экономики, с укреплением ее независимости от иностранного капитала: "Мы этот заем получим только тогда, когда будем вести линию самостоятельного развития, самостоятельных усилий, и только при этой линии этот заграничный заем не будет для нас кабалой". Он выступал против свертывания экономических связей с заграницей: "Я не являюсь противником ввоза вообще, но не должен тормозить и ослаблять наш собственный здоровый и необходимый рост. Без быстрого и достаточного развития нашего собственного производства мы будем обречены на то, что заграница будет бить нас более дешевыми ценами".

К 1926 г. народное хозяйство СССР фактически было восстановлено. По основным показателям оно вышло на уровень 1913 г. и по ряду из них даже превзошло его. То есть за неполные четыре года, после двух разрушительных войн экономика страны под руководством Дзержинского фактически поднялась до уровня самого благополучного периода царской России.

"Я СО ВСЕМИ ВОЮЮ"

На посту председателя ВСНХ Дзержинский неизменно был сторонником введения рыночных цен, прекращения давления на крестьянство, что привело его к глубокому конфликту с Зиновьевым и Каменевым. С середины 20-х гг. он фактически был в оппозиции к группировке Сталин-Зиновьев-Каменев, хотя и активно боролся со всеми оппозиционерами, стремясь сохранить единство партии. Это было одной из причин его молчания на высоких партийных форумах, хотя свое мнение он выражал в частных письмах и беседах. Так, 3 июля 1926 г. он писал В.В. Куйбышеву: "Я всем нутром протестую против того, что есть. Я со всеми воюю. Бесплодно. Ибо я сознаю, что только партия, ее единство могут решить задачу, ибо я сознаю, что мои выступления могут укрепить тех, кто наверняка поведет и партию, и страну к гибели, то есть Троцкого, Зиновьева, Пятакова, Шляпникова. Как же мне, однако, быть? У меня полная уверенность, что мы со всеми врагами справимся, если найдем и возьмем правильную линию в управлении на практике страной и хозяйством, если возьмем потерянный темп, ныне отстающий от требований жизни. Если не найдем этой линии и темпа, оппозиция наша будет расти и страна тогда найдет своего диктатора - похоронщика революции, какие бы красные перья ни были на его костюме...".

20 июля 1926 г. после выступления на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) Дзержинский умер от сердечного приступа.

Александр ГОНЧАРОВ

Опубликовано в выпуске № 36 (202) за 19 сентября 2007 года

Loading...
Загрузка...
Новости

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц