Версия для печати

Новые партизаны и "старые армии"

Цыганок Анатолий
Год назад началась крупномасштабная операция Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) против шиитского движения "Хезболла". Подготовка противоборствующих сторон к ведению боевых действий и сама война дали массу аналитического материала.


ИЗРАИЛЬСКАЯ ОПЕРАЦИЯ ПРОТИВ "ХЕЗБОЛЛЫ" КАК ОЧЕРЕДНОЕ ЗВЕНО В ЦЕПИ "МЯТЕЖЕВОЙН"


Год назад началась крупномасштабная операция Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) против шиитского движения "Хезболла". Подготовка противоборствующих сторон к ведению боевых действий и сама война дали массу аналитического материала.
{{direct_hor}}

Впервые за долгие годы израильская пехота возвращается домой без победы.
Фото с сайта www.hnn.co.il
В этой войне были представлены все элементы развертывания вооруженных сил с мирного на военное положение, происходило создание резервных формирований, воздушных, морских и наземных группировок. Велись воздушные, наземные и специальные операции. Происходила полномасштабная информационная война.

В ходе конфликта погибли 1347 человек (1187 ливанцев и 160 израильтян), ранены 4193 человека (4092 ливанца и 101 израильтянин). Заместителем главы политбюро движения "Хезболла" Махмудом Комати признана гибель 250 бойцов-шиитов (по данным Израиля, погибли 700 боевиков, 180 тел опознаны). По независимым источникам, в Израиле были ранены около 2800 человек, в том числе более 700 военнослужащих. По Израилю было выпущено 3970 ракет, а по Ливану - 100 000 снарядов. Израильской авиацией совершено более 12 000 самолето-вылетов боевой авиации и при этом нанесены удары по 7000 целям.

Сегодня уже ясно, что в технологическом отношении этот конфликт может рассматриваться как очередное звено в цепи войн "армии против партизан", или, как чаще называют на Западе, "мятежевойн". Ряд американских специалистов считают, что война в Ираке и война в Ливане - это образцы войн, которые будут идти в будущем. Что касается уроков этой войны для России, то в первую очередь, как представляется, нам требуется заняться разрешением одной из главных проблем - разработки стратегии и уточнения теории использования современных армий в противопартизанской (противомятежной) войне, как наиболее вероятной в ближайшие десятилетия в условиях широкого использования наземно-подземных комплексов и сооружений. И должны быть разработаны, в частности, разделы боевых уставов по особенностям ведения боевых действий в противопартизанской войне. Американская армия и Корпус морской пехоты США на основе изучения опыта Ирака, Афганистана и других конфликтов такого рода уже создали руководство по борьбе с инсургентами (Counterinsurgency Field Manual 3-24/MCWP 3-33.5), предназначенное для офицеров, начиная от командира батальона.

Если говорить о войне в Ливане, то она показала, что непропорциональное количество специалистов одной воинской специальности в высшем руководстве армии (в частности, в ЦАХАЛе - летчиков) приводит к определенным перекосам в развитии вооруженных сил. В Израиле основное внимание уделялось авиации в ущерб другим родам войск, поскольку тогдашний начальник Генштаба (а еще ранее - командующий ВВС) Дан Халуц являлся убежденным приверженцем концепции воздушной войны. Еще в 2001 г. он подчеркивал: "Широкомасштабное использование наземных подразделений проблематично из-за потерь гражданского населения. Решающее слово в войне принадлежит авиации. Поэтому нужно отказаться от некоторых догм, например концепции, согласно которой победа непременно означает территориальные приобретения: С моей точки зрения, нужно вообще прекратить использование такого понятия, как "бой на суше". Поэтому в Израиле упор был сделан на авиаудары, а приготовления к войне на земле шли ни шатко ни валко. Другой пример - передача в 2001 г. из частей, подчиненных разведывательному управлению Генштаба, в ВВС беспилотных летательных аппаратов-разведчиков, что уменьшило возможности наземной разведки.

Анализ боевых действий ЦАХАЛа подтверждает вывод о том, что излишняя или завышенная оценка эффективности авиации, даже в условиях абсолютного превосходства в воздухе, не может служить гарантией победы в войне, а уж тем более так невозможно разгромить партизанское движение. Военная кампания Израиля в Ливане наглядно показала, что победа над сепаратистами, террористами достигается, как было отмечено в американском исследовании Look Not to the Skies: The IAF vs. Surface-to-Surface Rocket Launchers, "не только с помощью ударов авиации и флота, в том числе и применением всевозможного высокоточного вооружения, а прежде всего с помощью наземных сил". Словом, роль Сухопутных войск по-прежнему остается основной, когда речь идет о действиях на земле.

