Версия для печати

Алеппо, похожий на Мадрид

Сирийские успехи не гарантируют крупной победы
Никоноров Григорий Родионов Игорь

Не так много в истории других государств гражданских войн, в которых наша страна принимала деятельное участие, а опыт пропагандировался бы на всех уровнях военной организации общества. Особый интерес вызывает соотнесение ныне идущих боевых действий в Сирии с событиями 1936–1938 годов в Испании, где Советский Союз оказал значительную помощь республиканцам.

Заключалась она в основном в поставках техники и вооружения при ограниченном участии военных специалистов – летчиков, танкистов, артиллеристов, моряков в боевых действиях, а также командного и начальствующего состава РКККА и НКВД.

Война в Испании была прологом грядущей Второй мировой. На Пиренейском полуострове будущие противники впервые встретились в боевых условиях: наши и немцы выступали советниками и помощниками противоборствующих сторон. Не следует забывать и про тот факт, что войны середины – конца 30-х, в том числе гражданская в Испании, последовали за вторым мировым экономическим кризисом (1929–1933). Предшествующий ему имел место в 1911–1913 годах с соответствующим продолжением. А на рубеже нового тысячелетия разразился третий мировой экономический кризис, последствия которого не преодолены по сей день.

Современной танковой атаки, поддержанной всеми средствами борьбы, не было ни в Сирии, ни в Испании

Как и война в Испании, боевые действия в Сирии могут быть отнесены с точки зрения масштаба к ограниченным, региональным конфликтам. Для развития стратегии это относительно скромный опыт. Но допустимо говорить о возможных формах проведения отдельных кампаний на ограниченных участках со сходными климатическими условиями.

Как и в Испании, в Сирии не было заранее развернутых армий (иррегулярные группировки исламистов без тяжелого вооружения и авиации нельзя считать таковыми в полном смысле) и подготовленного ТВД. Война началась как маневренная (захват стратегических коммуникаций, ключевых населенных пунктов и экономической инфраструктуры). Затем перешла в форму позиционного противостояния вокруг стратегически важных объектов. Позже вернулась в маневренную фазу с постепенным освобождением территории и выдавливанием иррегулярных антиправительственных группировок. Разница в том, что в Испании против республиканцев действовала армия генерала Франко, которая в итоге одержала победу.

Маневренный характер войны в Сирии вытекал из отсутствия сплошной линии фронта в связи со сравнительно небольшой численностью как правительственных войск и их союзников, так и противников. Образовавшиеся пустоты неизбежно создавали предпосылки для массового использования автомобильной техники различного назначения. На первом этапе война свелась к борьбе за взятие и удержание ключевых населенных пунктов и осуществлению контроля над коммуникациями. У исламистов отсутствовали авиация и танки, которые могли воспрепятствовать отходу сил правительственной армии на новые позиции. По мере истощения войск Асада все большее значение стала играть борьба за овладение крупными агломерациями, и противостояние в Алеппо очень напоминает схватку за Мадрид. В обоих случаях оборона городов опиралась на стойкость и волю к борьбе, хотя их нельзя сравнивать по численности воюющих, техническому и огневому оснащению враждующих сторон.

Прямая историческая параллель может быть проведена с влиянием на ход и исход войны материального обеспечения боевых действий. Сумев приостановить поставки ВВТ и продовольствия в республиканскую Испанию с помощью германских авиации и флота, франкисты фактически предрешили итог. Схожим образом нарушение экономических коммуникаций иррегулярных антиправительственных группировок и беспрерывное материальное обеспечение правительственных сил предопределили исход боевых действий в Сирии, во всяком случае к настоящему моменту.

В обоих случаях подтвердилась решающая роль авиации в борьбе с наземным противником. И наступательные, и оборонительные действия без превосходства в воздухе грозят воюющим сторонам тяжелыми потерями. Однако на примере сирийского конфликта мы не можем делать выводы о характере применения авиации в современной войне. Во-первых, по причине ограниченной численности задействованных сил и средств, во-вторых, из-за отсутствия организованного противодействия – не было ни воздушных боев, ни сколь-нибудь серьезной ПВО.

Тяжелая бронетехника в Сирии применялась правительственными войсками также в ограниченных масштабах, в основном для поддержки пехоты. Современной танковой атаки, поддержанной всеми средствами борьбы, не было ни в Сирии, ни в Испании.

Отдельного анализа требует опыт испытания новых образцов ВВТ. По открытым данным МО РФ, через Сирию прошел 231 образец вооружения, в том числе боеприпасы, крылатые ракеты, средства ПВО. С одной стороны, после нарушения снабжения боевиков и при полном господстве в воздухе исход боевых действий был ясен и без применения по иррегулярным формированиям крылатых ракет. С другой – прежде чем запустить в серию образец ВВТ, он должен пройти испытания, желательно в боевых условиях. Однако следует понимать, что в войне с равным противником, обладающим сопоставимой боевой мощью, серьезное влияние на исход вооруженной борьбы новые ВВТ могут оказать только в случае массового применения. Когда изделие используется в ограниченном масштабе, как это было в Сирии, оно создает неполное представление о своих возможностях и недостатках.

Ограниченный масштаб региональной войны не в полной мере отражает перспективу применения вооруженных сил в глобальном конфликте, возможность которого ныне достаточно высока. Однако проводя исторические параллели между Испанией и Сирией, можно утверждать: оба ТВД стали скорее полигоном для технического испытания современных ВВТ, но не генеральной репетицией большой войны и пробой новых форм борьбы.

Исходя из этого не стоит абсолютизировать приобретенный опыт. Гораздо важнее выводы, которые делаются на этой основе. История показала, что всего через полгода после окончания войны в Испании в Европе произошли события, которые раскрыли иные варианты ведения вооруженной борьбы – в других климатических и географических условиях, с новым противником, в больших масштабах.

Григорий Никоноров,
кандидат философских наук
Игорь Родионов,
кандидат технических наук

Опубликовано в выпуске № 43 (756) за 6 ноября 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц