Версия для печати

Великие нелегалы

Военная разведка России отмечает столетие
Кондрашов Вячеслав
Ян Берзин лично занимался подбором руководящих кадров из числа иностранцев-интернационалистов

Военные разведчики во все исторические периоды существования нашего государства успешно решали специальные задачи, проявляя профессионализм, героизм и мужество, своевременно вскрывали угрозы и замыслы противников, тем самым обеспечивая безопасность страны.

После победы в ноябре 1917 года было принято решение о роспуске царской армии и формировании вместо нее РККА со своими органами управления. Реорганизация затронула и военную разведку, которую пришлось создавать заново.

Еще не ГРУ

Из-за неопытности большевистского руководства дело шло трудно. Каждый вновь созданный армейский орган формировал свою службу разведки. К середине 1918 года их было три: разведывательное отделение оперативного отдела Коллегии народных комиссаров по военным и морским делам, разведывательное отделение Высшего военного совета и военно-статистический отдел Всероссийского главного штаба. Но вскоре власть приняла решение объединить руководство военной разведкой и передать ее в ведение нового органа военного управления – Полевого штаба Реввоенсовета Республики.

Берзин сделал ставку на развертывание нелегальных радиофицированных резидентур. Такие формы работы не использовала ни одна из ведущих разведслужб

В его составе 5 ноября 1918-го было образовано Регистрационное управление, отвечавшее за организацию всей агентурной разведки в Красной армии. Эта структура стала предшественницей ГРУ, с нее и ведется исторический отсчет.

К середине 1919 года агентурная разведка Красной армии имела четыре фронтовых регистрационных отдела, 15 армейских отделов, 77 дивизионных и до 10 бригадных отделений. Велась непрерывная разведка на всех участках фронта и в ближнем тылу противника. Военные разведчики действовали в штабах ряда белых армий, вскрывая их планы по ведению боевых действий, добывали информацию о помощи, оказываемой белогвардейцам странами Антанты.

Одновременно налаживалась зарубежная разведка. К концу 1920 года Региструпр имел ценные агентурные источники в 16 капиталистических государствах, которые работали в военных и правительственных кругах, среди белогвардейцев в эмиграции. В Москву регулярно поступала информация об антисоветской деятельности Англии, Франции и США, важных мероприятиях в государствах Прибалтики, в Германии, Польше, Румынии, о состоянии армий Врангеля, Балаховича, Унгерна, Семенова.

За рубежом активно действовали военные разведчики Рудольф Кирхенштейн, Мартин Зелтынь, Петерис Краузе, Борис Бобров, Мечислав Логановский, Исай Парфелюк, Семен Аралов и многие другие.

Люди Берзина

После окончания Гражданской войны обстановка оставалась сложной. Многие страны, в том числе граничащие с СССР, не отказались от антисоветской деятельности, организовывали военные провокации, теракты против наших дипломатов и должностных лиц. В связи со сложным экономическим положением в условиях мирного времени численность Красной армии была сокращена более чем в 10 раз. Однако военную разведку по решению военно-политического руководства страны усилили, поставили ей новые задачи. Она должна была своевременно вскрывать угрозы, докладывать о возможности нападения противника, информировать обо всех международных событиях, затрагивающих военную безопасность государства.

Шандор Радо
Шандор Радо, резидент в Швейцарии,
имел ценных агентов не только в этой
стране, но и в военном
командовании Германии

Кроме агентурной разведки к решению этих задач привлекались и другие виды разведки, в том числе радиоразведка. В ее подразделениях контролировали зарубежный эфир приемо-контрольные радиостанции, перехватывавшие военные радиограммы, а также сообщения иностранных информационных агентств. Их анализ позволял получать важные сведения.

В 1921 году в качестве нового центрального органа было создано Разведывательное управление, вошедшее в состав штаба РККА. Основным в его деятельности стало расширение масштабов агентурной работы за рубежом. К этому времени в 15 иностранных столицах успешно действовали резидентуры, добывавшие информацию о потенциальных военных угрозах советскому государству, формировании антисоветских блоков, состоянии и боевых возможностях вооруженных сил соседних стран. С 1924 года работой Разведупра стал руководить армейский комиссар 2-го ранга Ян Берзин, сделавший ставку на развертывание в наиболее важных иностранных государствах нелегальных радиофицированных резидентур, способных успешно действовать как в мирное, так и в военное время. Такие формы работы в то время не использовала ни одна из ведущих разведслужб мира. Этот период в истории военной разведки получил название «эпоха великих нелегалов». Берзин лично занимался подбором руководящих кадров из числа иностранцев-интернационалистов, симпатизировавших первому в мире социалистическому государству. В результате были созданы агентурные структуры, состоящие из преданных Советскому Союзу единомышленников, мужественных и самоотверженных людей. Эти резидентуры, предназначенные для добывания информации военно-политического и военного характера, формировали Стефан Мрочковский («Миллионы для диктатуры пролетариата»), Рихард Зорге («Феномен Зорге»), Оскар Стигга, Мария Скаковская, Семен Побережник, Мария Полякова, Шандор Радо («Наши люди рядом с Гитлером»), Рудольф Гернштадт, Арнольд Шнее и другие.

Не менее важным направлением агентурной деятельности стала военно-техническая разведка, нацеленная на добывание документальных материалов по авиационной, химической, судостроительной и другим отраслям промышленности развитых капиталистических государств. Удалось получить большое количество боевых образцов, комплектов конструкторских чертежей, другой технической документации, что позволило не отставать от потенциальных противников, а также экономить значительные государственные средства при проектировании и разработке ВВТ для Красной армии. Для этого были созданы нелегальные резидентуры, которые возглавляли Лев Маневич («Великий нелегал»), Альфред Тылтыньш, Стефан Узданский, Артур Адамс («Ахилл – похититель атома»), Ян Черняк («Явка с бесценной»), Мария Полякова и другие.

Ян Черняк
Ян Черняк накануне Курской битвы
прислал в Москву подробные данные
о танках «Тигр» и «Пантера»

В конце 20-х – в 30-е годы разведка активно велась и через аппараты военных атташе, возглавляемые Павлом Рыбалко, Василием Чуйковым, Витовтом Путной, Максимом Пуркаевым и др. Используя свой опыт и знания, они быстро разбирались в особенностях военно-стратегической обстановки в странах пребывания и информировали об этом Разведупр.

За период 1924–1929 годов органы военной разведки направили в Центр около 65 тысяч секретных документов и донесений общим объемом более 500 тысяч страниц. Были добыты планы мобилизационного развертывания ряда приграничных стран, документы министерств обороны западноевропейских государств, действующие в иностранных армиях уставы и наставления. Комплексный анализ этих материалов позволял вскрывать взгляды вероятных противников на использование видов и родов войск в будущей войне, направленность их боевой подготовки.

Не менее эффективно решались военно-технические задачи в интересах оборонной и гражданской промышленности Советского государства. Разведчики добывали материалы по передовым технологиям, большое количество патентов, конструкторские документы для производства авиационной техники, боевых кораблей различных классов, бронемашин, артиллерийских систем, средств связи и передачи изображений.

Информационно-статистический отдел Разведупра не только обобщал все поступавшие сведения, но и готовил предложения по повышению боевых возможностей Красной армии с учетом тенденций развития военного дела и боевой техники за рубежом. Так, уже в 1928 году Разведупр направил в Реввоенсовет СССР доклад, где обосновывалась необходимость развертывания в РККА крупных бронетанковых частей с моторизованной артиллерией и создания в составе ВВС штурмовой авиации.

Помимо органов агентурной разведки стратегического и оперативного (военные округа) уровней Разведупр развивал структуру сил и средств радиоразведки. В военных округах были развернуты разведывательно-пеленгаторные группы и приемослежечные радиостанции, которые вскрывали на территории сопредельных государств местоположение крупных штабов, оснащенных средствами радиосвязи, перехватывали радиограммы и переговоры. Одновременно в военной разведке была создана дешифровальная служба, раскрывавшая закодированные радиосообщения с наиболее важной закрытой информацией.

Берлин без тайн

В целом в предвоенный период в РККА существовала развитая система военной разведки, способная обеспечить добывание достоверных сведений о противнике. Репрессии 1937–1939 годов, к сожалению, нанесли ей существенный урон. Однако приходили новые кадры, которые смогли, несмотря на малый опыт и допускаемые в связи с этим ошибки, восстановить разведывательный потенциал Красной армии.

В 1928 году Разведупр подготовил доклад, где обосновывалась необходимость развертывания крупных бронетанковых частей и создания штурмовой авиации

В связи с осложнением военно-политической обстановки в Европе принимались срочные меры для повышения эффективности работы. В конце 30-х активизировалась деятельность всех резидентур, находившихся в европейских странах. Главное внимание уделялось получению достоверной информации о Третьем рейхе, готовившем планы агрессии для расширения «жизненного пространства». К решению этой задачи привлекались нелегальные и легальные резидентуры, развернутые в Германии, Польше, Франции, Швейцарии, Бельгии, Голландии, Швеции, Великобритании, Болгарии, Румынии, Венгрии, Италии, Финляндии и Японии. В ряде стран действовали отдельные разведчики-нелегалы, имевшие самостоятельную связь с Центром.

Удалось привлечь к сотрудничеству ценных агентов, работавших в системе МИДа Германии (один из них был сотрудником немецкого посольства в Москве), имевших связи в высших военных кругах рейха, руководстве приграничных с СССР стран. Наиболее важная и ценная информация поступала от Ильзы Штебе, Рудольфа фон Шелиа, Герхарда Кегеля, Курта Велкиша, Шандора Радо, Леопольда Треппера, Владимира Заимова, Ивана Винарова и других. Резидентура «Рамзай», руководимая Рихардом Зорге, имела источники в окружении премьер-министра Японии и знала обо всех принимавшихся руководством страны решениях военно-стратегического характера.

Благодаря их результативной работе Москва была своевременно проинформирована о принятом в Берлине решении начать войну с Польшей, а также о составе немецкой группировки, сроках начала агрессии и предполагаемом характере действий вермахта. Руководство страны и командование РККА заблаговременно узнали о подготовке Германии к наступательным операциям в Западной Европе.

В военной разведке были проанализированы причины быстрого поражения Польши и западных союзников. В Наркомат обороны, Генштаб, штабы военных округов пошли информационные материалы, раскрывавшие причины успеха германской армии: упреждение противника в развертывании, сосредоточение на направлениях главных ударов танковых и механизированных соединений, нанесение ими охватывающих ударов с быстрым продвижением в глубину обороны противника при массированной поддержке авиации. В Разведупре предполагали, что подобным образом германские войска будут действовать и в случае нападения на СССР, к этому необходимо готовить Красную армию.

Ильза Штебе
Под руководством Ильзы Штебе в Берлине
действовала группа «Альта», первой
сообщившая в Москву о директиве
на подготовку к войне с СССР

По указанию Гитлера были приняты меры по усилению секретности, чтобы не допустить разглашения информации о принятом им решении начать подготовку к войне против СССР. Одновременно предусматривалось введение в заблуждение советского руководства и командования РККА в отношении истинных намерений Берлина. Командованием вермахта была разработана специальная директива по дезинформации, предусматривавшая создание впечатления о предстоящем в 1941 году вторжении в Англию.

Несмотря на это, военной разведке удалось получить достоверную информацию о нацеленности фашистской Германии на боевые действия на востоке. 18 декабря 1940-го Гитлер подписал директиву «Барбаросса», а уже 29 декабря агентурная группа «Альта», действовавшая в Берлине под руководством Ильзы Штебе, сообщила в Москву, что фюрер отдал приказ о подготовке к войне против СССР. В январе и феврале 1941-го от этой же группы поступили дополнительные сведения, которые в целом раскрывали замысел предстоящих операций вермахта. Были установлены предварительные сроки начала агрессии, группировки германских войск, направления ударов и их командующие.

Аналогичная информация стала приходить в Центр от других резидентур военной разведки, которые докладывали, что подготовка к нападению на СССР приняла необратимый характер. Источники сообщали о масштабных перебросках немецких войск к советской границе, созданной там крупной группировке вермахта, указывали ожидаемые сроки нападения.

Разведотделы западных военных округов: ЛенВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО – также начали получать от агентурных источников данные о выдвижении войск противника к государственной границе. Радиоразведкой и дешифровальной службой перехватывались радиограммы и переговоры, однозначно свидетельствующие о подготовке фашистской Германии к нападению на СССР.

По мере приближения к назначенной Гитлером дате нападения на СССР донесения военной разведки носили все более конкретный и тревожный характер. Почти все источники отмечали, что война начнется в ближайшие дни. Об этом сообщали резидентуры в Берлине, Бухаресте, Хельсинки. На основе информации от Герхарда Кегеля, сотрудника немецкого посольства в Москве, вечером 21 июня Сталину было доложено, что этой ночью Германия начнет войну против СССР.

Война секретов

Военные разведчики внесли большой вклад в отражение гитлеровской агрессии, обеспечивая боевые действия на всех фронтах и театрах. Ни один приказ, ни одно оперативное распоряжение, ни один план операции не готовился без оценки обстановки и замыслов противника на основе докладов военной разведки.

Урсула Кучински
От Урсулы Кучински поступали сведения
как по военному потенциалу Германии,
так и по англо-американским
операциям в Европе

Главные ее усилия в начальный период Великой Отечественной были направлены на получение сведений о военном потенциале Германии и ее вооруженных сил, на вскрытие планов вермахта. К решению этих задач привлекались органы всех видов военной разведки: стратегической агентурной, оперативной (фронтовой) агентурной, радио-, дешифровальной службы, воздушной, военно-морской и войсковой. Они действовали во взаимодействии и взаимосвязи в интересах обеспечения боевых действий советских войск. Значительные объемы задач выполняли разведотделы фронтов, уделявшие главное внимание агентурной работе во вражеском тылу. За первые семь месяцев войны через линию фронта были переброшены более 10 тысяч человек, из них около трех тысяч подготовленных агентурных разведчиков, а остальные входили в партизанские отряды и диверсионные группы. Были потери, но действия становились все более организованными и результативными. Уже в ходе Смоленского оборонительного сражения разведка обеспечила командование Западного фронта сведениями о противостоящей группировке противника – до дивизии и полка включительно. В штаб фронта и в Генеральный штаб заблаговременно поступила информация о подготовке вермахта к наступлению на Москву, о составе ударных группировок немецкой армии, о направлениях ударов и сроках начала операции.

Важную информацию добывали нелегалы, а также легальные резидентуры, действовавшие в Лондоне, Вашингтоне, Анкаре, Стокгольме и Токио. Резидентура «Рамзай», нелегально работавшая в Токио, 14 сентября 1941 года сообщила в Москву: «Японское правительство решило не выступать против СССР в текущем году». Сведения подобного характера поступали и от других источников. На основании этих сообщений Ставка ВГК приняла решение о переброске в район советской столицы войск с Дальнего Востока. Свежие дивизии прибыли на фронт в разгар битвы под Москвой и внесли существенный вклад в срыв гитлеровских планов.

Накануне Сталинградского сражения военной разведке удалось установить, что немецкое командование стягивает в город все резервы, а позиции севернее и южнее занимают соединения румынской и итальянской армий, обладавшие меньшей боевой устойчивостью. Эти сведения были использованы советским командованием при выработке замысла и планировании контрнаступления под Сталинградом, закончившегося крупным поражением врага.

В ходе войны несла потери и стратегическая агентурная разведка, действовавшая за рубежом. Гитлеровские спецслужбы, стремясь предотвратить утечку секретных сведений в Москву, провели в 1942 году серию контропераций в Германии и ряде европейских стран. Им удалось нанести серьезный удар агентурной сети советской военной разведки. Были выявлены и арестованы находившиеся на нелегальном положении Леопольд Треппер, Анатолий Гуревич, Константин Ефремов, Михаил Макаров, Иоганн Венцель, Арнольд Шнее и другие. Кроме них, в гестапо попали около ста человек, работавших на советскую разведку. Закрытый военный трибунал приговорил 46 из них к смертной казни, остальных – к длительным срокам тюремного заключения. На гильотине была казнена Ильза Штебе – руководитель работавшей в Берлине агентурной группы «Альта». Несмотря на потери, в глубоком тылу противника продолжали успешно действовать нелегальные структуры военной разведки. Наибольшее количество информации поступало от руководимой Шандором Радо резидентуры «Дора». Она находилась в Швейцарии и имела ценных агентов не только в этой стране, но и в Германии, в том числе в ее военном командовании. Со второй половины 1942 года радиограммы Шандора Радо стали носить уникальный в мировой практике спецслужб характер – из страны, находящейся на расстоянии более трех тысяч километров от советско-германского фронта, поступали подробные сведения с указанием районов дислокации немецких дивизий и корпусов, ходе их боевых действий, понесенных потерях.

Только за первую половину 1943-го резидентура направила в Центр более 700 донесений, раскрывавших положение немецких войск, перегруппировки резервов и намерения командования вермахта. Из донесений «Доры» в Москве узнали о подготовке Берлином крупного наступления в районе Курской дуги. Данные разведки подтвердились, были точно вскрыты сроки, направления и масштабы немецкой стратегической операции, которая закончилась полным провалом.

Продолжала деятельность в тылу противника нелегальная резидентура военно-технической разведки под руководством Яна Черняка. Его источники добывали информацию непосредственно из Германии, раскрывая возможности немецкой промышленности по выпуску боевой техники. Накануне Курской битвы он прислал в Москву подробные данные о танках «Тигр» и «Пантера», а также о ходе работ по создаваемым средствам связи и радиолокации. Нелегалу удалось получить сверхсекретные сведения о запасах химического оружия в немецкой армии.

Для повышения эффективности деятельности военной разведки в связи с расширением масштабов и размаха проводимых специальных операций весной 1943-го была проведена реорганизация системы управления военной разведкой Красной армии. Были образованы два центральных руководящих органа: Разведывательное управление Генштаба и Главное разведывательное управление КА.

РУ ГШ стало отвечать за руководство агентурной и войсковой разведкой фронтов, радиоразведку, а также обобщало информацию о деятельности противника на фронте и в его оперативном тылу, в том числе поступавшую от взаимодействующих органов. ГРУ КА было нацелено на ведение агентурной разведки в глубоком тылу противника, на территории европейских и других стран, добывало информацию не только о Германии, но и о других государствах, в том числе (на завершающем этапе войны) об антисоветских действиях западных союзников.

С середины 1943 года вся система военной разведки действовала как единый механизм в интересах достижения победы над врагом. Ставка ВГК, руководство Генерального штаба, командный состав полностью доверяли данным, полученным военной разведкой, опирались на них при планировании и организации операций. В приказе Верховного главнокомандующего Сталина от 1 мая 1943 года говорилось, что необходимо «изучать противника, улучшать разведку – глаза и уши армии, помнить, что без этого нельзя бить врага наверняка». Это выражение стало боевым девизом всех военных разведчиков.

РУ ГШ, реализуя эти указания, значительно активизировало деятельность всех видов фронтовой разведки. Расширились масштабы подготовки в специализированных разведшколах, что позволило нарастить агентурные сети на оккупированных территориях. К середине 1943 года она имела в составе 253 агентурно-разведывательные и диверсионные группы. Было усилено взаимодействие с партизанским движением. За разведотделами фронтов закреплялись все партизанские отряды в полосе действия войск фронта. Это позволило лучше координировать деятельность в тылу противника диверсионных групп и партизанских формирований. Они наносили удары по коммуникациям, препятствуя переброскам немецких резервов и боеприпасов. Только в июле 1943-го на центральном участке советско-германского фронта было проведено 1460 налетов на железнодорожные станции, пущено под откос более тысячи эшелонов и поездов противника.

На завершающем этапе Великой Отечественной фронтовая разведка действовала с наибольшей эффективностью. С мая 1943-го по май 1945-го во вражеский тыл было направлено 1236 диверсионно-разведывательных групп общей численностью около 10 тысяч человек, добывавших важные сведения. Разведотделы фронтов знали о противнике все в зонах своей ответственности. Были известны группировка немецких войск, ее состав с нумерацией всех полков, дивизий, корпусов и армий, их состояние и боеспособность.

ГРУ также активно работало, используя нелегальные и легальные резидентуры в странах-союзницах. В Великобритании действовала разведчица-нелегал Урсула Кучински («Резидент Соня»), имевшая на связи ценнейшие источники. От нее поступали сведения как по военному потенциалу фашистской Германии, так и по англо-американским операциям в Европе. С самого начала войны уникальную информацию добывал лондонский аппарат. Английским специалистам удалось декодировать немецкие шифры, но по указанию Черчилля в Советском Союзе не должны были знать об этом. Однако благодаря агентурному источнику Долли советское верховное командование регулярно знакомилось с дешифрованными материалами британской разведки, содержащими военные секреты фашистской Германии.

В Великобритании, а затем в США велись активные работы по созданию новых типов оружия на основе использования атомной энергии. В Лондоне и Вашингтоне приняли решение держать этот проект в секрете от Москвы. Но благодаря советской разведке, в том числе военной, Сталин знал о ходе создания ядерных боеприпасов в США и принял меры по началу аналогичных работ в СССР.

В 1941–1945 годах военные разведчики добыли около шести тысяч листов секретных документов и 25 образцов, связанных с технологией производства оружейного урана и плутония, создания в США бомбы на этой основе. Это помогло советским ученым и конструкторам изготовить отечественный спецбоеприпас и восстановить атомный паритет с Соединенными Штатами.

За успешное решение боевых задач в годы Великой Отечественной войны, проявленные при этом мужество и отвагу более 500 представителей всех видов разведки были удостоены звания Героя Советского Союза, около 200 тысяч – других правительственных наград.

Деятельность военной разведки современной России в значительной степени основывается на преемственности и бесценном опыте, накопленном разведчиками в то время, в последующих локальных конфликтах и кризисах, на боевых и профессиональных традициях предыдущих поколений.

#Ян Карлович Берзин, #Стефан Иосифович Мрочковский, #Рихард Зорге, #Оскар Ансович Стигга, #Мария Вячеславовна Скаковская, #Семен Яковлевич Побережник, #Мария Иосифовна Полякова, #Шандор Радо, #Рудольф Гернштадт (Rudolf Herrnstad), #Арнольд Шнее, #Лев Ефимович Маневич, #Альфред Матисович Тылтыньш, #Стефан Лазаревич Узданский, #Артур Александрович Адамс, #Ян Петрович Черняк, #Павел Семенович Рыбалко, #Василий Чуйков, #Витовт Казимирович Путна, #Максим Алексеевич Пуркаев, #Ильза Штебе, #Рудольф фон Шелиа (Rudolf von Scheliha), #Герхард Кегель (Gerhard Kegel), #Курт Велкиш, #Леопольд (Лев) Захарович Треппер, #Владимир Заимов, #Иван Винаров, #Анатолий Маркович Гуревич, #Константин Лукич Ефремов, #Михаил Варфоломеевич Макаров, #Иоганн Венцель (Johann Wenzel), #Урсула Кучински

Опубликовано в выпуске № 42 (755) за 30 октября 2018 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...