Локальные войны в ХХI веке уже трижды (первый раз в войне в Чечне, второй раз в войне коалиционной группировки во главе с США в Ираке, третий раз в Ливане) подтвердили необходимость серьезной подготовки к информационному противоборству. Как Израиль, так и "Хезболла" использовали дезинформацию и вхождение в сети управления противника, передавая даже ложные команды, адресованные конкретным командирам.

ЦАХАЛ и боевые формирования ливанских шиитов в массовом порядке использовали беспилотные летательные аппараты в целях разведки, наблюдения и нанесения ударов по выявленным целям. Израиль не смог своевременно обнаружить "партизанские" БПЛА, так как имеющиеся на вооружении ЦАХАЛа радиолокационные комплексы оказались бессильны для решения этой задачи. В то же время именно беспилотники помогли "Хезболле" вывести из строя израильский корвет и обеспечили доставку взрывчатых веществ на глубину 95 км территории еврейского государства.

Израиль сейчас серьезно изучает и другую проблему: почему не удалось в массовом порядке применить аэромобильные подразделения (они входят в состав ВВС). Все попытки командования ЦАХАЛа организовать отдельные операции силами аэромобильных частей или бросить их на поддержку наступающих пехотных подразделений закончились неудачей. Поэтому основная нагрузка в ходе всей войны легла на пехотные и танковые бригады.

Еще один важный урок войны в Ливане. В современных условиях, когда время на принятие решения по огневому воздействию сведено к минимуму, а средства разведки позволяют обнаруживать противника на достаточно большом расстоянии, исключающем визуальное опознавание, как признавали израильские аналитики, "огонь по своим" велся неоднократно: артиллерии и танков - по собственным разведчикам и спецназовцам, артиллерии и кораблей - по выдвигающимся подразделениям наземных сил на приморском направлении. Нанесенные краской опознавательные знаки на технике в условиях сильной запыленности становились трудноразличимы. Для визуального опознавания автотранспорта использовались цветные полотнища, размещенные на корме машин.

А какие выводы следуют для Российской армии из этой войны?

Первый вывод. Документально подтверждено, что ВВС Израиля испытали на юге Ливана оружие нового поколения, которое Соединенные Штаты уже использовали в Афганистане и Ираке для поражения глубоко расположенных бетонированных объектов. При этом боеприпасы снаряжались обогащенным ураном, что повлекло радиоактивное заражение местности. Для нас из этого следует вывод о том, что угроза применения современными армиями высокообогащенного урана не исключена, а возможно, и усиливается, поэтому поддержание в высокой боевой готовности частей и подразделений РХЗ и усиление подготовленности войск к таким действиям - насущная задача.

Рядом английских, французских и арабских экспертов выдвинуто предположение, что в некоторых боеголовках управляемых бомб и ракет взрывное устройство было заменено на Е-заряд (тактическое электромагнитное оружие). Можно допустить, что создание электромагнитного поля с частотой гамма-излучения способно вызвать расщепление атома отличными от ныне известных способами. Вероятно, проведено испытание воздействия электромагнитного поля в ограниченном тактическом пространстве на приборы управления и наблюдения и системы огня бронеобъектов.

Для российских Вооруженных Сил из этого предположения следует такой вывод: при проектировании новых образцов наземного тяжелого вооружения (танков, САУ, бронетранспортеров), кораблей и самолетов необходимо учитывать поражающий фактор электромагнитного поля тактического масштаба, выводящий из строя электронику. Поэтому следует предусматривать и дублирование систем электроники механическим ручным управлением бронетанкового и самоходного артиллерийского вооружения и т.д.

Вывод второй. "Ракетный дождь" "Хезболлы" вскрыл вопиющие недостатки в организации противоракетной и противовоздушной обороны Израиля, которая показала абсолютную неспособность поразить реактивные снаряды (ракеты) "кассам" и "катюши" на низколетящих траекториях. А израильские ВМС даже "не справились" с дозвуковой противокорабельной ракетой "Хезболлы" (предполагается, что это был модернизированный вариант французской ракеты "Экзосет"). Понятно и то, что некая третья страна (Иран? КНДР?), поставившая эти противокорабельные ракеты, провела испытание своего оружия в реальных боевых условиях. И оно прошло успешно: первой ракетой поражен израильский корвет, второй - рядом находящееся судно.

Для России это означает, что следует перенацелить часть сил и средств на разработку комплексов вооружений тактической противоракетной обороны для поражения реактивных снарядов с низколетящими траекториями. При этом учесть опыт ЦАХАЛа, показавший, что совмещение средств разведки и поражения баллистических ракет и ракет на низких траекториях нецелесообразно. Совмещенный "комбайн" израильско-американских противокосмических и противоракетных средств оказался неэффективным.

Вывод третий. Значительные потери израильтяне понесли при ведении боевых действий на участках местности, насыщенных наземно-подземными сооружениями. Так что, если учесть при этом и опыт боевых действий в Афганистане, назрела необходимость разработки отдельного раздела боевых уставов - об особенностях ведения боевых действий подразделениями и частями в наземно-подземных и бункерных сооружениях.

Вывод четвертый. Следует обратить внимание на созданные в ЦАХАЛе "центры организации огня" авиационной и артиллерийской поддержки войск, появившиеся в израильской армии в результате ее перевода на цифровые технологии. Новые центры, если вспомнить планы их создания, должны были в реальном масштабе времени координировать нанесение ударов ВВС и артиллерии в интересах пехоты и танков. Однако в реальной боевой обстановке лета 2006 г. взаимодействие этих центров с ротами, батальонами, бригадами Сухопутных войск оказалось низким, особенно по эффективности поражения целей. Полагаясь больше на электронные данные от ВВС и артиллерийских частей, "центры организации огня" почему-то не реагировали на информацию армейских полевых частей о том, что цели не подавлены.

Вывод пятый. При анализе поражения израильской бронетанковой техники (до 60 единиц) выяснилось несколько важных моментов. Так, были выявлены серьезные пробелы в подготовке танкистов, которые оказались не обученными особенностям ведения войны с формированиями боевиков. Особые претензии были высказаны к подготовке танковых экипажей, не овладевших навыками противодействия ПТУР (не сумевших поставить дымовые завесы, не практиковавших огонь с ходу для "сбивания" прицела, не обученных отходу задним ходом без разворота танка). Отмечалось, что боевиками также велся огонь зажигательными боеприпасами по личным вещам экипажа, разнородным предметам, закрепленным на корме танков и бронемашин, что вызвало поджог трех танков "Меркава" (два Merkava Mк2 и один Merkava Mк4). А при горении личных вещей экипажа отмечалось сильное задымление боевого отделения.

Видимо, в Российской армии при подготовке экипажей следует учесть необходимость освобождения танков от разнородных предметов и обучения приемам постановки дымовых завес с использованием термодымовой аппаратуры и способам движения задним ходом без разворота башни.

Вывод шестой. При подготовке мотострелковых, воздушно-десантных подразделений к "противопартизанским действиям" следует учесть тактические приемы соприкосновения с противником на предельно коротких дистанциях. Именно такая тактика применялась командирами боевых групп "Хезболлы" при действиях "вне большого подразделения" и без возможности получить какую-либо поддержку от "старших начальников". Не помешает и обучить наши подразделения приемам и способам действий отделения, взвода "в окружении" и рукопашному бою, а также ввести в разделы тактической подготовки мотострелковой, воздушно-десантной роты тему "Деблокирование окруженного взвода и отделения".

Вывод седьмой касается подготовки разведчиков и частей специального назначения. Израильские специалисты отмечали "деквалификацию" разведчиков (бойцы не могли вести самостоятельную разведку, поскольку имели навыки наблюдения на территории Иудеи и Самарии, но совсем другое потребовалось в Ливане, другой уровень и навыки для определения мест установки легких ракет "катюш"). Ведущей силой по борьбе с "катюшами", как считается теперь в Израиле, должны быть разведывательные подразделения пехоты и специальных войск. Отныне в составе израильских разведывательных рот появятся снайперско-разведывательные взводы. Вводится отдельная программа обучения разведывательных подразделений обнаружению и уничтожению легких ракет. Сам собой напрашивается аналог с Чечней, где до сих пор спецназу требуются навыки притивоснайперской борьбы и самостоятельного уничтожения легких ракет и "кочующих расчетов" боевиков (или с привлечением артиллерии, или наведением авиации).

Обо всех этих уроках и выводах руководству российских Вооруженных Сил не следует забывать при формировании облика перспективной армии.

Анатолий ЦЫГАНОК
руководитель Центра военного прогнозирования, кандидат военных наук

Опубликовано в выпуске № 26 (192) за 11 июля 2007 года

Загрузка...

 

 

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц