Версия для печати

Тайное оружие современных войн

Ахмадуллин Владимир
Ровно год назад, 12 июля 2006 г., Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) начала боевые действия против базирующейся на юге Ливана радикальной шиитской группировки "Хезболла". Эта война считается для еврейского государства неудачной. Из главных "вдохновителей и организаторов" этой кампании двое - министр обороны Амир Перец и начальник Генштаба Дан Халуц - уже ушли со своих постов. Пребывание в должности главы правительства Эхуда Ольмерта также под большим вопросом. Премьер-министр, признав часть своих ошибок при организации атаки против "Хезболлы", тем не менее ухудшение своего имиджа связывает в первую очередь с пропагандистской "шумихой", организованной СМИ, в том и числе и мировыми, против него. Отчасти это правда, как и то, что и сам Израиль развернул против ливанских шиитов не только "горячую", но и информационную войну. Которую также проиграл...


ПОЧЕМУ ИЗРАИЛЬ ПРОИГРАЛ ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОТИВОБОРСТВО В ХОДЕ ВОЙНЫ С "ХЕЗБОЛЛОЙ"


Ровно год назад, 12 июля 2006 г., Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) начала боевые действия против базирующейся на юге Ливана радикальной шиитской группировки "Хезболла". Эта война считается для еврейского государства неудачной. Из главных "вдохновителей и организаторов" этой кампании двое - министр обороны Амир Перец и начальник Генштаба Дан Халуц - уже ушли со своих постов. Пребывание в должности главы правительства Эхуда Ольмерта также под большим вопросом. Премьер-министр, признав часть своих ошибок при организации атаки против "Хезболлы", тем не менее ухудшение своего имиджа связывает в первую очередь с пропагандистской "шумихой", организованной СМИ, в том и числе и мировыми, против него. Отчасти это правда, как и то, что и сам Израиль развернул против ливанских шиитов не только "горячую", но и информационную войну. Которую также проиграл...
{{direct_hor}}

Красноречие не спасло Амира Переца от проигрыша в информационной войне.
Фото из электронной книги ''Поражение Израиля в Ливане''
Боевые действия в Ливане действительно широко освещались мировыми СМИ. И действительно во многом с помощью журналистов между противоборствующими сторонами была развернута полноценная информационная война.

Как известно, повышенный интерес СМИ к войнам объясняется тем, что репортажи о боевых действиях обеспечивают телеканалам и газетам очень высокие рейтинги и способны значительно повысить их популярность. Так, именно благодаря первой войне в Заливе американский кабельный телеканал Си-эн-эн приобрел нынешнюю репутацию мирового эталона новостной журналистики. Для освещения военного конфликта 2006 г. Си-эн-эн, по имеющимся данным, отправил на Ближний Восток более 100 своих сотрудников, в том числе 25 журналистов. Директор "Си-эн-эн интернэшнл" Крис Крамер отметил, что арабо-израильский конфликт 2006 г. стал крупнейшим телепроектом канала с 2003 г., когда США ввели свои войска в Ирак.

Надо отметить и то, что с самого начала конфликта Израиль активно проводил масштабные информационные и, скажем так, противоинформационные операции. ВВС Израиля неоднократно бомбили передатчики и штаб-квартиру контролируемого "Хезболлой" телеканала "Аль-Манар". Израильские хакеры взламывали информационные сети ливанских СМИ, поэтому даже в эфир местных радиостанций попадали сообщения, разоблачающие "Хезболлу". На мобильные телефоны ливанцев посылались текстовые и голосовые сообщения, предупреждающие о том, что Израиль воюет только с экстремистами, но не с мирным населением.

На работающих в Израиле иностранных журналистов были наложены серьезные ограничения. В конце июля 2006 г. агентство Ассошиэйтед пресс (АП) распространило сообщение, в котором предупредило о том, что из-за существующей в еврейском государстве цензуры было вынуждено поступиться некоторыми "своими принципами". Как следовало из сообщения АП, СМИ запрещалось сообщать в реальном времени о точном месте падения ракет "Хезболлы", потерях среди израильтян в том случае, если пострадал стратегический объект, о посещении высокопоставленными чиновниками линии фронта. Журналисты также не имели права упоминать в своих статьях о времени, когда граждане покидают бомбоубежища. В сообщении АП цитировалось заявление главного военного цензора Израиля полковника С. Вакнин, которая практически угрожала журналистам, нарушающим установленные правила: "Я могу, например, издать приказ, который запретит освещение военных действий. Я могу закрыть газету или канал". Принципиально иную позицию по отношению к журналистам заняло руководство "Хезболлы". По словам главы каирского бюро американского издательского концерна "Макклэчи" Ханны Аллам, представители ливанских шиитов охотно общались с прессой и при этом не предъявляли корреспондентам никаких требований.

Впрочем, если верить газете "Джерусалим пост", то в начальный период военных действий израильское руководство также выражало полное удовлетворение тем, как освещали арабо-израильский конфликт иностранные журналисты. Например, советник премьер-министра по вопросам СМИ Ассаф Шарив объявил тогда, что западные СМИ цитируют израильтян в несколько раз чаще, чем палестинцев и ливанцев. Шарив также упоминал опрос, проведенный среди зрителей телеканала "Скай ньюс": 80% его участников заявили, что удары ЦАХАЛа по Ливану оправданы. Пресс-секретарь Министерства иностранных дел Израиля Гидеон Меир объяснял такой высокий процент поддержки мировым общественным мнением политики еврейского государства "слаженной работой" информационной машины страны. Однако спустя неделю оценка израильского руководства резко изменилась. Премьер-министр Эхуд Ольмерт посетовал, что "иностранное телевидение не показывает своим зрителям истинный масштаб и бесчеловечность действий "Хезболлы"... Жертва представлена как агрессор".

Да, надо признать главное: активно используя в своих интересах журналистов западных СМИ, руководство "Хезболлы" практически полностью обеспечило международное освещение конфликта в выгодном для себя свете. Характерным примером информационного противоборства с Израилем стали события вокруг ливанской деревни Кана. Ракетно-бомбовый удар израильских ВВС по этой деревне на юге Ливана, в результате которого погибли более 50 человек, был умело использован шиитами для формирования в мире крайне негативного общественного мнения об еврейском государстве как о жестоком агрессоре, грубо нарушающем международные принципы ведения военных действий. Так, фотографии мертвых ливанских детей были сразу же растиражированы крупнейшими мировыми СМИ. Возмущенная реакция международной общественности способствовала тому, что ООН пообещала провести официальное расследование этого инцидента.

Напомним, в 1996 г. произошел аналогичный случай. Тогда в результате израильского авианалета на эту же ливанскую деревню погибли более ста человек. Все они были беженцами, которые прятались от воздушных атак в здании миссии ООН. Израиль тогда объяснял происшедшее ошибкой, однако эксперты ООН, изучив обстоятельства дела, пришли к выводу, что возможность ошибки в данном случае была маловероятна. Правозащитники из "Международной амнистии" заявили, что пилоты намеренно атаковали здание с беженцами.

Поэтому в июле 2006 г. Израиль был озабочен не столько возможными правовыми последствиями, связанными с бомбардировками Каны и других населенных пунктов Ливана, сколько ущербом для своего имиджа в глазах мирового сообщества. Как отмечала в те дни газета "Джерусалим пост", на фоне фотографий убитых в Кане детей Эхуду Ольмерту и Амиру Перецу почти невозможно будет убедить мир в правомерности своих действий в Ливане. Поэтому, пытаясь не допустить превращения инцидента в Кане в пропагандистскую победу "Хезболлы", израильское руководство само перешло в наступление на информационном фронте. Уже на следующий день после бомбардировки Каны премьер-министр распорядился, чтобы пресс-служба ЦАХАЛа обнародовала видеозапись ракетных обстрелов, которые вели из этой деревни боевики-шииты. Эта запись, по мнению израильтян, должна была снизить "пропагандистский эффект" от опубликования в мировых СМИ снимков мертвых ливанских детей. Вслед за этим заявления израильских политиков и военных, сначала говоривших об "ошибке", сменились ответными обвинениями. В заявлении, выпущенном пресс-службой ЦАХАЛа, ответственность за любые жертвы среди гражданского населения Ливана была возложена на "Хезболлу", которая "прячется за спинами мирных жителей", а также на ливанское правительство, "неспособное пресечь деятельность экстремистов на территории своей страны".

Начальник штаба ВВС Израиля Амир Эшел даже придумал версию о том, что здание в Кане обрушилось только через семь часов после авианалета. К тому же, по его словам, военные атаковали совершенно другую цель, в 500 метрах от дома, в развалинах которого погибли люди. Согласно другой версии, выдвинутой израильскими ВВС, в здании сдетонировала взрывчатка, оставленная боевиками "Хезболлы". Посол Израиля при ООН Дан Гиллерман развил эту идею, предположив, что за обрушением здания в Кане стоит "Хезболла", которая либо сама организовала взрыв, либо насильно удерживала в доме мирных жителей, зная, что он может стать целью бомбардировок.

Объектом критики со стороны еврейского государства стали даже ливанские спасатели, которые, по мнению израильтян, приступили к разбору завалов "только тогда, когда на месте происшествия появились телекамеры".

Однако для формирования выгодной для Израиля информационной обстановки такого рода оправданий, ответных обвинений или простых лозунгов, наподобие предложенного министром юстиции Хаимом Рамоном ("Все, кто находится в южном Ливане, - террористы"), оказалось явно недостаточно. По мнению большинства экспертов, в конфликте 2006 г. с информационно-пропагандистской точки зрения Израиль не смог обеспечить себе имидж победителя или как минимум жертвы конфликта. Благодаря активной работе руководства "Хезболлы" с западными журналистами в мировых СМИ был сформирован образ еврейского государства именно как агрессора. Эксперты объясняют "такие перекосы" в освещении военного конфликта тем, что Израилю все же не удалось убедить общественность в реальности террористической угрозы со стороны шиитской радикальной организации.

Израильские политики, понятно, упрекали в предвзятости крупнейшие западные медиакомпании. Отчасти претензии к западным средствам массовой информации в этом плане закономерны, поскольку политические пристрастия крупнейших представителей медиарынка хорошо известны и почти не меняются с течением времени. Например, Би-би-си часто обвиняют в симпатиях к арабам, а американский телеканал "Фокс ньюс" считается откровенно произраильским. Неслучайно тема "неоднозначного" освещения боевых действий широко обсуждалась в Интернете. Пользователи, в частности, выясняли, какую позицию занимают Би-би-си, Си-эн-эн и другие ведущие международные СМИ. Особенной критике, причем с обеих сторон, подверглась британская вещательная корпорация Би-би-си. Одни пользователи Интернета были уверены, что телекомпания занимает произраильскую позицию, другие придерживались прямо противоположного мнения. С одной стороны, эта дискуссия в определенной степени снизила доверие к известному бренду, а с другой - продемонстрировала характерное для Би-би-си стремление к освещению событий с различных точек зрения.

Интересно отметить, что западные вещатели корректировали свою работу в соответствии с новыми требованиями аудитории. Так, Би-би-си чутко реагировала на мнение читателей и даже удалила с сайта фотографию АП, которая, как посчитали некоторые интернет-пользователи, могла быть сфабрикована. Как писала израильская пресса, снимок был удален сразу после того, как вещатель получил несколько электронных писем от интернет-пользователей. Внимательно следили за снимками не только электронные СМИ, но и газеты, например "Нью-Йорк таймс". Пытаясь обеспечить объективность, издание стало иллюстрировать статьи не одной фотографией, а двумя, причем по одной теме. Так, в материале "Случайные цели" были размещены два снимка - израильского ребенка, пострадавшего от ракет "Хезболлы", и снимок с телами ливанцев, которые погибли в результате израильского авиаудара.

Анализируя указанные особенности освещения конфликта различными международными СМИ, следует отметить, что в современных условиях многие вещатели, руководствуясь различными политическими, финансовыми и прочими интересами, как правило, представляют достаточно однобокую и тенденциозную точку зрения, случайно или намеренно вставая на ту или иную сторону в конфликте. Так, по мнению корреспондента "Немецкой волны" Карен Фишер, которая работала в июле-августе 2006 г. в Ливане, в мировых СМИ практически отсутствовало объективное освещение событий, прежде всего касающееся реальных масштабов разрушений. Преобладала шаблонная подача информации, основным содержанием которой был показ гигантских разрушений южного Ливана, а не анализ сложных и комплексных проблем этого конфликта.

В частности, в Европу в первую очередь попадали фотографии и видеосъемки разрушенных домов и дорог на юге Ливана, представляющие Израиль как жестокого агрессора. В то же время, по словам ряда независимых журналистов, в основном разрушения являлись результатом точечных ударов. Как полагает Карен Фишер, при освещении данного конфликта можно говорить как о преувеличении фактов, так и о манипулировании СМИ общественным мнением, между которыми существует достаточно тонкая грань. По словам журналистки, она сама сталкивалась с такими примерами. В одном случае, например, телекорреспондент вел репортаж из портового города Тир в Ливане. За его спиной было разрушенное здание, и он рассказывал о многочисленных жертвах и ущербе в результате израильских ракетно-бомбовых ударов. В то же время немецкая журналистка сама была свидетелем того, что в городе были разрушены всего несколько домов, в том числе и тот, перед фасадом которого велся репортаж, но никаких масштабных разрушений в Тире не было.

По мнению Карен Фишер, манипулирование общественным мнением частично связано с тем, что редакции требуют от своих корреспондентов передать им как можно более интересный, эксклюзивный и эмоциональный материал, и это в определенной мере делает журналистов заложниками таких заданий. Поэтому зачастую сообщения в СМИ приобретают уже собственную логику развития, которая может разительно отличаться от того, что происходит на самом деле. Подобная деятельность некоторых журналистов, работавших в зоне конфликта, вскоре привела к достаточно громкому скандалу. В начале августа 2007 г. на сайте Eureferendum.blogspot.com появилось сразу несколько сообщений, в которых приводились факты, свидетельствующие о том, что крупнейшие информагентства размещали на своих лентах постановочные снимки. В частности, редактор данного блог-ресурса Ричард Норт обратил внимание на то, как американское агентство АП размещало на ленте фотографии одной и той же убитой девочки. На снимке, который появился на ленте АП в 07:21, ребенок был заснят в карете скорой медицинской помощи. В 10:21 была обнародована фотография, на которой было показано, как девочку кладут в машину "скорой помощи". Наконец, в 10:44 вышла фотография, которая показывала, как спасатель несет девочку. При этом поблизости не было никаких признаков "скорой помощи". Похожие нестыковки внимательный редактор обнаружил и в работе Франс Пресс и Рейтер. Эту информацию процитировали некоторые американские СМИ, после чего новостным агентствам пришлось оправдываться. В частности, АП напомнило о том, что во время военных действий у репортеров не всегда есть возможность быстро отправить фотографии. А руководству Рейтер в итоге пришлось извиниться и удалить из архива почти тысячу фотографий, поскольку блоггеры обнаружили на сайте агентства два изображения, которые были обработаны в графическом редакторе.

Другой важной особенностью информационной войны в ходе ливанской кампании 2006 г. стали специфические приемы и способы ее ведения. Так, по сообщениям западной прессы, задолго до начала боевых действий в израильской армии было вновь развернуто подразделение психологических операций (ПсО) ЦАХАЛа, которое ранее активно действовало, но в 2000 г. подверглось сильному сокращению. Это произошло после скандального заявления, сделанного в октябре 1999 г. одним из корреспондентов газеты "Гаарец". Он, в частности, сообщил, что военнослужащие этой части использовали израильские СМИ, чтобы усилить пропагандистский эффект сообщений, которые им удалось разместить в арабской прессе. Главным образом эти сообщения касались причастности Ирана и "Хезболлы" к террористической деятельности. Офицеры подразделения ПсО активно сотрудничали с израильскими журналистами, освещающими события в арабском мире, предоставляли им статьи, переведенные из арабских газет, но доработанные специалистами ПсО, и требовали от местных СМИ публиковать их в Израиле. Подобные действия имели целью формирование в израильском обществе устойчивого стереотипа о росте опасности угрозы со стороны Ирана. Чтобы не допустить крупного скандала в ЦАХАЛе, занимавший в то время пост начальника военной разведки Амос Малка сократил финансирование ПсО. Большинство офицеров были переведены в другие службы. В штате подразделения была оставлена лишь должность командира группы пропаганды.

Однако серьезные трудности, с которыми столкнулся ЦАХАЛ в последние годы при попытках наладить эффективное информационное воздействие на палестинское общественное мнение, заставили армейское руководство пересмотреть свою точку зрения. В 2005 г. начальник Генерального штаба принял решение развернуть роту психологических операций под командованием ветерана разведки в звании полковника, имя которого не сообщается. На первоначальном этапе новому командиру было поручено отобрать в состав своего подразделения 70 солдат и офицеров, главным образом из числа тех, кто свободно владеет арабским языком.

Перед ротой ПсО была поставлена задача проводить информационные операции с целью оказания воздействия на палестинское общественное мнение, главным образом путем различных видов и способов пропаганды и психологической борьбы. Скажем, именно военнослужащие роты ПсО установили на пограничных переходах Карни и Рафиах, закрытых после совершения там терактов с человеческими жертвами, огромные щиты с надписью: "Закрыто из-за действий ХАМАС". Это, по мнению израильтян, должно было вызвать недовольство палестинцев акциями террористов.

С началом ливанской кампании рота ПсО начала активную работу, основным направлением которой стало воздействие печатной пропаганды на жителей юга Ливана и боевиков "Хезболлы". С помощью вертолетов над Ливаном было сброшено несколько миллионов листовок, в которых армейское командование объясняло важность борьбы Израиля с террором. Особый акцент был сделан на том, что за действия "Хезболлы" чаще всего расплачивается ни в чем не повинное мирное население, "лишая себя и своих детей нормальной, достойной человека жизни".

И все же, повторим, успех в проведении информационных операций был на стороне противников Израиля. Скажем, специалисты "Хезболлы", используя навыки, полученные, по некоторым сведениям, с помощью иранских инструкторов, сумели взломать коды и получили возможность отслеживать постоянно меняющиеся частоты израильских военных радиостанций, перехватывая сообщения обо всех потерях, которые несли подразделения ЦАХАЛа. Это позволило шиитам захватить преимущество в медиавойне - именно "Хезболла" первой сообщала о погибших израильтянах. Вот признание одного из израильских офицеров: "Они (боевики "Хезболлы". - Прим. В.А.) прослушивали наши секретные радиопереговоры самым профессиональным образом. Когда у нас были потери, подразделение, сражавшееся на передовой, немедленно передавало в штаб свои координаты и номер. "Хезболла" перехватывала это сообщение и тут же посылала его телеканалу "Аль-Манар", который транслировал его буквально в режиме он-лайн, задолго до того, как о погибшем сообщало официальное израильское радио".

Свой вклад в неудачи Израиля на информационном фронте внесли крайне популярные в настоящее время интернет-блоги (он-лайновые дневники пользователей), восполнявшие недостаток информации и освещавшие острые проблемы, которые, руководствуясь пресловутой "политкорректностью" и редакционной политикой, не поднимали в обычных СМИ. В блогах нет цензуры, для некоторых из них привычна анонимность, отсутствуют также другие ограничения, связанные с понимаемой по-разному журналистской этикой и риском потери штатной должности. Так, в августе 2006 г. по русскоязычному сегменту одного из самых популярных в мире интернет-блогов (www.livejournal.com, русский вариант "Живой журнал") широко прошла информация, что солдаты воюющих в Ливане частей ЦАХАЛа голодали или, по крайней мере, питались нерегулярно и испытывали трудности с получением продпайков и боеприпасов. Источник информации был неофициальным: родственники солдат, сами солдаты и резервисты, вернувшиеся из Ливана в связи с ротацией.

Одним из самых популярных авторов "Живого журнала" стал призванный в армию из запаса капитан медицинской службы Ян Каганов, который известен как популярный израильский писатель, поэт и звезда первой сборной КВН Израиля. Он, в частности, рассказал о том, в каких условиях пришлось воевать израильтянам: "На нас не хватало сущих мелочей: бронежилетов, касок, еды и воды. А также медицинского оборудования, которое запоздало на два дня, так что в субботу и воскресенье обезвоженных солдат я лечил просьбами попить теплую бурду из фляжки. Спасли себя, как всегда, сами резервисты, мотаясь по ухабам на личных машинах, покупая еду и лед за свои деньги и обеспечивая связь по личным мобильникам. Двое суток мы валялись около танков и БТР в 40-градусной жаре, без укрытий и бункеров. К счастью, в нашу сторону не стреляли, а от границы мы находились километрах в тридцати...".

Ссылки на свидетельство известного в русскоязычном Израиле интернет-автора широко цитировались в сети, увеличивая и без того нарастающее общественное недовольство и снижая моральный дух израильских военнослужащих и населения страны. В итоге 14 августа 2006 г., в день экстренного заседания Кнессета в связи с окончанием войны, нараставшее в Интернете стихийное гражданское недовольство руководством страны вылилось в открытую демонстрацию протеста израильтян перед зданием парламента в Иерусалиме. В частности, бывший соратник Ариэля Шарона полковник запаса Давид Татарский потребовал, "чтобы правительство несло ответственность за проигранную войну, унесшую жизни более сотни человек и заставившую больше миллиона жителей стать беженцами".

События июля-августа 2006 г. еще раз подтвердили, что в настоящее время информационные операции становятся неотъемлемой частью любых вооруженных конфликтов. Активное и умелое применение государством и вооруженными силами всей совокупности методов, приемов и способов использования в своих интересах международных СМИ и других информационно-пропагандистских инструментов формирует благоприятную внешне- и внутриполитическую обстановку, обеспечивает поддержку мирового общественного мнения и в конечном итоге нередко приводит к окончательной победе в войне.

Владимир АХМАДУЛЛИН

Опубликовано в выпуске № 26 (192) за 11 июля 2007 года

Loading...
Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц
Loading...