Версия для печати

С миром - на языках мира

Степанов Сергей
Недавно исполнилось 9 лет с тех пор, как усилиями выпускников, преподавателей и курсовых офицеров Военного института иностранных языков был создан Клуб товарищей ВИИЯ - добровольное, некоммерческое, неполитическое объединение людей-хранителей славных традиций этого высшего военно-учебного заведения. География выпускников ВИИЯ - весь мир, а их биографии стоят книг, фильмов и песен. Однако самая большая ценность ВИИЯ - уникальный опыт лингвистической подготовки офицеров-переводчиков для наших Вооруженных Сил.


РОССИЙСКИЙ ОПЫТ ПОДГОТОВКИ ОФИЦЕРОВ-ЛИНГВИСТОВ


Недавно исполнилось 9 лет с тех пор, как усилиями выпускников, преподавателей и курсовых офицеров Военного института иностранных языков был создан Клуб товарищей ВИИЯ - добровольное, некоммерческое, неполитическое объединение людей-хранителей славных традиций этого высшего военно-учебного заведения. География выпускников ВИИЯ - весь мир, а их биографии стоят книг, фильмов и песен. Однако самая большая ценность ВИИЯ - уникальный опыт лингвистической подготовки офицеров-переводчиков для наших Вооруженных Сил.
{{direct_hor}}
Прежде чем говорить о российском, советском опыте подготовки военных переводчиков, следует кратко коснуться опыта зарубежных стран. Опыт ведущей страны мира, США, по существу, до последнего времени сводился к следующему: 1) использование в качестве переводчиков билингвов (людей, с рождения знающих два языка) и эмигрантов; 2) использование эмигрантов в качестве преподавателей иностранного для американцев языка.

В 90-е годы руководство ВС США пришло к выводу о необходимости модернизации подготовки военных переводчиков и их применения. Вот почему при видах Вооруженных Сил началась специализированная подготовка, а также был увеличен набор в ВИИЯ города Монтеррея для того, чтобы опираться на собственные военные кадры. Пока собственных высококвалифицированных переводческих кадров в ВС США не хватает. Поэтому посольство США В Москве, руководство НАТО продолжает нанимать бывших российских военных переводчиков для осуществления синхронного и последовательного перевода.

Следует учесть, что США являются единственной сверхдержавой, поэтому английский язык стал главным языком международного общения, что делает возможным для офицеров армии США не изучать другие языки.

Россия в прошлом также была сверхдержавой, и лидерство Советского Союза в организации Варшавского договора стало одной из причин того, что лингвистической подготовки советских офицеров с начала 60-х годов стало уделяться все меньше и меньше внимания. Так как с иностранными офицерами из стран ОВД они могли общаться на своем родном языке. Проиграв холодную войну, Россия потеряла лидирующие позиции, и поэтому возникла острая, но еще не осознанная потребность в лингвистической подготовке всего офицерского корпуса по примеру таких стран, как Германия, Италия, Голландия и многих других передовых военных держав. Для организации такой подготовки было бы желательно обратиться к своему собственному опыту, который во многом взят на вооружение армиями других государств.

В вооруженных силах царской России специальному обучению переводчиков уделялось мало внимания в силу того, что офицерский корпус в основном состоял из представителей господствующего класса, прекрасно говорящих на одном и более иностранных языках. Для них не составляло особого труда провести переговоры с офицерами иностранных армий, изучить подлинные документы на языке оригинала.

За 21 год, то есть в период между Первой и Второй мировыми войнами, лингвистический портрет офицерского корпуса уже Советской России изменился до неузнаваемости. Те офицеры, которые в общении друг с другом могли свободно переходить с одного иностранного языка на другой, либо состарились, либо эмигрировали, либо погибли на фронтах Гражданской войны, либо, сделав карьеру в Красной Армии, были репрессированы как враги народа. В 1939 году армия фашистской Германии вышла к границам СССР. Очевидно, помня старинную военную аксиому о том, что если к границе государства подошла иностранная армия, то это верный признак скорой войны, руководство СССР в срочном порядке приступило по всем направлениям к подготовке страны к отражению агрессии. В 1940 году на базе МГПИИЯ был создан Военный институт иностранных языков Красной Армии (ВИИЯКА), позднее переименованный в ВИИЯ. За небывало короткий период времени благодаря административному механизму тоталитарного режима и финансово-экономическим мерам ВИИЯКА был укомплектован ведущими советскими учеными-лингвистами, лучшими языковыми преподавателями.

Военные переводчики, выпускники института, заполнили лакуну в разведорганах на всех уровнях. Их самоотверженная профессиональная работа помогала командованию Советской армии принимать правильные решения, которые основывались на многостороннем анализе разведданных.

После войны ВИИЯ стал не только главным учебным центром страны для подготовки военных переводчиков, служба которых проходила в различных разведорганах, но и одной из главных научных лингвистических школ. Достаточно назвать такие фамилии, как Цвиллинг, Таубе, Бархударов, Швейцер, Москальская, Гак и многих других крупных советских ученых-лингвистов, работавших в то время в институте. Специальный курс лекций по языкознанию вел сам академик Щерба.

Многие иностранные языки (немецкий, испанский, французский, итальянский, китайский и ряд других) преподавали носители языка, в разное время эмигрировавшие в Советский Союз.

Надо отметить, что многие курсанты приходили в институт из суворовских и нахимовских училищ, где огромное внимание уделялось обучению кадетов иностранным языкам. Такой подход к подготовке будущих офицерских кадров позволял руководству института выбирать из числа абитуриентов действительно лучших из лучших и давал возможность насыщать все виды Вооруженных Сил высокообразованными офицерами.

В 1956 году иллюзия мирного сосуществования привела к решению советского руководства о сокращении Вооруженных Сил и закрытии ВИИЯ. Однако последовавшие за этим события (Венгерское восстание, Суэцкий кризис) потребовали привлечения в Вооруженные Силы новых переводческих кадров. Наступившая "оттепель" дала советским людям шанс выбора. Выпускники гражданских вузов в своем большинстве отказались участвовать в военных действиях. Вот почему уже в 1958 году на базе одной из академий был создан факультет иностранных языков, преобразованный к 1963 году в ВИИЯ. Потребовались долгие пять лет, чтобы воссоздать институт, который стал выпускать, как и ранее, высокопрофессиональных переводчиков для всех видов Вооруженных Сил и спецслужб. Но, к сожалению, былая лингвистическая школа была утрачена.

Только к началу 80-х годов благодаря трудам таких ученых, как Ширяев, Мельцев, Мишкуров, Латышев, Апухтин, Сидоров и многих других, в институте получили развитие психолингвистическое и коммуникативное направления современного языкознания. Был создан диссертационный совет. Это позволило выпускать из института не просто военных переводчиков, но и ученых-аналитиков. В настоящее время председателем диссертационного совета является д.ф.н., начальник кафедры английского языка (основного) полковник Е.Г Князева. Благодаря усилиям ее и других ученых-энтузиастов (денежное содержание начальника кафедры, доктора филологических наук (вместе с "докторскими") составляет всего 28 тысяч рублей) создано несколько лингвистических направлений, возглавляемых д.ф.н. Е.В Сидоровым, д.ф.н. В.А. Курдюмовым и д.ф.н. Н.В. Ивановым.

Во всех событиях в "горячих точках" 60-90-х годов принимали участие курсанты и выпускники Военного института. Так, только в одной Эфиопии в 1979 году во время эфиопско-сомалийского конфликта одновременно находилось до 180 военных переводчиков. Для обеспечения боевых действий в Афганистане, Мозамбике, Анголе, Кампучии были созданы одногодичные(!) ускоренные курсы, после окончания которых младшие лейтенанты, овладев языками: дари, португальским, кхмерским, - с честью выполняли задачи по обеспечению перевода, допроса военнопленных, добычи и обработки разведданных и так далее. Преподаватели Военного института в качестве переводчиков участвовали во всех переговорах по сокращению обычных и стратегических вооружений.

После развала Советского Союза ряд организационных мер, направленных, казалось бы, на оптимизацию Вооруженных Сил, а также безденежье преподавательского состава и офицерского корпуса поставили ведущий центр по подготовке военных переводчиков в крайне тяжелые условия. Ротация кадров преподавательского состава (начиная с 1993 года на языковых кафедрах сменилось около 200 человек) оказала негативное влияние на подготовку переводческих кадров для армии и флота. В 1993 году военным руководством было принято решение по американскому образцу начать процесс укрупнения военных вузов. Однако если в ВС США при создании Национального университета обороны все вошедшие в него более мелкие учреждения были сохранены финансово и организационно (Военный штабной колледж, Институт военной истории), то в российских Вооруженных Силах этого, к сожалению, не произошло. В том же 1993 году Военный институт прекратил свое существование как самостоятельная организация, влившись отдельными факультетами в созданную Военную академию экономики, финансов и права. Буквально через несколько лет академия также перестала существовать, объединившись с Гуманитарной академией (бывшая ВПА им. Ленина), и получила название Военный университет. Вместо вуза, где главное внимание уделялось подготовке военных переводчиков, появилась образовательная структура, где процесс преподавания языковых дисциплин находится не на лидирующих позициях.

Однако благодаря тому, что у начальника университета на тот период были три заместителя по научной и учебной работе по каждому из трех направлений (гуманитарному, юридическому и лингвистическому), а должность заместителя "по лингвистике" занимал доктор филологических наук А.Ф. Ширяев, вплоть до 1999 года удавалось, хотя и с большим трудом, сохранить высокий учебный и научный потенциал.

Общая негативная ситуация в Вооруженных Силах привела к закрытию военных переводческих центров и отделений переводов, массовому увольнению военных переводчиков в звании от лейтенанта до майора. На военный профессорско-преподавательский состав легла дополнительная обязанность по работе с многочисленными иностранными делегациями. Встречи министра обороны и начальника Генштаба с иностранными коллегами обеспечивались и обеспечиваются до сих пор преподавателями Военного университета по французскому, корейскому, португальскому, испанскому языкам и фарси. Что касается английского языка, то к министру обороны на несколько лет руководством УВС прикреплялись опытные преподаватели, переводчики-синхронисты: Я. Фоменко, Г. Гладков, С. Степанов, Г. Экономов, Р. Терентьев, Ю. Телушкин.

В 1999 году по инициативе начальника Военного университета генерал-полковника И.И. Ефремова произошла очередная реорганизация университета, которая вылилась в упразднение должностей заместителей начальника по направлениям и, самое главное, в слияние десятилетиями существовавших западного и восточного факультетов в один факультет иностранных языков. Непосредственным результатом подобных действий явился массовый переход ведущих преподавателей различных языков в гражданские лингвистические вузы: МГИМО, МГЛУ, РГСУ и другие. Вузы России пополнили ряды деканов, заведующих кафедр, профессоров за счет ведущего гуманитарного вуза Министерства обороны.

Во время переговорного процесса в качестве переводчиков, привлекаемых зарубежной стороной, можно видеть бывших преподавателей ВУ: Г. Экономова, В. Педченко, С. Гнилорыбова, В. Патрушева и других. За день работы по контракту по линии НАТО, посольства США и других контрактных организаций они получают от 250 до 400 долларов.

Нынешнее руководство Военного университета прилагает титанические усилия для сохранения преподавательского потенциала. В частности, был открыт платный факультет, где опытные преподаватели обучают гражданскую молодежь, получая дополнительное денежное вознаграждение. Однако усилий одного лишь руководства университета в сложившейся ситуации уже явно недостаточно.

Военных переводчиков также готовят на военных кафедрах гражданских вузов: МГЛУ, СПГУ, МГИМО. Однако военные преподаватели кафедр испытали такие же сложности, с которыми столкнулись их коллеги из Военного университета, и многие из них покинули Вооруженные Силы. В "благополучных" вузах, например в МГИМО, военные преподаватели находятся на ректорской дотации. Однако достаточно хорошо подготовленные выпускники не спешат надеть офицерский мундир из-за низкой оплачиваемости и непрестижности ратного труда.

Современные российские офицеры в отличие от офицеров царской России не смогли стать представителями нового правящего класса. Их общеобразовательный уровень катастрофически снижается и не сравним не только с уровнем дореволюционной России, но и с образованием, полученным в советские времена. Особенно это заметно на международных встречах российских офицеров с их иностранными коллегами, которые легко общаются друг с другом без помощи переводчиков. Осознав кадровый голод в офицерах, владеющих иностранными языками, руководство Вооруженных Сил в конце 90-х годов создало в Военном университете трехмесячные курсы начальной лингвистической подготовки офицеров Министерства обороны. Уровень знаний выпускников данных курсов соответствует уровню знаний курсанта 2-го курса факультета иностранных языков. Лучшие выпускники продолжают обучение на курсах ООН в городе Солнечногорске, а затем направляются за границу в качестве наблюдателей ООН. Однако постоянное расширение контактов со странами НАТО и возрастание военно-технического сотрудничества с другими странами настоятельно диктует качественное и количественное увеличение офицеров, владеющих английским языком, с одной стороны, а с другой - увеличение количества грамотных военных переводчиков. В последнее время новым руководством Министерства обороны предпринимаются шаги по нормализации ситуации. В частности, в ряде гражданских вузов страны созданы по аналогии со США военно-учебные центры для подготовки в том числе и военных переводчиков. Первые выпускники этих центров появятся лишь через пять лет, причем качество их подготовки остается под вопросом, так как в Вооруженных Силах нет такого числа опытных преподавателей военного перевода, которые смогли бы организовать качественный учебный процесс во всех этих центрах по всем необходимым Вооруженным Силам языкам.

В данной ситуации желательно создать единый координирующий центр подготовки военных переводчиков. Таким центром мог бы стать факультет иностранных языков. На базе этого же факультета можно было бы расширить курсы лингвистической подготовки офицеров, срочно увеличить урезанный набор этого года и создать необходимые условия для возвращения в качестве гражданских преподавателей (в настоящее время средняя заработная плата гражданского преподавателя в военном вузе составляет всего лишь около 5 тысяч рублей!) специалистов, ушедших в другие вузы.

Почти катастрофическую ситуацию с лингвистическим обеспечением в Вооруженных Силах можно исправить только благодаря быстрым и адекватным шагам (чтобы не повторилась ситуация 1956 года).

Сергей СТЕПАНОВ
полковник, начальник кафедры английского языка Военного университета МО РФ

Опубликовано в выпуске № 37 (253) за 17 сентября 2008 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц