Версия для печати

Мир или война: как воровство технологий влияет на безопасность

Штатам пришлось развалить СССР, чтобы получить образец С-300?
Стрельцов Федор

Развитие технологий – интереснейший механизм. Одни считают, что медленный поначалу, он постепенно ускоряется подобно горной лавине. Их аргументация вполне убедительна.

Палками-копалками и палками-убивалками люди ограничивались сотни тысяч лет, тогда как вся история огнестрельного оружия насчитывает меньше 900 лет. Послания передавали записками или через доверенных людей не менее десяти тысячелетий, а телеграфу нет и двухсот лет.

Другие же полагают, что технологии развиваются, хотя и ускоряясь, но циклично: научно-технические революции сменяются периодами освоения вновь познанного. Так, скажем, XX век дал ряд прорывных технологий – антибиотики, управляемые ядерные реакции, космические запуски, редактирование генома, компьютерные сети, диодное освещение, а в наше время их лишь используют и доводят до ума, причем когда будет новый «большой взрыв» идей, предсказать невозможно.

Где берут идеи

Но не менее важным, чем возникновение технологий, является их распространение. Как говорится, кто первый встал, того и тапки. В старину мир был расколот – и американские индейцы, не успевшие освоить порох, оказались беззащитны перед бандитами Кортеса.

В американскую систему Patriot были внесены изменения, навеянные впечатлениями от С-300

Уже в XX веке Советскому Союзу пришлось воспользоваться совсем не джентльменскими методами для получения части технологий атомной бомбы – в недолгий период американской монополии в этой сфере США имели серьезные шансы уничтожить крупные советские города (хотя прорваться через тогдашнюю систему ПВО было непросто), и многие до сих пор жалеют об упущенной возможности.

Казалось бы, после крушения социалистического блока и торжества глобализации проблема исчезла сама собой, утаивать что-то стало все труднее и труднее. Китай создал самую крупную автопромышленность в мире, не пошевелив ни одной конструкторской извилиной: просто разбирая до винтика, до микросхемы продукцию западного автопрома. Промышленный шпионаж из опасной романтики стал частью повседневной жизни – так, крупнейшие производители микроэлектроники удивительным образом идут нога в ногу, почти одновременно подавая заявки на патенты по всем уточнениям технологий. Производители лекарств вынуждены сдавать свои ноу-хау в контролирующие органы, иначе их попросту не пустят на аптечные прилавки.

И все же есть две сферы, где еще удается таить секреты. Первая – это рецепт кока-колы, вторая – военная промышленность. Но если кока-кола – это типичный неуловимый Джо, который никому особо и не нужен, то знание особенностей функционирования техники противника повышает шансы на победу над ним. Особенно это важно в самом быстром виде сражений – воздушных налетах и ракетных ударах. Несколько секунд – и цветущий город превращается в пылающие обломки или же красавцы-самолеты, разваливаясь, рушатся вниз, а катапультировавшиеся пилоты беззащитно парят в голубом небе, опускаясь прямо в руки врага, которого было приказано уничтожить.

Военный шпионаж

СССР, а позднее и Россия прочно удерживает лидерство в производстве противовоздушных и противоракетных систем. У этого есть две причины. Во-первых, пребывание во враждебном окружении (для США, скажем, долгое время вопрос защиты неба вообще не стоял), во-вторых, гениальный конструктор Александр Расплетин, «дядя Саша», родился на ярославской, а не на мичиганской земле. С-25, С-75, С-125, С-200, С-300 – последовательный прогресс, надежно защитивший наше небо. Единственный сбой – позорный прорыв «Сессны» немецкого пацана Матиаса Руста на Красную площадь связан с человеческим фактором: Руста обнаружили вовремя, он был обречен, но в обстановке «разрядки» в системе советской ПВО не нашлось человека, который отдал бы приказ сбить легкомоторный гражданский самолет (что, кстати, запрещено и международными договоренностями). Да и то масштаб последующих увольнений в Советской армии сравнивали тогда со сталинскими репрессиями.

Но где взять столько рустов для постоянного тестирования на прочность советских/российских границ? Да еще и на военных самолетах, которые щадить никто не будет? Размеры выплат за погибших военнослужащих в США таковы, что проверять С-300, стоявшие тогда на дежурстве, методом тыка означало полностью разорить Пентагон.

Белорусская операция

В начале 1995 года в Разведывательном управлении Министерства обороны (РУМО) США был организован большой банкет. Чествовали руководителей управления, а также экс-главу Пентагона Фрэнка Карлуччи и бывшего госсекретаря Джеймса Бейкера. Повод был и в самом деле серьезный: под управлением этих почтенных джентльменов успешно завершилась операция приобретения одного из вариантов зенитно-ракетной системы С-300. Поставленной на вооружение, кстати, за 17 лет до этого. Нужно было развалить Советский Союз, создать на его территории 15 независимых государств, посеять рознь между ними, чтобы наконец получить вожделенный образец.

Подготовка операции началась еще в 1993 году, причем РУМО организовало тендер (разумеется, закрытый) на право попытаться украсть российские технологии. Победителем стала компания BDM International, номинальным директором которой был участник грандиозной аферы «Иран-контрас» Эммануэль Уайгенсберг, а реальным владельцем – инвесткомпания Carlile Group, связанная как раз с Карлуччи и Бейкером. Им удалось найти слабое место в охране секретов – наличие С-300 в системе обороны Белоруссии, где в то время правил Станислав Шушкевич. И эмиссарам BDM International удалось приобрести полуработающую систему со стендовой базы Минского высшего инженерного зенитно-ракетного училища. Пусковых установок там не существовало, зато был контейнер Ф-9 – кабина боевого управления с радиолокационной системой.

Российские и белорусские спецслужбы в свою очередь попытались представить это своей победой в разведывательной игре: дескать, американцам всучили устаревший, никуда не годный экземпляр. Судя по дальнейшему, это не так – РУМО действительно прекратила после этой операции поиски других экземпляров С-300, а в американскую систему Patriot вскоре были внесены изменения, вполне возможно, навеянные именно впечатлениями от С-300.

Получить – не значит одолеть

Впоследствии доступ к системе сумели получить также те, кто ознакомился с С-300, экспортированными Россией в Грецию вместо Кипра из-за противодействия со стороны Турции и США.

Конечно, старые версии С-300 далеки от усовершенствованных зенитно-ракетных комплексов, которые сейчас Россия готова разместить в Сирии.

Бывший генеральный директор НПО «Алмаз» Игорь Ашурбейли напомнил недавно, что еще в 1999-м принимал участие в переговорах о поставке С-300 в Сирию, а уже в 2013 году Россия отказалась от этих поставок по настойчивой просьбе Тель-Авива. В октябре 2018-го Ашурбейли отметил: «Сброс израильских управляемых бомб во время печально известного налета проводился с расстояния около 100 километров. А это значит, что при наличии у сирийцев С-300 F-16 не могли бы так просто подлететь».

Судя по тому, что Израиль и США категорически протестуют против размещения наших систем на Ближнем Востоке, знакомство с С-300 им не понравилось: способов гарантированно обмануть эти комплексы до сих пор не найдено. Новейшие истребители F-35, испытания которых начнутся в ноябре 2018 года, будут тестироваться в том числе на воссозданных в США С-300. В то время как на вооружении России давно стоят С-400 и не за горами долгожданные С-500.

Война за технологии, безусловно, продолжится. И ставки в ней просты – мир или война.

Опубликовано в выпуске № 42 (755) за 30 октября 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц