Версия для печати

Шпага первой степени

Александр I приравнял оружие к государственным наградам
Чуприн Константин
Коллаж Андрея Седых

Государственная традиция вручать в качестве воинской награды за доблесть и отвагу оружие восходит к глубокой древности. Отличившиеся римские легионеры поощрялись особыми копьями «гаста пура» или «гаста донатика»: простые солдаты и младшие центурионы – деревянными, а старшие по званию – железными и серебряными.

Регалия считалась престижной независимо от материала изготовления и социального положения обладателя. Ведь таким копьем обладал и сам цезарь – правда, золотым.

В Киевской Руси существовал княжеский обычай награждать самых храбрых дружинников доспехами, в том числе западноевропейского и восточного происхождения. Если не считать фольклорных случаев вручения богатырям мечей-кладенцов (русских аналогов британского Экскалибура и магометанского Зульфикара), первый исторически документированный факт награждения оружием в нашей стране относится к 1642 году, когда царь Михаил Федорович пожаловал именную саблю стольнику Богдану Хитрово – в некотором роде авансом. И тот оправдал высокое доверие государя, впоследствии, уже при Алексее Михайловиче, руководя укреплением засечных черт и отличившись в войнах с поляками и шведами.

Награжденный мог иметь на Георгиевском оружии золотой эфес, но за свой счет

В Московском государстве награждение оружием вряд ли отличалось по значимости от вручения других царских подарков, скажем, дорогих кубков, атласных кафтанов и соболиных шуб. Видимо, первым в нашей истории определил исключительно воинский статус наградного оружия (коим поощрял своих полководцев и флотоводцев) Петр Великий. Так, позолоченные шпаги, украшенные бриллиантами, получили генерал-адмирал Федор Апраксин, взявший в 1710 году у шведов Выборг, и будущий обладатель этого чина Михаил Голицын, командовавший отрядом галер в сражении при Гренгаме (1720). С 1774-го такое холодное оружие стало называться золотым. К нему относились не только шпаги, но также сабли и палаши.

Золотым оружием были награждены полководцы, участвовавшие в Русско-турецкой войне 1768–1774 годов, включая Петра Румянцева, Григория Потемкина и Александра Суворова. В 1788-м Александр Васильевич получил за славные виктории над турками еще одну такую шпагу. Тогда же высочайшим соизволением золотым оружием начали поощрять штаб- и обер-офицеров. Правда, их наградные сабли и шпаги были скромнее, чем у военачальников, – без драгоценных камней. С этого времени на эфесах золотого оружия гравировалась надпись «За храбрость». Наличием данной надписи на вызолоченном медном эфесе оно и отличалось от обыкновенного холодного.

Долгое время золотое оружие вручалось как бы неофициально. Протокольно к числу государственных наград его причислили имевшим обратную силу указом императора Александра I от 28 сентября 1807 года, который установил, что «жалованные Нами и предками Нашими за воинские подвиги генералитету и штаб- и обер-офицерам золотые и с надписью шпаги с алмазными украшениями и без оных, яко памятник Нашего к тем подвигам уважения, причисляются к прочим знакам отличия, отчего и повелеваем всех тех, коим такие шпаги доныне пожалованы и пожалованы будут, внести и вносить впоследствии в общий с кавалерами российских орденов список». Тем рескриптом были установлены четыре степени такого оружия – просто золоченое, с надписью «За храбрость», с алмазами, с алмазами и лаврами.

В 1859 году установили ограничение – обер-офицер (то есть младший офицер) мог получить золотое оружие, только если был кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени или Святой Анны 4-й степени. Золотое оружие кавалеров ордена Святой Анны известно под названием Анненского. На эфесе крепился знак этого ордена.

В военном флоте наградное оружие было представлено саблями и кортиками. В 1913 году все оно стало называться Георгиевским с размещением на нем соответствующего эмалевого крестика. По желанию награжденный мог иметь на Георгиевском оружии не позолоченный, а золотой эфес, но за свой счет.

Статистика поощрения золотым и Георгиевским оружием известна. Так, за войну с Наполеоном (1812–1815) награждение производилось более тысячи раз, за Крымскую (1853–1856) – 456, за Русско-турецкую (1877–1878) – 500, за Русско-японскую (1904–1905) – 600, за годы Первой мировой – свыше 5600. В 1916 году за успешное наступление Юго-Западного фронта генералы Брусилов и Деникин были удостоены Георгиевского оружия с бриллиантами, причем Антон Иванович – вторично.

Опубликовано в выпуске № 45 (758) за 20 ноября 2018 года

 

 

Вниманию читателей «ВПК»

  • Past:
  • 3 дня
  • Неделя
  • Месяц