Версия для печати

Как танки спасали Ил-2, а штрафник Героем Советского Союза стал

Пара вопросов, назвали трусом – и в машину его
Кустов Максим

Во время войны даже самые невероятные вещи становятся возможными, поразительно причудливо судьба тасует колоду.

Танкист Николай Орлов (сайт «Я помню») описал один из таких поразительных случаев, происходивший на его глазах. Во время этих событий он командовал танковым батальоном: «Под Кировоградом (1943 год – М.К.), то ли по дури, то ли еще по какой причине, сел на нейтралку Ил-2. Смотрю – летчик и стрелок выпрыгивают, ползут к нам. Летчик, старший лейтенант, давай у меня просить танк – вытаскивать самолет, и чуть ли не сам за рычаги».


Затея эта удалась: «Выделил им два танка, остальные с места прижали немцев огнем. Штурмовик вытащили». Летчик вместе с замполитом танкистов, вызвавшимся помочь, принялись осматривать самолет. Вот только все эти усилия оказались напрасными: «Ну, вроде как бы нашли они там что-то. Летчик попросил нас составить акт и подписать его. Только подписали ему, появляется машина с тремя офицерами СМЕРШа. Летчика – в оборот! Пара вопросов, назвали трусом – и в машину его. Ил с подвешенными бомбами так и остался на передке».


Не помогло летчику обнаруженное «что-то», надо полагать, неисправность самолета, объясняющая посадку на нейтральной полосе и подписанный танкистами акт об этом. Но на этом история не закончилась. Николаю Орлову суждена была новая встреча с пилотом Ил-2.


Через какое-то время танкисты получили приказ взять очередную высоту. Вместе с ними в атаку должны были идти штрафники - «осужденные за разные провинности офицеры».


Орлов вспоминал о встрече с ними перед атакой: «Смотрю – настрой боевой. Спросил, кто готов пойти в атаку танковым десантом. Хором отвечают: «Все!». Атака оказалась удачной, высоту танкисты и штрафники захватили и смогли удержать. Вот тут и напомнил о себе уже знакомый танкисту летчик:


«Со всех оставшихся в живых штрафников по итогам боя сняли судимость! … Один из них, раненый и окровавленный, буквально прыгнул на меня.
– Комбат, не узнаешь? Я тот летчик, что просил у тебя танк! Под Кировоградом… Помнишь?!
И пляшет вокруг меня.
– Смотри, поймал шальную. Теперь гарантировано летать буду! Спасибо тебе, танкист!
– Поздравляю, старлей. С тебя причитается за освобождение.
– Долга не держу! Вернусь в строй, «проставлюсь». Бывай, танкист!»


И ведь не соврал «смывший кровью», не обманул вернувшийся в небо летчик танкиста, не уронил чести ВВС РККА, «проставился», как и обещал. Вот как произошла их последняя встреча: «В 44-м под Бельцами у одного из домов наблюдаю бурное веселье. Баян, девки, перепляс… Перед симпатичной бабенкой лихо выплясывает разбитной парняга. Бог ты мой, кого я вижу? Так то ж мой летчик! Уже капитан, Звезда Героя на груди… Отошли в сторонку, вспомнили былое. Конечно, и про должок помянули. Вкатили с ним красного молдавского и разошлись навсегда…».


Если бы все фронтовые истории так замечательно заканчивались…


Максим Кустов

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц